Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Пост сквозь годы. Про фильм, который глубже и интереснее романа

Предыдущий пост сквозь годы
"Солярис" Тарковского. Да, я настаиваю на том, что фильм намного интереснее и глубже романа Станислава Лема. Знаю, что ему не понравилась эта экранизация, ну и фиг с ним. Сам роман я прочитал намного позже, чем посмотрел и этот фильм, и другие экранизации. В нём совершенно неудовлетворительная концовка, на мой взгляд, а абстрактно-философские проблемы, которые волновали замечательного польского писателя-фантаста, меня совершенно не волнуют.
Так что вот

Солярис. Тарковский

9 сентября 2014 года


Посмотрел после очень долгого перерыва, практически сызнова и свежим взглядом. Абсолютно гениальный фильм, не идет ни в какое сравнение с американским вариантом, Содерберг не смог создать ничего конгениального роману Станислава Лема, а Тарковский сумел.

Знаю, что писатель был недоволен. Ну что ж, такова участь многих авторов, им не нравятся инсценировки и экранизации, но тут ничего не поделаешь. Нет ни малейшего смысла делать копию, она обязательно будет хуже, скучнее, тупее оригинала, и примеров не счесть.

Станислав Лем высказывался по поводу этого фильма так:
К этой экранизации я имею очень принципиальные претензии. Во-первых, мне бы хотелось увидеть планету Солярис, но, к сожалению, режиссер лишил меня этой возможности, так как снял камерный фильм. А во-вторых (и это я сказал Тарковскому во время одной из ссор), он снял совсем не «Солярис», а «Преступление и наказание».
Ведь из фильма следует только то, что этот паскудный Кельвин довел бедную Хари до самоубийства, а потом по этой причине терзался угрызениями совести, которые усиливались ее появлением, причем появлением в обстоятельствах странных и непонятных. Этот феномен очередных появлений Хари использовался мною для реализации определенной концепции, которая восходит чуть ли не к Канту. Существует ведь Ding an sich, непознаваемое, Вещь в себе, Вторая сторона, пробиться к которой невозможно. И это в моей прозе было совершенно иначе воплощено и аранжировано…
А совсем уж ужасным было то, что Тарковский ввел в фильм родителей Кельвина, и даже какую-то его тетю, а прежде всего — мать, а «мать» — это «Россия», «Родина», «Земля». Это меня уже порядочно рассердило. Были мы в тот момент как две лошади, которые тянут одну телегу в разные стороны… В моей книге необычайно важной была сфера рассуждений и вопросов познавательных и эпистемологических, которая тесно связана с соляристической литературой и самой сущностью соляристики, но, к сожалению, фильм был основательно очищен от этого.
Судьбы людей на станции, о которых мы узнаем только в небольших эпизодах при очередных наездах камеры, — они тоже не являются каким-то экзистенциальным анекдотом, а большим вопросом, касающимся места человека во Вселенной, и так далее. У меня Кельвин решает остаться на планете без какой-либо надежды, а Тарковский создал картину, в которой появляется какой-то остров, а на нем домик. И когда я слышу о домике и острове, то чуть ли не выхожу из себя от возмущения
.

Лем неправ, его мнение я бы проигнорировал. Тарковский не просто создал свою версию, он значительно углубил произведение, сделал его намного более масштабным и многомерным. Вот это авторское: "Кельвин решает остаться на планете без какой-либо надежды" - это же тупик, это неинтересно, честно говоря.
И Тарковский был прав, что откинул такой банальный и плоский финал и придумал свой, удивительный и неповторимый. Прежде всего - кинематографически: дождь внутри дома, плоская неподвижная вода, как стекло...
Вообще поразительно, что Тарковский без всяких компьютерных технологий создал намного более увлекательный, яркий и неожиданный мир космоса, мир будущего, чем тот же Содерберг, у которого было намного больше технических возможностей.

Короче говоря, я считаю "Солярис" Тарковского одним из лучших фильмов вообще, а не только "фантастических". Фиг с ней, с фантастикой, это скудный жанр, жизнь человеческого духа намного богаче и разнообразнее домыслов даже самых выдающихся писателей-фантастов

Ну и фрагменты.

















Tags: гениальное, кино
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Back to USSR. Дмитрий Журавлев

    Дмитрий Николаевич Журавлев. Мастер художественного слова, знаменитый чтец - в СССР это была целая отдельная профессия, субкультура, ответвление…

  • Дети Арбата

    Хотя уже не дети

  • Der Name der Rose. Имя розы

    Режиссер Жан-Жак Анно. По роману Умберто Эко, который я читал и перечитывал, и очень люблю. Фильм я видел фрагментарно, и мне казалось, что он…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment