Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Моё завещание. Глава 5. Соловки

Четвертая глава
Dearest
Подруга дней моих суровых, с которой я ездил на Соловецкие острова и которой я навсегда благодарен за то, что она скрасила мою жизнь

Поехали на Соловецкие острова, точнее - на большой Соловецкий остров. Это было любопытное и захватывающее путешествие, хотя ничего экстраординарного там не происходило.

Кемска волость

Когда я собирался на Соловки, мой друг Дуда предупреждал: это мистические места!
Увы, ничего мистического я там не заметил. Типичная русская провинция, только островная, и украшает это захолустье прекрасно сохранившийся древний монастырь.
Следы ГУЛАГа и СЛОНа, откровенно говоря, стёрлись. Бывшие бараки похожи на обычные избы, и ничего зловещего в них не чувствуется.
В общем, глубинка, только туристическая. Типа Суздаля.

Ездил я туда с любимой подругой и ее маленькой дочкой. На поезде, через город Кемь, откуда отходят катера на острова. В Кеми пришлось заночевать в странноприимном доме под церковной юрисдикцией.
Там нас разлучили. Особ женского пола отправили на женскую половину, к богомольным тётушкам. Меня - на мужскую, к молодым людям, отдаленно напоминавшим Алёшу Карамазова.
Перед этим мы все вместе потрапезничали "чем Бог послал". Скудновато послал, но это лучше чем голодать.

Наутро надо было успеть на катер, тётушки закопались на своей половине, задерживали и нас. Я стал богомолок подгонять. Тётушки запротестовали: типа, пусть всё идет, как Бог даст, и прочая православная "иншалла". Однако я им напомнил про расписание отправки катеров, которое составляли вовсе не на небесах. С этого легкого религиозного конфликта путешествие и началось.

Соловецкое и советское

На острова добрались не без приключений. Вообще-то я спокойно переношу качку и морской болезнью не страдаю. Но Белое море чересчур разволновалось, мне стало нехорошо, пришлось лечь на койку и крепко заснуть. Помогло.
Монастырь с моря выглядел очень красиво, однако на берегу с романтикой оказалось бедновато. Гостиниц мало, туристов много, мест нет, все номера заказаны заранее.
Правда, один был свободен на ближайшие два дня, мы его и заняли. Однако затем пришлось снимать квартиру в трех или четырехэтажном доме типа хрущобы. Там было всё нормально, кроме отопления и горячей воды. Ее на острове нет в принципе, только в гостиничках колонки стоят, для подогрева.
Говорят, правда, зимой горячую воду дают в дома, но не ждать же зимы, тем более, что за окнами стоял август.

Дальше всё было банально. Экскурсии, жареная селедка в "ресторане", переделанном из лагерного барака, осмотр монастыря. Больше там мирянину делать нечего.
На Анзерский - второй и самый большой - остров, где живут в скитах отшельники, экскурсий не бывает. К нему, мол, трудно пристать, могут разыграться шторма, очень опасно, рисковать туристами фирмы не желали.
Ну что ж, съездили на крошечный Заячий остров, где первобытные поморы оставили некие загадочные круги из камней. Раздолье для всяких уфологов-конспирологов-эзотеристов, однако, на мой взгляд, обычные точки поклонения богам, с крупными плоскими камнями в самом центре - алтарями.
Стоунхендж я не видел. Но осматривал на Мальте не менее впечатляющие и грандиозные памятники первобытной культуры - гигантские дольмены и целые доисторические "города".

Свозили нас в ботанический сад. На стареньком автобусе по дороге XVII века, которая так и не ремонтировалась с тех пор. Это было ужасно!! Я отбил все внутренности. Обратно шли, слава Богу, на лодках по внутренней системе озер и каналов. Гребли четыре часа. Это было самое прекрасное, так как ходить на веслах на лодке я очень люблю.
Нам говорили, что в эти озерах вода такая чистая, что ее можно пить. Это оказалось правдой, чистейшей, как и вода, не загаженная промышленностью.
Ну и сам ботанический сад, больше похожий на заповедник, необычайно красив. Там, кстати, в ленинско-сталинскую эпоху был карцер, если я правильно запомнил. Но и там время стерло все следы.

Гуляли мы спокойно вдоль стен монастыря, и вдруг навстречу нам двинулся крестный ход. С хоругвями, с крестами, с батюшками в рясах, всё как положено, идут и поют.
Дочка подруги как увидела - сразу закричала: Боженька! Боженька! И прямиком кинулась к самому важному и толстому из батюшек. Тот аж отпрянул, но потом вальяжно перекрестил ребенка. А она все кричит: Боженька! - и на этого самого священника показывает.
Пришлось сажать девчонку на плечи и идти вслед за крестным ходом, а заодно объяснять, что это отнюдь не "Боженька" собственной персоной
Бедной девочке задурила голову бабушка, эдакая по-современному богомольная. Но для настоящих богомольцев на Соловках - раздолье

Гордая полячка

К сожалению, не удалось мне привезти с Соловков никакой человеческой истории для хорошей вкусной заметки. Хотя я пытался.
В доме, где мы снимали квартиру, жила странная пожилая женщина, Жанна Ивановна, обрюзгшая и бесформенная, но что-то было в ней экстравагантное, необычное. Я только начал с ней разговаривать, слово за слово, она успела сообщить мне, что она родом из Польши, причем из шляхты, росла в богатом загородном доме, который она смутно помнит, но вмешалась война, и что-то еще про цыган-похитителей детей.
Но тут влез какой-то пьяный абориген, Жанна Ивановна вступила с ним в дискуссию, выражения употреблялись не очень шляхетские, когда же я прогнал аборигена (не самым вежливым способом), старая шляхтенка захотела спать.
Больше времени пообщаться с ней у меня не нашлось. Дочка подруги защемила ногу на велосипеде, возникли более актуальные заботы. А жаль. Так я и не узнал, как "гордую полячку" занесло на далекие стылые Соловки.

Не вреден Север для меня

Кстати, выбраться с острова оказалось сложнее и дороже, чем туда попасть. Нам удалось зафрахтовать сомнительную посудину, которая причалила к отдаленной грузовой пристани. Выбираться оттуда в город Кемь пришлось практически по отвесной стене, карабкаясь, словно обезьяны. Но справились. Если жизнь заставит, любые подвиги по плечу.
Про название города Кемь есть "красивая легенда", будто это аббревиатура от "к е...ней матери". Похоже, в данном случае народная этимология недалека от истины. Страшнейшая дыра.

В то лето пришлось попутешествовать еще. Нам надо было попасть в Архангельск, но поезда ждать пришлось бы больше суток, а ночевать в Кеми категорически не хотелось. Поэтому отправились сложным маршрутом-крокозяброй - через Мурманск.
Вот тоже странный город, где сохранился почти в неприкосновенности Советский Союз. Особенно - в краеведческом музее, где с нежной любовью сохраняется копия "рабочего кабинета" местного знатного рабочего, Героя Соцтруда, чью фамилию я забыл.
Больше про Мурманск и сказать-то нечего, невыразительный город.

Архангельск город неплохой, но стандартный, традиционный. Много всего Троицкого - мосты, улмицы. Музей в пригороде под названием Малые Карелы (или Корелы) любопытный, а больше я там ничего не заметил. Возможно, мое восприятие притупила невыносимая дорога от Мурманска до Архангельске, которую пришлось проделать в пассажирском поезде, который тащился безумно медленно, мало того, что останавливаясь на каждом полустанке, так еще и без конца застревая.
Но это путешествие на Север в результате завершилось благополучно. Да и вообще Север мне ближе, чем Юг

К сожалению, от поездки на Соловки у меня не сохранилось фотографий. Жаль, там очень красиво. Но пейзажи и виды монастыря можно найти в сети.
Зато у меня осталась фотография, помещенная наверху.
И еще вот эта

Это я с подругой и ее дочкой в лодке, мы движемся по системе внутренних озер и каналов

Ну а вот сувениры, которые я привез с Соловков. Их я бережно храню








Необязательные мемуары
Tags: глубинка, личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments