Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Вперёд в прошлое. Памяти жертв репрессий

Предыдущая публикация
Заметка тогда мне показалась слабой, без вдохновения, несколько дежурной и вымученной. Но вот перечитал спустя 10 лет, и вижу, что всё написано по делу, четко, ясно и конкретно. Да и тема важная, серьёзная. Надо выложить!
А то уж совсем нынче охренели в отрицании и вычеркивании трагических страниц нашей истории. Ни стыда, ни совести, ни мозгов!

Ну и вот

Мне любопытно: вот те, которые всё это отрицают, они что имеют в виду?
Что никого не сажали, лагерей не было, а если были, то там царила чудесная атмосфера и перековывали-исправляли редких нехороших советских граждан?
Что всех сажали правильно? Что в СССР водились миллионы врагов народа, преступников, изменников, которые все хотели убить Сталина, были шпионами и рыли туннели от Тамбова до Бомбея?
Или что с нами иначе нельзя, что нас надо побольше-помассовиднее сажать и расстреливать? Отчего бы им самим не отправиться на лесоповал - поработать под дулами вертухаев...
Нынешние сталинисты дня не смогли бы прожить при своём кумире.

Кстати, есть точно такие же либералы и "демократы", которые прославляют и воспевают Пиночета. Отправить бы их всех на стадион в Сантьяго.

Чтить память погибших, помогать выжившим

30 октября в России отмечается День жертв политических репрессий, которые продолжались на просторах нашей родины на протяжении почти всего ХХ века. Траурная дата была установлена Верховным Советом РСФСР в 1991 году в память о голодовке узников лагерей в Мордовии, начавшейся в этот день в 1974 году. А в декабре 1986 года в тюремной больнице скончался после длительной голодовки диссидент Анатолий Марченко, который и стал последней жертвой узаконенного государственного беспредела.

К сожалению, первую жертву репрессий невозможно назвать с такой же определенностью. Да и точное их число не поддается подсчетам. Ясно только, что речь идет о миллионах человеческих жизней, даже если считать только расстрелянных и погибших в тюрьмах и лагерях. Мрачная история, которую нам нельзя забывать.
Что еще может сделать с этим темным прошлым общество и государство? Впрочем, государство свои функции выполняет: реабилитирует и материально компенсирует. Начался этот процесс еще в СССР, при Хрущеве, за что ему можно простить все остальные политические грехи. Продолжился при Горбачеве, а основной корпус законодательных актов был принят уже российским Верховным Советом.

Конечно, компенсировать деньгами муки и страдания нереально. Но если уж руководители государства осудили действия своих предшественников, а тем более если признали их преступными, то обязаны хотя бы помочь материально жертвам тех преступных действий.
А заодно поддержать их морально – в том числе и назначив официальный День памяти, когда гражданам предоставляется право и возможность проводить траурные церемонии – митинги, собрания и так далее. В Москве в этот день принято возлагать венки и цветы к Соловецкому камню на Лубянской площади. В этом мероприятии есть свой дополнительный символизм, так как на этой площади располагалось учреждение, с которым неразрывно ассоциируются репрессии.

Чтить память погибших и по возможности помогать выжившим – вот и все, что требуется от государственных инстанций. Однако многие представители «прогрессивной общественности», публицисты и правозащитники, не готовы этим удовлетвориться и пытаются придумать дополнительные формы «разрыва с проклятым прошлым».
Например, недавно назначенный советник президента и председатель Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Михаил Федотов заявил, что займется «десталинизацией общественного сознания». Что имел в виду опытный юрист и чиновник, понять невозможно.
Можно заниматься «десталинизацией» законодательства, например, дабы исключить саму возможность возобновления репрессий со стороны государства. Но все эти операции давно уже произведены. А общественное сознание не реформируется при помощи директив или благих пожеланий.

Столь же бессмысленна идея о так называемом «суде над коммунизмом» или «суде над КПСС» по типу Нюрнбергского процесса, о необходимости которого периодически говорят отдельные общественные деятели. Да, так получилось, что все репрессии производились по инициативе и под руководством компартии, которая трижды меняла свое название – РСДРП(б) – ВКП(б) – КПСС.
Но тут правомерен грибоедовский вопрос: а судьи кто? В позднесоветское время в КПСС состояло более 18 миллионов человек, среди которых числились если не все, то очень многие из тех, кто после 1991 года превратился в «борцов с коммунизмом». В связи с чем, кстати, абсурдными и бессмысленными выглядели разговоры о люстрациях – то есть недопущении до государственных должностей лиц, занимавших видное положение в «преступной» коммунистической партии.

Пришлось бы в 1991 году полностью обезглавить страну, так как президент и главный антикоммунист Борис Ельцин являлся, как известно, бывшим первым секретарем обкома и кандидатом в члены политбюро, а главный реформатор Егор Гайдар был в СССР членом редколлегии журнала «Коммунист», то есть занимал должность, входившую в номенклатуру политбюро ЦК КПСС.
Это ни в коем случае не обвинение, а обычная констатация.

Да и кого судить? По какому принципу? Строго говоря, ответственность за репрессии сталинских времен несет не только узкий круг высших руководителей и сотрудники НКВД-МГБ, но и практически все население Советского Союза. Своей поголовной пассивностью и полным отсутствием всякого сопротивления они открывали зеленую улицу государственному произволу и всячески ему способствовали.
Не говоря уж о тех, кто «сигнализировал» и оказывал посильную помощь репрессивным органам. Как говорил принц Гамлет: «если с каждым обходиться по заслугам, то мало кто избежит порки». В данном случае, пожалуй, не избежит почти никто.

Затем, в «вегетарианские» послесталинские времена в СССР образовалась небольшая группа борцов с произволом и беспределом режима, которых называли диссидентами или инакомыслящими. Но едва ли эта сотня-другая нонконформистов имеет моральное право судить миллионы своих сограждан. Да самые разумные из них к этому и не стремятся.
Что же касается разговоров о том, что Россия нуждается в покаянии за грехи прошлого, то покаяние – процесс сугубо личный и даже интимный. Ни коллективного, ни общественного, ни государственного покаяния быть не может по определению.

Вперед в прошлое. Мои исторические публикации
Tags: история, трагедия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments