Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Моё завещание. Глава 9. Я и музыка

Восьмая глава

Густав Малер. Без его музыки я не мыслю существования. Но этих дисков у меня уже нет, я их отдал тем, кому они нужнее.

Глава эта не слишком увлекательная. Мои взаимоотношения с музыкой претерпели определенную эволюцию, но не думаю, что это так уж интересно.
Я напрочь лишен музыкального слуха и музыкальной памяти. Поэтому петь мне нельзя, и делаю я это или в полном одиночестве, или будучи сильно нетрезв, хотя последнее уже в прошлом.

Как монгольский космонавт

Зато люблю слушать музыку. Правда, любовь эта пришла ко мне не сразу и добиралась запутанными дорогами.
С одной стороны, я с раннего детства был приучен к музыкальному театру. Постоянно ходил в Большой театр, слушал оперы, смотрел балеты, причем с удовольствием.
С другой стороны, я категорически не умел просто сидеть и слушать симфоническую музыку. Время от времени приходилось. Один раз девушка пригласила в Зал имени Чайковского. В другой раз уже не помню, почему я оказался в Консерватории и прослушал концерт из двух отделений.
Вот программа того самого концерта, недавно случайно и вдруг ее обнаружил:


Сидел я в Консерватории тихо, молча, неподвижно, как монгольский космонавт в ракете. Пытался вежливо изобразить интерес, но на самом деле скучал и страдал.
Как и на выступлении то ли скрипача, то ли альтиста по фамилии Гандельсман, на которое меня затащили друзья, когда мы отдыхали в Юрмале.
Выдержки и терпения мне хватало каждый раз. Удовольствия я не получал. Совсем другое дело - в опере. Но там была не только чистая музыка, а еще и театр, действие, движущиеся картинки.

Большая Тройка и все остальные

Желание и умение слушать музыку пришло с годами. Уже после тридцати, даже ближе к сорока. И совпало это с моим увлечением, доходившим чуть ли не до коллекционирования компакт-дисков. Которые я старался все прослушать.
Начал я, естественно, с опер, и набрал их в немалом количестве. Но постепенно перешел к симфониям, инструментальным концертам, струнным квартетам, сонатам и так далее, и тому подобное.
И вдруг я понял, как это хорошо! В те поры, в конце 90-х годов, я и "сформировал" Большую тройку моих не просто любимых композиторов, а создателей Музыки, необходимой для жизни - Бетховен, Малер, Шостакович.
Есть еще - Роберт Шуман, Альбан Берг, наш Мусоргский. И все остальные. Имеются, кстати, и НЕлюбимые - Берлиоз, Мендельсон, Брамс, почти весь Лист, кроме его поздней трагической фортепианной музыки. Чайковского не очень люблю. К Моцарту так и остался равнодушен. Возможно, это звучит кощунственно, но ничего не могу с собой поделать.

Только надо понимать: в данном случае речь идет НЕ об оперной музыке. Она - совсем отдельно, и вот там Чайковский рулит, например. А тот же Великий Бетховен, прямо скажем, не блещет. Ну а оперы Моцарта тоже оставляют равнодушным, хотя после многократного прослушивания я в какой-то мере их стал понимать и даже порой наслаждаться.
То же самое с Вагнером. Долго он меня отталкивал, для проникновения в его мир требуется немалое усилие, зато потом оно было вознаграждено.

Малер как компенсация?

Я не знаю, почему у меня вдруг возник интерес к симфонической музыке, перешедший в привычку, которая превратилась в необходимость.
Любопытно, что это примерно совпало с моим переходом в бульварную реинкарнацию газеты "Мегаполис-Экспресс", где приходилось писать и читать-редактировать заметки на темы, бесконечно далекие от Малера, Мусоргского и тем более Альбана Берга.
Может быть, вспыхнувшая любовь к самому абстрактному и возвышенному из искусств стала своего рода компенсацией за работу в бульварном издании, где требовалось эксплуатировать самые низменные страсти читателей?
Вот, мол, написал заметку о барабашке или о нашествии зубастых лягушек - а потом отдохнул душой, слушая прекрасные гармонические звуки... Возможна такая спекуляция, но она едва ли обоснованна. Ведь о тех же зубастых лягушках я писал с огромным удовольствием, придумывал и тщательно разрабатывал фабулу, персонажей, антураж, создавал целый отдельный мир. Или хотя бы мирок. И это вовсе не противоречило высокому искусству музыки.

Исполнители второй свежести

Как бы то ни было, моя любовь к симфонической и инструментальной музыке так и не угасла, никуда не делась, дополнив и углубив присущую мне с детства любовь к опере.
Как начал слушать чуть меньше двадцати лет назад, так и не могу остановиться. Правда, в Зал имени Чайковского и Консерваторию по-прежнему хожу редко. Но не потому что, как в былые годы, мне трудно выдерживать концертные выступления. Просто слушать там особо некого.
Слишком сильно я избаловался! Сперва покупал компакт-диски не просто с хорошими, а с лучшими в мире исполнителями (я был крайне взыскателен и разборчив), затем их же слушал и слушаю в Интернете на YouTube.
После этого трудно выдержать второсортный оркестр или пианиста не первой величины. Я уже давным-давно научился слышать разницу. Сходил однажды в Консерваторию послушать Реквием Верди, без которого я тоже себя не представляю, и солисты там были очень приличные, молодые, неизвестные, зато с хорошими голосами, но оркестр и хор были так грубы, что это резало даже мой слух. Хотя мне медведь на ухо наступил, но не до такой степени.
Великие гастролируют нечасто, и попасть на их концерты непросто. Так что живую великую музыку я давно не слушал. Ну и ничего страшного, я не сноб. Меня устраивает звучание в моем ноутбуке.
А вот компакт-диски слушать уже фактически не на чем. Я их почти все раздал, слишком много места они занимали.

Еще два композитора, без которых не мыслю жизни.
Бетховен

Шостакович


Необязательные мемуары
Tags: личное, музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments