Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Моё завещание. Глава 10. Дней минувших анекдоты

Девятая глава
Анекдоты - в старинном, "пушкинском" или "вяземском" значении слова: "дней минувших анекдоты". Веселые рассказы о старине. Просто чтобы вы посмеялись. Ибо следующие главы будут грустными, как моя жизнь в целом.


Кирилл Ганин
Любопытный и колоритный персонаж, дважды встречавшийся на моем пути в двух совершенно разных ипостасях. Вон он, справа, рядом с Дудой, то есть Игорем Дудинским, моим давним старшим другом, о котором я уже писал много раз.
Но вот про Ганина отдельно не писал. А надо бы.
В мае 2019 года он внезапно скончался. Человек он был во многом нелепый, странный, но неплохой. И очень-очень колоритный. Скончался он ужасно, неправильно, преступно рано - ему было всего 52 года.
Отношение моё к покойному было несколько ироническим, но безо всякой злобы. И я категорически против того, чтобы резко менять отношение к человеку лишь из-за того, что тот покинул сей мир. Все там будем. Перед свежей могилой не надо лицемерить и врать!

Концептуальный порнограф

Кирилл (на самом деле, по паспорту Сергей Сергеевич, но вот так он странно запсевдонимил только имя) - режиссер. Не знаю, учился ли он этому ремеслу, но активно им занимается. У него была некая труппа, которая играла в разных помещениях. Свой театр Ганин называл "концептуальным", это его личная дефиниция. На мой взгляд, "концепция" там простая: должно быть как можно больше обнаженных девушек и женщин, иногда симпатичных, иногда не очень. Более ничего интересного в его спектаклях нет - насколько мне известно. Особого режиссерского таланта я не замечал.
Такой вот режиссер-порнограф наших дней. Хотя и греческое слово "порнограф" - в данном случае чересчур изысканное, по-моему.
Но я могу ошибаться.
Дальше

По роду бульварной службы

Во времена оны, когда я работал в замечательном еженедельнике "Мегаполис-Экспресс", Ганин был одним из наших персонажей и героев заметок. Отнюдь не главным героем, но все-таки.
В результате "по роду службы" в бульварной газете мне удалось посмотреть три спектакля сабжа. Всего лишь три - из огромного числа постановок. Возможно, не самых удачных. Поэтому я и говорю, что могу ошибаться.

Два спектакля прошли совсем бесследно, не помню ни названий, ни сюжетов, хотя я ходил на них не просто так, а с фотокорреспондентом, ради последующего написания заметок, да и написал их.
После одного из представлений моему спутнику и коллеге-фотографу, увы, ныне покойному Сергею Комарову стало плохо, он начал падать в обморок, мы с подругой с трудом его удержали в вертикальном положении, и этот случай напрочь затмил ганинскую постановку.
Сами понимаете, что наличие раздетых и даже полураздетых женщин само по себе не вызывало у меня интереса. Одно дело, если женщина раздевается для тебя, совсем другое - всего лишь при тебе.

Ленин и фаллос

Зато третий спектакль ганинского концептуально-порнографического театра мне крепко запомнился, в чем, правда, не было никакой заслуги режиссера.
Уж извините, господа коммунисты, но тот спектакль был посвящен Лукичу, назывался "Ленин в сексе", и в нем обыгрывалась известная песенная строка "Ленин во мне и в тебе".

Актер, условно исполнявший заглавную роль, таскал на себе большой резиновый фаллический пенис, Крупскую изображал мужчина (единственная более-менее достойная актерская работа, кстати), актриса, игравшая Инессу Арманд, регулярно обнажалась перед публикой.
Но всё это было пресно и скучновато, шуточки звучали старые, бородатенькие, типа "Немедленно расстрелять! Но перед этим обязательно напоить чаем".
И вдруг свежую струю в представление внес проникший в зрительный зал двойник Ленина Анатолий Кокленков, широко известный в московских кругах, тоже один из героев заметок "Мегаполис-Экспресса", причем не совсем трезвый, что добавило цимеса всему хэппенингу.

Кокленков посидел-посидел и вылез на сцену, благо сцены никакой не было, а имелась просто площадка в одном из клубов, огороженная несколькими рядами стульев со зрителями.
Лукич с фаллическим пенисом не смутился, отреагировал, парировал реплику двойника один раз, другой, третий. И началась импровизация. Настоящая Commedia dell'arte, отвязная весёлая игра далеко за гранью приличий.
Зато унылый спектакль обрел хоть какой-то смысл, тем более, что закончилось всё распитием - вместе с частью зрителей - бутылки водки, извлеченной двойником Кокленковым из внутреннего кармана ленинского пиджака.
По итогам мероприятия я написал веселую заметку, украшенную иллюстрациями, так как ходил на спектакль с фотокорреспондентом Мишей Геллером.

Интермедия-интерлюдия

Потом Кирилл Ганин внезапно возник в декабре 2009 года, когда я уже работал в РИА Новости политическим обозревателем.
Ганин позвонил и стал рассказывать, что должен был ехать со спектаклем "Лука Мудищев" в США, но подлые американцы воспротивились, то ли виз не дали, то ли еще что, и спросил, не могу ли я об этом написать.
Я вежливо ответил, что теперь такие темы мне совсем не по профилю, что это скорее по отделу/редакции культуры РИА Новости, да и те вряд ли возьмутся за столь скандальный сюжет, чай не желтая пресса, а солидное информационное агентство. Внутренне я усмехнулся: Ганин нашел куда ехать, в самую ханжескую страну на свете, он бы еще попробовал повезти на гастроли "Луку Мудищева" в Иран или Саудовскую Аравию!

Без мракобесия или бес мракобесия?

Но после того мимолетного эпизода Кирилл Ганин вновь появился в моей жизни, причем в самом неожиданном качестве - одного из лидеров (!) политической партии (!), своего рода сетевым летописцем которой меня попросили стать. Согласился я исключительно ради вышеупомянутого Игоря Дудинского, которого тоже вовлекли в партию, да еще сопредседателем!

Партия эта называлась "Россия без мракобесия", была направлена против РПЦ и мне совсем не близка. Как и Дудинскому, кстати, но он как художник всегда готов участвовать едва ли не в любом проекте с элементами хоть какой-то креативности. Ну а креатива там хватало!
Впрочем, роль Дуды ограничилась тем, что он произнес яркую сумбурную речь на митинге, организованном Ганиным, причем речь эта, как я помню, была направлена почему-то против пришествия Антихриста, что вполне могло расцениваться другими однопартийцами как "мракобесие".

Как бы то ни было, на волне Медведиковской "оттепели" начала 2012 года, когда регистрировали всех подряд, партию "Россия без мракобесия" чин по чину зарегистрировали в Минюсте. Был проведен, как я уже упоминал, митинг, потом учредительный съезд с обязательным банкетом.
На всё это требовались деньги, не безумно большие, но не совсем маленькие, ежу понятно, что Ганин не мог финансировать столько мероприятий из собственного кармана, как и номинальный председатель партии Александр Никонов, широко известный в узких кругах публицист, кабинетный воинствующий атеист, который запомнился мне очень длинной и в буквальном смысле концептуальной речью на учредительном съезде, больше напоминавшей доклад на научной конференции.
Кто-то всё это спонсировал, кому-то эта странная и явно несвоевременная инициатива была нужна.

Вагина вмешалась

В партию эту я, конечно же, не вступил, так как никогда ни в какую партию вступать не хочу и не буду, но свое истинное отношение к этому сомнительному политическому начинанию я до поры до времени не "озвучивал". Друзья, приятели, знакомые развлекаются, а то и выгоды какие-нибудь получат с этого. Зачем я буду мешать?
Но к концу 2014 года лафа закончилась: "России без мракобесия" отказали в регистрации.
Забавно, что бумаженцию об отказе в регистрации подписала чиновница с красноречивой фамилией Вагина:
Партия-вагина
В какой-то мере это соответствовало "концептуальной" направленности идеолога партии Кирилла Ганина.
"Был ли мальчик? Может, мальчика-то и не было?" Существовала ли эта партия в действительности, не на бумаге? Не берусь судить. Да и какая разница...
Нет теперь и ее создателя. Уходят люди далеко не худшие. Которым бы жить да жить...

Кому интересно, могут ознакомиться с фотографиями с некоторых спектаклей концептуального театра Кирилла Ганина.

Как в меня вином плескали

И еще пикантная добавка к моим Необязательным мемуарам.

Бал без танцев

Вином в меня плескали один раз, и делала это девушка. Называть ее я не буду, и вовсе не из морально-этических соображений, а просто-напросто не помню ее имени и фамилии. Как ни силился, вспомнить не смог.
Зато абсолютно точно помню, когда произошло сие событие - 13 января 1994 года. В этот день придумали ублюдочный ельцинский День печати, в честь чего устроили так называемый Бал прессы. В Кремлевском дворце съездов, не хухры-мухры. У меня и еще у нескольких моих коллег были туда приглашения, я не хотел, но поплелся в Кремль. Почему не хотел - не помню, но факт нежелания отчетливо сохранился в моей памяти. По сути дела, я пошел за компанию.

Почему мероприятие назвали "Бал" прессы - хрен знает. На верхнем этаже, в банкетном зале КДС, Стояли накрытые столы с выпивкой и закуской, без особого роскошества, звучала музычка, и отдельные товарищи, приложившись к рюмкам, танцевали или пританцовывали. Вот и весь бал.

Трезвость как норма

Мне всё не понравилось - музыка, атмосфера, публика. И я в знак протеста отказался пить алкогольные напитки, так и не выпил ни грамма - что не было мне свойственно в 1994 году и вообще, и особенно на таких мероприятиях.
И тут я встретил ту самую девушку, чье имя-фамилия выпали из моей памяти. Мы были знакомы. Она тоже входила в число парламентских корреспондентов, хотя я опять-таки не помню, да и тогда, по-моему, не знал, какое средство массовой информации она представляет.
Я с ней поздоровался, без особой радости, но вежливо, даже в шутку пригласил на танец, "раз уж мы встретились на балу".
Но тут она вдруг начала на меня, что называется, наезжать.

То ли бандит, то ли бизнесмен

Ей ужасно не понравилось то, что я написал незадолго до этого про Сергея Шахрая. С этим политиком нас связывали сложные и извилистые взаимоотношения, о чем я писал поподробнее в Необязательных мемуарах.

Какое отношение имела к Шахраю эта девушка, типа журналистка, понятия не имею. Вряд ли интимное, тем более, что она пришла на "бал" с мужиком, смурным, еврейского вида, похожим на бизнесмена из бандитов или на бандита из бизнесменов, в те годы это было примерно одно и то же. Подобное впечатление возникало из-за выражения его физиономии (трудно было назвать это лицом) и какой-то тотальной распальцованности во всем - в походке, жестах и прочих элементах поведения. Он еще сыграет свою роль в этом сюжете.

Поруганный галстук

Так вот, высказав свое "фэ", весьма многословное, вышеупомянутая девушка и плеснула в меня из бокала с белым вином. Наверное, целилась в лицо, но попала в галстук - ибо девушка была не очень трезва. Белое вино - не красное, ярких следов не оставляет, так что я счел инцидент исчерпанным и решил потихоньку уйти из этого паноптикума.
Но тут в дело вмешался мой коллега. Вот его я называть не буду из этических соображений, он известный журналист, и нет смысла зря трепать его имя.
В отличие от меня, он активно прикладывался к спиртному, в связи с чем решил за меня "отомстить". Не девушке, разумеется, а ее спутнику. Я пытался отговорить, удержать - но это было бесполезно. Мой коллега со словами "твоя девушка обидела моего друга" попытался затеять драку со смурным мужиком.

Дуэль на рюмках и очках

Но из этой затеи ничего не вышло. Ушлый то ли бандюга, то ли бизнесмен даже не стал бить противника, а запустил рюмкой прямо ему в лицо и разбил одно из стекол его очков. Ему сразу же стало не до драк, надо было срочно зализывать раны.
Но только в переносном смысле. Слава богу, без реальных ран, крови, порезов и иных травм обошлось. Коллега, бормоча ругательства, удалился вместе со своей спутницей, которую я тоже не стану называть, ибо и она потом стала очень известной представительницей нашей профессии, солидной и респектабельной, и завязала с бесшабашными загулами молодости. Впрочем, в данной истории ее роль ограничивалась "шагами за сценой".
А мне еще пришлось объясняться со спутником девушки, плеснувшей в меня вином. Впрочем, он успокоился, вел себя мирно и даже побеспокоился, не поранил ли глаз его антагонист. Подруга его слегка протрезвела, похоже, уже не помнила о своей выходке, и пробовала вести со мной светский разговор. Который я отказался поддерживать.

Эпилог

На этом всё закончилось. Злой и трезвый, я покинул бал.
Самое забавное, что впоследствии жизнь и работа неоднократно сводила меня с той девушкой, которая так и осталась для меня безымянной. Она организовывала закрытую встречу журналистов с тем же Шахраем, на которую меня пригласила, а еще как-то раз мы распили на троих пару бутылок коньяка с ней и с моим очень давним знакомым, работавшим в Госдуме, прямо в его кабинете. Много чего еще было. Но больше никто никогда в меня вином не плескал


Необязательные мемуары
Tags: лытдыбр, юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments