Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Катехизис правозащитника

Предыдущая публикация
Имелись в виду настоящие правозащитники, а не та сомнительная публика типа Льва Пономарева, мелкие политические гешефтмахеры, которые у нас так себя называют.
Как написал я в свое время, тема скучноватая, но важная.
Ну и вот та заметка для РИА Новости. Чтобы мне не указывали на несоответствие дат и цифр, поясняю: написано это было в 2010 году.

Четвертое ноября вполне можно было бы объявить международным профессиональным праздником правозащитников. Именно в этот день 60 лет назад, в 1950 году, был сделан первый реальный шаг в становлении этой "отрасли" – подписана Конвенция о защите прав человека и основных свобод, разработанная Советом Европы.

Формально это был второй шаг. Еще за два года до того на сессии Генеральной ассамблеи ООН была принята Всеобщая декларация прав человека. Но декларация – она и есть декларация. Красивые слова, благие намерения, вежливые рекомендации. Недаром тот документ одобрили единогласно все члены, в том числе и Советский Союз, где в 1948 году о таком понятии, как "права человека", вообще никто не слыхал.
От имени СССР за декларацию проголосовал Андрей Вышинский, который затем позволил себе ее покритиковать: "Несмотря на некоторые свои достоинства, этот проект имеет ряд крупных недостатков, главный из которых заключается в его формально-юридическом характере и отсутствии в этом проекте каких бы то ни было мероприятий, которые были бы способны содействовать осуществлению провозглашенных в этом проекте основных свобод и прав человека".
Удивительная иезуитская наглость, если учесть, что сам Вышинский перешел на дипломатическую работу с поста Прокурора СССР, на котором он активно надругался над свободами и правами граждан своей страны. Однако по существу советский профессиональный "обвинитель врагов народа" был прав. Авторы документа выступали за все хорошее и против всего плохого, но не предлагали никаких механизмов для осуществления своих пожеланий.

В Конвенции 1950 года такие механизмы уже предусмотрены были. Для контроля над соблюдением взятых на себя обязательств Совет Европы должен был создать и комиссию по правам человека, и – самое главное – Европейский суд по правам человека, который впоследствии развернулся в полную силу. Сегодня этот международный судебный орган не может проигнорировать ни одна европейская страна.
60 лет назад о подобных масштабах влияния не помышляли. Конвенция отличалась реалистичностью и, в отличие от ООНовской декларации, не претендовала на глобальный охват, даже в пределах Старого Света. Это не удивительно: документ подписали только те государства, которые на самом деле намеревались его пункты соблюдать, даже послевоенная Германия не сразу присоединилась.

Но и в "старой Европе" реализация положений Конвенции началась со скрипом, с трудом и с немалыми задержками. Сама она вступила в действие только через три года, комиссию по правам человека учредили через четыре, суд в Страсбурге начал работать вообще через девять лет.
И это тоже было логично. На дворе стояли пятидесятые годы: хозяйство не было полностью восстановлено после страшной разрушительной войны; мир был расколот; на момент подписания Конвенции на другом конце Евразии вовсю шла Корейская война, которая могла превратиться в Третью мировую... Тема прав человека никак не могла быть приоритетной.

С другой стороны, именно раскол мира на два лагеря и холодная война постепенно вывели эту тему на первый план. Обвинения в нарушении прав и свобод граждан превратились в мощное политическое оружие Запада против Советского Союза и его сателлитов. Применять всерьез это оружие "массового идеологического поражения" стали уже в 70-е годы ХХ века, особенно после того, как СССР подписал в 1975 году в Хельсинки Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, 35-летие которого отмечалось 1 августа.
К середине 70-х в Союзе и в других социалистических странах сформировались немногочисленные, но энергичные и целеустремленные группы диссидентов, которые начали бороться за соблюдение прав человека. Объективно они работали на подрыв и ослабление своих социалистических режимов. Естественно, это устраивало западных политиков, которые охотно использовали и неполитические правозащитные организации, и комиссию по правам человека и Страсбургский суд в битве за геополитические зоны влияния.

Это вовсе не значит, что советские диссиденты были "агентами Запада". Просто их интересы стратегически совпадали с главными задачами, заявленными в Конвенции: запрещение пыток, свобода передвижения, свобода совести, свобода собраний, запрещение высылки граждан и так далее, и тому подобное. Понятно, что практически все эти свободы попирались и нарушались в СССР и других странах соцлагеря в массовом порядке.
И когда политики из западноевропейских стран упрекали в этом своих коллег из соцстран, это уже нельзя было назвать "вмешательством во внутренние дела". Не на что было обижаться: в Хельсинкском акте, который все подписали, заранее было предусмотрено, что права человека не являются внутренним делом государств-подписантов.

В то же время к благородному делу борьбы за права человека начали активно припутывать большую политику, с ее лицемерием и двойными стандартами. Западных лидеров, судя по их декларациям, очень волновала судьба инакомыслящих в Советском Союзе, но они смотрели сквозь пальцы на точно такие же нарушения во многих странах, которые выступали в холодной войне на их стороне.
Среди правителей этих стран встречались и настоящие кровавые диктаторы. Существует байка, что про одного из них президент США Рузвельт говорил: он сукин сын, но это наш сукин сын. И хотя историки не обнаружили доказательств того, что подобная фраза когда-либо была произнесена, она точно характеризует реальную ситуацию. Ее мог сказать любой американский президент, европейский премьер-министр и советский генсек.

Впрочем, Конвенция 1950 года и дальнейшие документы, принятые в ее развитие, официально касались только Европы. И, в конечном счете, благодаря этому катехизису правозащитников было спасено немало жертв советского режима. Борьба за реализацию принципов свободы передвижения помогла многим людям выжить. В конце концов, это важнее, чем всякие идеологические и политические заморочки.

Вперед в прошлое. Мои исторические публикации
Tags: история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Японский плен славного флотоводца

    Василий Михайлович Головнин. Записки о приключениях его в плену у японцев. Замечательно интересная книга, читается взахлёб, автор хоть и не…

  • Эдита Груберова R.I.P

    Edita Gruberová. Очень жаль, прекрасная певица, ее называли "королевой колоратуры". Рановато скончалась по нынешним временам, в 74 года. Но хотя…

  • Мой ретро-фотовернисаж. И опять пора на кладбище

    Предыдущие фотографии Знаменитое, мемориальное, Новодевичье, куда еще не раз можно сходить, если буду жив. Кладбищенское. Не почтенные могилы 5…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments