Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Моё завещание. Глава 7. Росинформбюро

Шестая глава

После скандала в РИА Новости я стал безработным, но с перерывами. Периодически трудился в поте лица своего. Например, в 2013 - 2014 годах - в информационном агентстве Росинформбюро.
Строго говоря, это весьма специфическое информагентство, по сути - пиар-контора при партии "Родина", интернет-издание сугубо партийное, чего они, в общем, не скрывали. И у меня не было иллюзий. Тем более, что собеседование со мной перед приемом на работу проводила Соня Черепанова, очаровательная молодая женщина, умная и образованная, с железной хваткой, работавшая пресс-секретарем вышеупомянутой партии.

Другое дело, что в редакции Росинформбюро был еще целый штат сотрудников: главный редактор, друг моего друга, через которого ко мне пришло приглашение, несколько симпатичных девушек, писавших новости, военный обозреватель... В общем, вполне полноценное СМИ. Более того, меня приглашали на должность редактора отдела политики. Правда, потом я так и оставался всю дорогу "отделом политики" в единственном числе.
Дальше

Тем не менее первое время главный редактор, с которым мне было очень комфортно работать, старался не ограничивать тематику сайта информагентства чисто партийной информацией, и я откликался на все актуальные политические события. Короче, занимался своим привычным делом. Хотя, конечно, были определенные рамки, но они всегда есть, и в РИА Новости эти рамки, особенно после появления куратора Логуткова, завзятого либерала англосаксонской складки, были даже более тесными.
Но вернемся в Росинформбюро.
У меня не было принципиальных идеологических или политических разногласий с линией партии "Родина", разве что мелкие стилистические. Тем более, что именно в тот период, что я на эту партию работал, произошло воссоединение Крыма с Россией, что я поддерживал всецело и без сомнений, параллельно творились ужасы Майдана на Украине, затем так называемый условный Запад фактически объявил войну моей стране, устроив санкции, и так далее, и тому подобное. Обо всём этом я писал, ничуть не кривя душой. Писал то, что думал, да еще и сдерживал себя, стараясь оставаться в рамках корректности (НЕ политкорректности! Эту удавку я ненавижу. Но просто в текстах для СМИ, хоть трижды партийного, надо воздерживаться от прямых оскорблений и матерной ругани в адрес оппонентов).

Тем временем между главным редактором и Соней Черепановой случился конфликт, и он ушел. Там тоже не было никаких идеологических разногласий, но даже таким небольшим информационным агентством невозможно руководить вдвоём, главным всегда должен быть кто-то один, и железная Соня установила единовластие.
В результате Росинформбюро стало, если можно так выразиться, "более партийным". Вдобавок редакция переехала из отдельного здания непосредственно в офис "Родины", в самое сердце партаппарата. Сразу скажу, что никаких "партийных тайн" я не выведывал, не знаю никаких секретов, и если кто ждёт от меня "клубнички" или "компромата", то обратились не по адресу.
Сотрудницы партийного аппарата поразили меня дотошным и эмоциональным - порой до слёз! - отношением к своей вроде бы сухой бумажной работе типа составления отчетов и протоколов "слушали-постановили". Оказывается, и в такое скучное, "пыльное" занятие можно вкладывать душу и сердце. Всюду жизнь! Как много нам открытий чудных...

Лично меня "партийность" работы не слишком смущала. Да, приходилось ходить на официозные демонстрации и митинги в колонне "Родины" и даже иногда размахивать партийным флагом. Не люблю я такие мероприятия, терпеть не могу толпу, но в этом нет ничего страшного.
Да, присутствовал на съездах и партийных конференциях, протоколировал выступления, но это стандартная рутина, в которой тоже нет ничего сложного.
Зато я вновь начал посещать Государственную Думу, где депутатствовал глава партии Алексей Журавлев, ностальгически вернулся после долгого перерыва в здание на Охотном ряду, где время от времени встречал своих старых знакомых-коллег. Это тоже была работа привычная, хорошо знакомая, былые навыки быстро восстанавливались.
Сложнее было пиарить и прославлять саму партию "Родина", потому что она так и не смогла занять заметные позиции в российской политической конфигурации. Не помогал и не помогает подчеркнутый, аффектированный патриотизм с элементами национализма, кстати, вполне обоснованными и адекватными ситуации.
У партии "Родина" была и есть одна слабость: она постоянно находится в состоянии, которое в народе называют "враскоряку". С одной стороны, целиком и полностью поддерживает президента Путина, с другой стороны, выступает против немалой части правительства, назначенного президентом Путиным.
Более того, в предвыборной борьбе Родина неизбежно вступала в конфронтацию не только со всякими "эсерами" нового типа или коммунистами и ЛДПР, но и с Единой Россией, жлобской конторой, которая старается раздавить, уничтожить, зачистить абсолютно всех вокруг себя.
Поэтому я в заметках мог позволить себе определенную критику ЕР, чаще не от себя, а из уст активистов "Родины". Однако Алексей Журавлев был тогда членом фракции "Единой России" и должен был голосовать за некоторые законопроекты, против которых выступала его партия...

Помнится, Журавлев так обозначал линию партии: "Мы не оппозиция, мы альтернатива". Не знаю, кто придумал этот силлогизм, но эта казуистика лишена смысла.
Власти, правящему слою никакая альтернатива не нужна, поэтому "Родину" только терпят, слегка поддерживают за лояльность, не дают совсем пропасть, но не более того. Да и административный ресурс Дмитрия Рогозина, создателя и основателя партии, с годами сильно пообтрепался.
К вопросу о "партийных тайнах": эта раскоряка сказывалась и на финансово-материальном положении партии, по крайней мере, в тот период, когда я работал в Росинформбюро. Сотрудники партаппарата и нашего информагентства не нищенствовали, но и не роскошествовали.
Наконец, некая двойственность, межеумочность, "раскоряченность" партии явно не устраивает избирателей, оттого на выборах Родина имела и имеет весьма скромные результаты.
Но и деваться ей некуда. Уход в русско-националистическую оппозицию будет означать верную гибель. Кремль с особо жестоким цинизмом расправляется с представителями этого направления. А на одной лояльности далеко не уедешь, слишком много желающих поддержать власть и присосаться к кормушке, на всех не хватит.

Меня могут спросить: какое отношение эти рассуждения имеют к мемуарам? Да пусть никакого. Но именно в таких предлагаемых обстоятельствах мне приходилось работать. В значительной мере вся эта "партийная журналистика" мне надоела. Закончилось всё летом 2014 года.
Сегодня я понимаю, что был неправ. Надо было терпеть и не выпендриваться. Увы, я тогда не представлял себе, насколько черное и безотрадное будущее мне предстоит. Не подозревал, до какой степени невостребованными оказались в нашей стране профессиональные, опытные журналисты определенного возраста. И хотя в Трудовом кодексе существует категорический запрет на возрастные ограничения при приеме на работу, на практике он нарушается всегда и везде. Такие правовые нормы юристы называют jus nudum, "голое право", которое невозможно реализовать.

Иллюстрации

Справа Алексей Журавлев, лидер партии "Родина", депутат Госдумы. Слева Александр Андреевич Проханов, сочувствующий. Я к нему очень хорошо отношусь, несмотря на полярно противоположные политические взгляды. Я брал у него интервью для Росинформбюро, причем он выдал столь беспощадный анализ перспектив и положения партии "Родина", что мне пришлось сильно крутиться и вертеться при публикации...
В центре Проханов в гостях у "Родины". Слева Федор Бирюков, справа Алексей Рылеев, опытные и искушенные партийные работники, орговики-идеологи, без которых партия не смогла бы выжить

Девушки там были очень симпатичные. Женя, Ника, Юля, Алиса, Даша. Некоторые из них уже оттуда ушли, другие вроде бы остались.
Увы, они упорно называли меня на Вы и "Николаем Яковлевичем", и на их фоне я впервые почувствовал себя старым хреном




Сербор-пятница


Необязательные мемуары
Tags: коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments