Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Вперёд в прошлое. Настоящий Сытин

Предыдущая публикация

Это я к тому, что нынче есть еще какой-то Сытин, редкостный кретин, белоленточный червь и вечный телевизионный тусовщик. Или был недавно, да лучше бы его не было. Позорит, гад, фамилию!
Ну а вот - про настоящего Сытина. Писано в 2011 году.

России требуется новый Сытин

Иван Дмитриевич Сытин, 160 лет со дня рождения которого исполняется 5 февраля, был глубоко типичной русской личностью, характерной для переломной эпохи, в которой ему суждено было жить, работать и выживать. Впрочем, в одну эпоху этот удивительный человек не уместился.

Он родился в Российской империи, в костромской глубинке, еще до отмены крепостного права, а умер в СССР, персональным советским пенсионером. Дистанция огромного размера. За это время страна изменилась до неузнаваемости. Только Сытин себе не изменял. Хотя многое в его биографии кажется парадоксальным. Русский купец и, можно сказать, фабрикант, которому советское правительство доверяло различные деликатные поручения – вроде бы, невероятная комбинация. Но все было логично.

Прежде всего, "роман" Сытина с большевиками складывался не так уж гладко. В апреле 1918 года он даже был отправлен в тюрьму, без всякого суда, по соображениям революционной целесообразности. Правда, этот прискорбный эпизод был недолгим. А вот вся его собственность – типографии, издательства, магазины – были национализированы решительно и бесповоротно. Его газеты – безоговорочно закрыты за критику новой власти (из-за чего, собственно, пострадал и их хозяин).
Но у Сытина к этому времени сформировался такой мощный международный авторитет, что логичнее было его использовать для собственной выгоды, чем репрессировать носителя этого авторитета. Прагматизм и цинизм был совсем не чужд многим советским деятелям во главе с первым председателем Совнаркома Ульяновым-Лениным.

Поэтому они по полной программе отработали знаменитый "бренд" (выражаясь на современный лад), принялись печатать под маркой издательства Сытина нужные им книги, например, брошюры с коммунистической пропагандой. Заодно при помощи этого видного "буржуазного спеца" приобретали типографское оборудование и материалы, включая новые технологии. А в благодарность за его услуги не только выделили ему персональную пенсию, но и оставили квартиру, возвели, так сказать, в "статус" профессора Преображенского из булгаковской повести "Собачье сердце".

Имелась и еще одна, на первый взгляд, иррациональная причина для сближения Сытина с большевистской властью. У них было одно общее дело: ликбез, то есть ликвидация безграмотности. В Советском Союзе этот процесс был поставлен на государственную основу и достиг промышленных оборотов. До революции 1917 года Иван Дмитриевич занимался этим почти в одиночку. Недаром он вошел в историю не просто как российский предприниматель и книгоиздатель, но еще и просветитель.

И тут тоже без парадоксов не обошлось. Просветитель и упорный ликвидатор безграмотности Сытин сам был не особо грамотным. Ничего удивительного: всего образования у него было – сельская начальная школа при волостном правлении, которую сам бывший ученик вспоминал без всякого восторга, а скорее с содроганием. "Школа была одноклассная, в преподавании – полная безалаберность. Учеников пороли, ставили в угол на колени или же на горох, нередко давали и подзатыльники. Учитель появлялся в классе иногда в пьяном виде. А в результате всего этого – полная распущенность учеников и пренебрежение к урокам, Я вышел из школы ленивым и получил отвращение к учению и книге – так опротивела за три года зубрежка наизусть. Я знал от слова до слова весь псалтырь и часовник, и ничего, кроме слов, в голове не осталось", – писал, а вернее надиктовывал Сытин в своих мемуарах.

Изъяны в просвещенности незаурядного просветителя не без удивления замечали многие его великие современники. "Это интересный человек. Большой, но совершенно безграмотный издатель, вышедший из народа. Сочетание энергии вместе с вялостью и чисто суворинскою бесхарактерностью", – писал о нем Антон Павлович Чехов. И он же упоминал другую важную особенность его книжного "бизнеса": "У Сытина русским духом пахнет, и мужика покупателя не толкают в шею".
Крупный предприниматель, миллионщик оставался близок народу, в том числе и своей безграмотностью. Которую он сам прекрасно осознавал и всю жизнь старался преодолеть. На юбилейных торжествах, посвященных 50-летию деятельности издателя (они проходили в феврале 1917 года, непосредственно накануне первой революции), его старый друг, симбирский писатель и краевед Павел Мартынов, произнес важные слова: "Недостаток образования во многом помешал этому замечательному человеку. Но, может быть, благодаря этому недостатку деятельность Сытина и заслуживает признательности. Сытин не то что любит и признает просвещение. Он влюблен в него. И если можно говорить об идейной стороне его деятельности, то именно в этом смысле".

В этом и есть основная заслуга Сытина. Как очень многие русские капиталисты его времени, он не просто зарабатывал деньги и извлекал прибыль. Он упорно старался преодолеть безграмотность не только свою, но и потребителей его книжной продукции. Выпускал словари, календари, энциклопедии, издавал журналы и газеты, но самое главное – наладил массовый выпуск недорогих изданий русских классиков, доступных для самого простого покупателя и читателя. Старался реализовать мечту Николая Некрасова:
Эх! эх! придет ли времечко,
Когда (приди, желанное!..)
Когда мужик не Блюхера
И не милорда глупого –
Белинского и Гоголя
С базара понесет?

Сразу поясню, что Блюхер – это знаменитый прусский военачальник, один из победителей Наполеона, и "комиксы", посвященные его жизнеописанию, были очень популярны в народных массах.

Вот так вот Иван Сытин почти всю сознательную жизнь занимался не просто издательским бизнесом, но и ликбезом. Затем ему на смену пришла советская власть. И даже якобы сумела сделать СССР "самой читающей страной" в мире. Но Союз рухнул, и теперь, в условиях новой России, видимо, надо все начинать с начала. Теперь уже не сумки странствующих коробейников, а прилавки книжных магазинов заполнили новые "блюхеры" и "милорды глупые". Социологические опросы показывают, что россияне читают все меньше и меньше, а если и читают, то отнюдь не русскую классику, которую уже совсем не знают.

Можно не удивляться тому, что во время трансляции сериала "Идиот" по Достоевскому телезрители в массовом порядке заключали пари: кто из героев на ком женится и кого убьет. Ну не знают люди сюжет романа, не входящего и никогда не входившего в школьную программу. Но автор этих строк лично присутствовал на спектакле "Ревизор" (неважно, в каком театре), где публика непосредственно и потрясенно реагировала на неожиданный для нее финал с немой сценой. А ведь хрестоматийную пьесу Гоголя проходят во всех школах...
Строго говоря, нужен новый ликбез. Вот только непонятно, кто будет этим заниматься.
Государство полностью устранилось от всех подобных процессов. А нового издателя, такого, как Иван Дмитриевич Сытин, в условиях современного капитализма, к сожалению, не видно днем с огнем. Книги постоянно и неуклонно дорожают. И ни о каком выпуске доступных по цене книг хотя бы русских классических авторов даже речь не идет. Уроки судьбы книгоиздателя-просветителя до сих пор не извлечены.

Вперед в прошлое. Мои исторические публикации
Tags: история
Subscribe

  • Про козлов из Пенсионного фонда

    Работникам Пенсионного фонда желаю всего самого плохого. Месяц назад - МЕСЯЦ! - я сдал все документы для оформления пенсии. Срок мой как раз настал…

  • ЗлоЭбучее государство!

    Человек уже на том свете, о чем я написал недавно, а проклятое государство продолжает предъявлять ему претензии. Увы, это свойство всех государств

  • Издевательство

    На Че Гевару в шоколаде мне наплевать, Мэрилин Монро тоже уже не затронуть, а вот Маяковский-клюква - это полнейшее безобразие за гранью приличий.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment