Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Моё завещание. Глава 5. Я и литература. Первая часть

Четвертая глава

Для начала надо объяснить иллюстрации. Дело в том, что я с юных лет любил всё систематизировать и каталогизировать. Записывал, вернее, старался записывать в особую тетрадку увиденные спектакли и фильмы, актеров и режиссеров, причем не просто фиксировать, а тут же оценивать по некой своей шкале.
Точно так же я записывал прочитанные книги - вот в этот "блокнот", больше похожий на альбом, вывезенный мною в незапамятные времена из Тбилиси.
Особо понравившиеся произведения литературы подчеркивал одной или даже двумя линиями. Галочку ставил - если прочитал более одного раза.
Заполнял я этот список до середины 90-х годов ХХ века, потом он куда-то пропал, затем вдруг отыскался, и я прочитал его с большим интересом, а иной раз с удивлением: напрочь забыл о некоторых давно прочитанных рассказах, романах, стихотворениях. Так бывает. Память - штука ненадежная.
Но перейду к делу. В результате получилось "Взгляд и нечто" в чистом виде.

Тяга к буквам

Читать я научился рано, еще до школы. По рассказам одноклассницы, уже в первых классах был одним из лучших по чтению (сам я этого не помню), а буквы знал, и наши, и латинские задолго до того, как мы их начали учиться писать.
Точно так же, быстро и рано, буквы освоил мой сын Василий, да и дочка, тоже рано овладела книжной премудростью. Она как начала читать книги, так и не бросила это занятие до сих пор. С Васькой посложнее, слишком много интернет-искушений, и его приходится заставлять хоть что-то читать буквально из-под палки, чтобы не вырос функционально безграмотным.
В какой-то мере спасибо школе. Там обязывают читать. Не все традиции советского образования пока отменили и истребили, хотя тупые либералы и министры-"вредители" очень стараются, желая отучить от книжной грамоты большую часть народа.

Итак, читать книги я люблю с детства. До сих пор не могу привыкнуть к "ридерам" и прочей электронной фигне, заменяющей нормальные бумажные книги, которые постоянно и непрерывно читаю в дороге - в автобусах-троллейбусах-метро, в электричках, а также, извините, в сортире. В остальное время и в остальных местах на смену книгам и у меня пришел ноутбук-планшет и всякие прочие гаджеты. Кстати, я могу читать и с экрана, в основном, всякую второсортную "литературу" - Дэн Брауна, например, или разные детективчики, типа пресловутого Акунина-Чхартишвили, zum beispiel... Хотя и некоторые серьёзные книги так одолел, уж слишком они дороги стали.

Приключения 12 Цезарей

Теперь о том, что я читал в детстве-отрочестве.
Про детский период толком не помню. Были и "Колобки", и Буратино-Чипполино со Стариком Хоттабычем и тремя Толстяками, но тут мне очень сложно отделить свои детские воспоминания от впечатлений при чтении тех же книг моим детям, да еще одной маленькой девочке, которую я аккурат воспитывал в пятилетнем возрасте и очень многое читал ей вслух.
Так что я от детства сразу перейду к более позднему периоду - младшей школе в широком смысле. То есть, примерно до шестого-седьмого класса.

Ничего оригинального там не было - какой-нибудь Аркадий Гайдар (мне очень нравился, до сих пор помню, в том числе сложную, недетскую повесть или роман "Школа", но перечитывать не хочется), еще некоторые советские аффтары, чьи фамилии я забыл (была, например, такая книШШка "Мальчик из Уржума", про Кирова, которую обязали прочесть в школе, я и прочел, да сразу же забыл всё, кроме названия).
Как всякое нормальное дитя, я уважал приключенческие сочинения, поэтому вовремя прочитал всякого Дюма, Джека Лондона, нашего Александра Грина (когда-то увлекался, но совсем не хочу возвращаться), Хаггарда и так далее, и тому подобное.
Точно так же было с фантастикой. В отрочестве одолел много-много романов Герберта Уэллса, который меня раздражал своим пессимизмом и печальными финалами, unhappy-эндами, и нашего Беляева, который меня полностью удовлетворял. Лем и Стругацкие пришли чуть позже, но в целом я покончил с научной фантастикой годам к 18, потом она стала мне скучна, и я от нее напрочь отвернулся. В зрелости изредка возвращался, но опять-таки только к Лему и Стругацким, других авторов толком не знаю, помню только, что есть талантливые Клиффорд Саймак и Генри Каттнер с семейкой Хогбенов, этих читал, а весь остальной массив-континент фантастики, хоть научной, хоть какой, для меня фактически не существует.
Кстати, фэнтези терпеть не могу. Гарри Поттера из принципа попробовал на зуб, одолел вторую и третью книги, там хотя бы есть тайны и детективщинка, а на четвертой книге сломался, ее ложная многозначительность и свирепая серьезность меня оттолкнули.
Толкиен (или Толкин?) прошел мимо меня, его очень любит дочка, хотя и не до безумия, деревянным мечом не размахивает, и я, возможно, еще почитаю, но только по-английски. Переводы мне неинтересны.
Нашего Лукьяненку отвергаю с порога, однажды открыл и с первой же страницы потянуло такой замшелой фальшью, что я тут же захлопнул книШШку. И выкинул бы, кабы она была моя.

Среди освоенной мной приключенческой массы были и замечательные, настоящие, серьезные писатели. Конан Дойл и Роберт Луис Стивенсон хотя бы. Впоследствии я не раз их перечитывал, в том числе и будучи совсем взрослым. Первый из них пробудил во мне глубокую и неистребимую любовь к детективам, но только к хорошим, интеллектуальным, без выстрелов и погонь, и чтобы убийца (или вор) не был известен или понятен почти до самой последней страницы. Впрочем, о детективах я потом напишу отдельно.

Естественно, при моем страстном стремлении к чтению случались разные забавные загогулины.
Об одной из них - с "12 Цезарями" - я рассказал в главе про бабушку. Но у того сюжета было продолжение.
Мама, очевидно, решила, будто ребенок всерьез интересуется историей, в частности, римской, и обратилась к авторитетам - в ее понимании. В результате к нам в гости пришел Леонид Лиходеев, некогда известный писатель и публицист, муж маминой подруги Нади Филатовой, жившей в соседнем доме, и сей маститый литератор снизошел до разговора со мной, подростком лет 12-13.
Лиходеев начал объяснять мне, что прежде, чем читать Светония, надо ознакомиться с Тацитом, двухтомник коего лично принес с собой (у нас тогда не было). Я вежливо слушал и кивал, потому что мама показывала кулак - я не всегда был вежлив и корректен со старшими. Мог иногда им нахально возражать и даже объяснять, что они ничего не понимают в чем-либо.

Когда Лиходеев ушел, я честно открыл Тацита, пытался продраться сквозь его умный текст, вскоре понял, что читать такую скукотищу не смогу, и отдал книгу маме.
Кто бы мог подумать, что лет 20 спустя я всерьёз увлекусь античной историей почти до степени хобби? Впрочем, может быть, не случайно я так четко и надолго запомнил ту беседу с Леонидом Лиходеевым, Царствие ему Небесное, и это тоже "в меня запало и лишь потом во мне очнулось"...
История со Светонием показывает, что иной раз мне случалось в чтении, что называется "забегать вперед". Смешно, но несколько лет назад, читая "Историю одного города" Салтыкова-Щедрина, я понял, что на самом деле перечитываю ее, так как читал эту книгу в ранне-юном возрасте, толком ни хрена в ней не понимая.

Поэзия должна быть...

Впрочем, о прозаиках я еще кое-что напишу попозже. А пока обращусь к поэзии.
С отроческих лет я полюбил стихи - и читать, и помаленьку сочинять. Образцы моего раннего рифмоплетства, по счастью, не сохранились, да фиг с ними, стать поэтом мне не было суждено, а что рифмую и иногда кропаю белым стихом, так это естественное занятие любого грамотного, образованного человека, причем количество сочиненных строк время от времени переходит в качество, и возникают вполне приличные четверостишия, но это НЕ поэзия.
Все-таки я знаю, вижу и понимаю разницу.

Правда, понимал не всегда. Так, было время, когда я, к стыду своему, увлекался стихами, которые обильно сочинял Эдуард Асадов. Они были такие сладенькие и... чуть было не написал "гладенькие", но нет, как раз гладкости, легкости и естественности поэтического дыхания им не хватает, хотя все они правильные, и сам Асадов - замечательный человек, фронтовик, который старался рифмованным образом сеять "разумное, доброе, вечное", учил хорошему...
Только вот поэтом он не был. А был типичным графоманом. Хотя понять это можно лишь тогда и если знать настоящих поэтов. А с этим у меня в отрочестве был провальчик, лакуна.
Но ничего, впоследствии жизнь помогла мне эту лакуну заполнить, и Асадов был с презрением отвергнут.
Другое дело, что всю поэзию сразу одолеть невозможно, и я передвигался по этой terra incognita (для меня) хитрыми зигзагами. Долгое время для меня существовали всего два поэта - Андрей Вознесенский и Давид Самойлов. Оба, конечно, достойны всяческого уважения и восхищения, и это уже был не казус Асадова, но все-таки не совсем нормально, что эти двое заслонили своими фигурами чуть ли не всё бескрайнее поле русского стихотворчества. Как ни крути, то была аберрация восприятия, и ее пришлось выправлять.





Необязательные мемуары
Tags: чтение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Back to USSR. Дмитрий Журавлев

    Дмитрий Николаевич Журавлев. Мастер художественного слова, знаменитый чтец - в СССР это была целая отдельная профессия, субкультура, ответвление…

  • Дети Арбата

    Хотя уже не дети

  • Der Name der Rose. Имя розы

    Режиссер Жан-Жак Анно. По роману Умберто Эко, который я читал и перечитывал, и очень люблю. Фильм я видел фрагментарно, и мне казалось, что он…

  • The Lady Eve. Леди Ева

    Режиссер Престон Стерджес. Комедия 1941 года. Комедия характеров, хотя иногда и комедия положений, и эти эпизоды самые смешные, хотя и в целом…

  • Мои литературные этюды

    Сугубо технический пост. Просто так, исключительно для себя. Список там Михайло Ломоносов Петр Вяземский Иван Бунин Гайто Газданов Леонид…

  • Калинка-малинка

    Предыдущий повтор Русская песня, написанная Иваном Петровичем Ларионовым в народном стиле. Иногда ошибочно рассматривается как народная песня.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments