Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Моё завещание. Глава 3. "Всё ясно". ПРС

Вторая глава

Мои фото тех времен
Блистательная работа Сергея Варшавчика - warsh

После "Независимой газеты" всё было не слишком интересно.
Но пока закончу с НГ. Так сказать, несколько любопытных фактов. Там мы впервые встретились по работе с Сергеем Варшавчиком, с которым затем вместе трудились в 4 или 5 разных редакциях, так как было две разные ипостаси газеты "Московский корреспондент", ежедневная и еженедельная, и их можно считать по-разному. Последняя наша совместная работа была в РИА Новости, откуда мне пришлось уйти не по своей воле.
Еще в "Независимой газете" была интересная девочка - Лиля Мухамедьярова. Десять лет назад она была страстной поклонницей так называемых "демократов", Гайдара, Каспарова, Касьянова и прочих, из-за чего конфликтовала с руководством газеты и вскоре ушла. Была нормальной светской девушкой, покуривала, могла выпить бокал вина.
Каково же было мое удивление, когда я ее встретил три года спустя, и она оказалась страстной мусульманкой в платочке, чуть ли не в хиджабе, стала даже разговаривать совсем по-другому - эдак нараспев, будто не говорит, а намаз совершает. Вот какие бывают выкрутасы судьбы. Надеюсь, Лиля хотя бы не отправилась в ИГИЛ. Было бы жаль.

Веселые картинки

Из "Независимой" я сбежал в журнал "Всё ясно", куда меня позвал мой давний коллега Анатолий Костюков (я о нем тут писал).
Про журнал рассказывать особо нечего, проще показать.
Он, в основном, состоял из так называемой инфографики - минимум слов и букв, максимум схем и картинок. Тоже полезная школа, приучает к лаконичности, да я никогда не любил "многобукв", как выражаются в Интернете

В редакции, а особенно в нашей комнате был очень хороший коллектив, украшением которого была скромная, но гордая, восточная неповторимая красавица Марина Ахмедова.
Вот ее фото тех времен, сделанное в Иране, куда Марина съездила из любопытства

Сегодня Марину знают во всех горячих точках бывшего СССР. Она стала одним из лучших репортеров нашего времени, и я очень рад за нее. Горжусь знакомством, что тут еще сказать.

Но вернемся к изданию. Вот типичный разворот журнала
Ясно всё
Вот пример инфографики
Ясно-всё-1
А вот эту историю в картинках я придумал сам. Там всё или почти всё читается, пересказывать не надо
Ясно-всё-война

Ясно-всё-война-1

Ясно всё война-2

Ясно всё война-3

Но всему хорошему неизбежно приходит конец. Журнал "Всё ясно" входил в издательский дом "Секрет фирмы", через который, как я понимаю, отмывались деньги ЮКОСа и Ходорковского, и когда все деньги были отмыты, издательский дом закончил свое существование. Случилось это не вдруг. Некоторое время продолжались перебои с зарплатами. Разные издания закрывались постепенно, одно за другим. Так, например, журнал "Имеешь право" я уже не застал, но от него оставались залежи футболок, которые раздавали нам в товарных количествах, и у меня до недавних пор несколько штук сохранялось.
Ну а в марте 2007 года приказал долго жить и мой журнал. Его купил "КоммерсантЪ" и тут же прикрыл, перед тем выплатив нам положенную компенсацию - три оклада и что-то там еще. Так честно с сотрудниками закрываемых изданий не поступал больше никто и никогда, во всяком случае, мне другие случаи неизвестны.

Агентство Пшик-пресс

Следующим моим местом работы стало странное информационное агентство Пресс-секретарь или просто ПРС. Там я работал в отделе политики, писал нормальные заметки, занимался привычным делом, причем никто не заставлял меня по каждому пустяку обращаться к "экспертам".

Состав редакции был необыкновенно пестрый. Матерые профессионалы перемежались с дилетантами, да всё было бы ничего, если бы хозяева информагентства всерьез к нему относились. Однако, похоже, оно им было нужно временно, опять-таки для отмывания средств. Журналисты требовались постольку-поскольку, для дымовой завесы или декорации. И всё закончилось пшиком.
Я получил там такую вот почетную грамоту
Почетная грамота
Часы я отдал дочке, она любит механические.

Проза и поэзия

Не могу не упомянуть о некоторых коллегах, с которыми я познакомился в период ПРС.
Вот сестры Тропкины - Анастасия (слева) и Ольга. Оля была моей непосредственной начальницей по отделу политики, Настя занималась рекламой.
У них и теперь всё хорошо. Правда, общение наше почти прекратилось, не по каким-то конкретным причинам, просто так вышло.


Это фото Сергея Варшавчика, сделано оно в ресторане "Афоня", названном в честь знаменитой кинокомедии, расположенного рядом с нашим тогдашним офисом. Теперь этого ресторана больше нет. Снесли, стёрли с лица земли. Почему? Фиг знает.
Там, в "Афоне" мы периодически отдыхали. А еще по соседству было "народное" заведение, так называемая Кулинария, которой тоже больше нет. Там тоже продавали выпивку, и стояли столики, за которыми можно было ее поглощать, но, во-первых, водку никогда не охлаждали, а во-вторых, не включали кондиционеры - видимо, из экономии. Так что пить в этом душном помещении было невозможно. И мы шли во двор, на обширную детскую площадку, где активно нарушали закон, распивая спиртные напитки. Зато было весело и даже комфортно.

Там же, в ПРС я познакомился с Яном Шенкманом, который олицетворял в единственном числе отдел литературы, и я даже писал периодически заметки по его отделу - например, о знаменитой встрече с читателями на Винзаводе двух французских прозаиков, коими были Мишель Уэльбек и Фредерик Бегбедер.
Писатели вышли на сцену с бутылкой водки и двумя стаканами и по ходу встречи пили беленькую без закуски. Бегбедер держался, а Уэльбек вскоре захмелел. Зрелище и "слушалище" это было странное. Я не помню, что именно говорили литераторы, да они ничего особенно умного сказать и трезвыми не могли, а тем более пьяными.
Аудитория чувствовал себя глупо и неловко. Нелепое это занятие - наблюдать за тем, как публично надираются два мужика. Да еще вдобавок прямо передо мной известный мне молодой супруг (но уже не молодожен) вдруг так сильно возбудился и устроил такой сеанс петтинга с женой, что чуть не совокупился с ней прямо в зале.
После всего этого захотелось тоже хотя бы выпить, честно говоря, что мы и сделали после мероприятия, так как я пришел на него не один, а в компании. На следующий день написал обо всем этом веселую заметку, которая, увы, не сохранилась, ибо сайт ПРС давно закрылся, а я не сообразил сохранить свой текст на других носителях.

Вот - что нашел и что осталось:
"Заезжие литераторы пили русскую водку, не закусывая, но запивая. Элегантный и щеголеватый Бегбедер опрокидывал рюмку за рюмкой демонстративно и несколько театрально. Задумчивый и несколько пришибленный Уэльбек – тихо и скрытно, даже наливал почему-то под столом. Вероятно, сказывалось, что 49-летний писатель, обитающий в Ирландии, на уединенном острове, обалдел от шума и гама нашего мегаполиса. Зато его 42-летний литературный младший брат (об этом родстве писатели договорились прямо на сцене) живет бурной светской жизнью, разрываясь между курортами, презентациями, раутами и дискотеками".


Жаль, хорошая была заметка, но от нее не осталось никаких следов.
А Ян Шенкман, которому я ту заметку сдал, не только и не столько журналист (этой профессией он зарабатывает на жизнь), сколько поэт, и поэт истинный. Мне очень близки его грустные стихи.


Необязательные мемуары
Tags: коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments