Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Vingt ans après. Двадцать раз спустя

Предыдущая глава
Это приложение к разделу "Политический балаган" моих Необязательных мемуаров. Писалось в 2016 году, к 20-летию скандальных выборов Ельцина 1996 года.

Незаметно проскочила 20-я годовщина вторых выборов Ельцина, и первого тура, и второго. Не захотели вспоминать! Официозным лоялистам было неинтересно. Либерал-недовольным неприятно - ведь они выдвигают Ельцина как "светоч свободы и демократии", а с выборами 1996 года такая трактовка совсем не согласуется.

Ибо все несообразия и безобразия российских предвыборных кампаний XXI века - ничто, пустяки по сравнению с беспредельным, наглым, подлым и циничным пропагандонством лета 1996 года. Когда так называемые "журналисты", включая нынешнего укропропагандона Евг. Киселева, дружно и неприлично врали с экраном телевизоров и с газетных полос. Достаточно вспомнить омерзительное издание "Не дай Бог". И вся эта вакханалия предвыборного вранья щедро оплачивалась Чубайсом, Юмашевым и прочей кремлевской камарильей. Про знаменитую "коробку из-под ксерокса", набитую баксами, противно даже вспоминать.
В коробке лежал черный нал, предназначавшийся на оплату попсы, которая за бабло разворачивала кампанию "Голосуй или проиграешь". А параллельно шли разборки между двумя группировками придворных шулеров - одна во главе с тем самым Чубайсом, другая - ныне подзабытым, но некогда очень влиятельным охранником Ельцина Александром Коржаковым. Развивалась гнуснейшая внутривидовая борьба, где вранья было не меньше, чем в основных выборах.

Правда за доллары

Я тогда работал в "Общей газете" и во всей этой мерзости не участвовал. Напротив, пытался рассказывать о реальных обстоятельствах нашего политического беспредела иностранцам.
Так что объясню вышеприведенную иллюстрацию.

Это газета, или, точнее, листок, безобразно оформленный, лишенный элементарного дизайна, под названием Prism. В нем на английском языке рассказывалось о наших политических реалиях. За это платили гонорары - американскими долларами. Кто финансировал, понятия не имею. Может быть, даже ЦРУ (шучу). Главным редактором листка был мой друг Дэвид Саттер, американский журналист, который в те годы не был охмурен и зазомбирован кремлевской проельцинской пропагандой и старался трезво оценивать ситуацию, да я о нем уже писал в мемуарах, впоследствии Дэвид претерпел неприятную эволюцию, но это его право и его дело.
Дэвид и привлек меня к публикациям в этом листке.

И я там старался восстановить фактическую сторону дела. Перечитав спустя много лет свою статью о Зюганове, я просто поразился, насколько это верно и точно написано. Да, сам себя не похвалишь - никто не похвалит.
Вот фрагменты (писал я, разумеется, по-русски, потом меня переводили, но переводить обратно я уж не буду):
Zyuganov has no intention of building communism. He does not intend to resurrect Gosplan and the GULAG. He hasn`t the slightest desire to abolish all privatization and the market economy at one stroke or to nationalize all the commercial banks. The present political and economical situation in Russia suits him just fine. The only thing he lacks is power.

В ту пору пресловутый Евг. Киселев устраивал почти ежедневные истерики на тему "Зюганов отменит частную собственность" и вообще с удивительной тупостью превозносил эту самую "частную собственность", как будто на свете нет ничего более важного. Это было просто смешно. Пришлось и об этом написать целый абзац:
All the anti-Zyuganov propaganda is based on false premises. Yeltsin`s supporters are making Zyuganov out to be the heir of the Bolsheviks, and comparing him to Lenin and Stalin. It seems that clever (это ирония, если кто не понял - Н.Т.) columnists are forever posing him this "thorny" question: are you ready to recognize the right to property as sacred and inviolable? As if the preservation of private property is the panacea for all evils and a no-lose guarantee of democracy!
But how can one forget that the institution of private property was sacred and inviolable in slaveholding ancient Rome, in many Eastern despotisms and finally in Nazi Germany...
Today`s anti-Communists will understand that the sacred right to private property does not guarantee freedom.

Время показало, что ничему эти пустоголовые и не понимающие свою страну "люди с хорошими лицами" не научились. Теперь Евг. Киселев готов одобрить любой нацизм, лишь бы выступить против российской власти, которая отлучила его от кормушки. Черт бы с ним. Но нельзя забывать, что творил этот псевдожурналист в 1996 году - и после этого нет смысла удивляться тому, во что он превратился.

Что до меня, то я всё честно писал в этом американском листке и зарабатывал свои доллары, не помню сколько их было, то ли по сто, то ли по двести за статью, а статей я написал тогда немало, и продолжал писать их после того, как Ельцина якобы выбрали - ведь истинный результат того голосования до сих пор покрыт мраком тайны, просто Зюганов смертельно боялся победить, не хотел брать на себя власть и ответственность, ему намного удобнее было оставаться в так называемой "оппозиции", поэтому он не стал возражать, когда ЦИК признал выигрыш Ельцина.

И еще о моей публикации. Я, конечно, не участвовал в ее переводе, но три английских подзаголовка придумал сам - Past Perfect, Present Continuous & Future in the Past.
Вот они



Ну и еще фотографий того листка. Вот выпуск за октябрь 1996 года, когда листок из двухнедельного превратился уже в ежемесячный


Как я объедал пиндосов


Это приглашение в резиденцию посла США Спасо-хаус. Я ходил туда выпивать и закусывать 17 июня 1996 года. Но об этом ниже.

Сначала два слова о самих выборах. После отвратительной и лживой избирательной кампании, устроенной ельцинскими пропагандонами и щедро подкупленной попсой, я почувствовал острое омерзение к обоим основным кандидатам - Ельцину и Зюганову, между которыми не видел разницы, за исключением того, что у одного власть уже есть, а у другого пока нет.
Позднее выяснилось, что Зюганов власти и не хочет, и безумно боится выиграть. Но тогда я об этом не знал и в любом случае голосовать ни за кого из них и выбирать якобы меньшее из зол не мог физически. Поэтому в первом туре проголосовал за Явлинского - из принципа, понимая, что тот никогда не сможет победить.
Во втором же туре вообще не пошел голосовать. Хотя Кремль как будто включил ретрансляционные башни из "Обитаемого острова" и устроил полный "Массаракш" - чуть ли не каждые пять минут из всех розеток и утюгов звучали набатные призывы "Иди и голосуй!" Типа иначе конец света настанет.
Понятно, что ничего, кроме отторжения, у меня этот кремлевский набат не вызывал.

Зато в те дни я много общался с американцами, которые прислали на выборы некую делегацию во главе с Александром Хейгом (Alexander Meigs Haig, ныне покойный). По моим воспоминаниям, туповатый генерал, типичный сапог-солдафон, когда выступал, рассказывал о том, как он когда-то в течение нескольких часов исполнял обязанности президента США, да и вообще нес такую чепуху, что даже его соотечественникам было неловко.

С американцами меня свел Дэвид Саттер. Я шел себе спокойно по Тверской, мимо проезжал двухэтажный автобус с гостями из США, и тут Дэвид зазвал меня в этот автобус, хотя, как позже выяснилось, это было даже незаконно, но я преспокойно доехал с американцами до "Метрополя", ведя с ними светскую беседу на своем очень плохом английском языке.
Этим дело не кончилось. Дэвид организовал мне участие в деловом завтраке или ланче, где я оказался за столом промеж двух пожилых американских леди, которых я далеко не всегда понимал, а потому умудрился ответить невпопад даже на элементарную просьбу передать соль. Но дамы были светски вежливые и сделали вид, что всё в порядке.

Еще помню очень странное меню этого завтрака-ланча. Например, передо мной поставили глубокое блюдо, наполненное какой-то травой и листьями - как будто я конь или какое-нибудь парнокопытное.
Затравленно осмотревшись вокруг, я увидел, что американцы лихо поедают эту траву при помощи ножа и вилки. Я даже и пробовать не стал, так как понял, что не справлюсь с этой незнакомой мне технологией питания. Брать руками тем более не стал. Зачем же позориться?! Да и не привык я поедать зелень в таких лошадиных дозах.
Хорошо было уже то, что мне не требовалось выступать с речами. Этим занимались небезызвестный Егор Гайдар и бывший министр иностранных дел Андрей Козырев.
Егор Тимурович говорил по по-английский fluently, но с дикими грамматическими ошибками, чуть ли не вплоть до I is вместо I am. Козырев говорил получше. Оба не сказали ничего нового и интересного. Только всячески рекламировали "демократичность" наших выборов, на которых якобы может выиграть даже коммунист Зюганов - во какая свобода! Ельцина не расхваливали, агитацией не занимались, да оно и понятно: они ж выступали перед людьми, которые в любом случае голосовать не будут.

В те же дни я посетил еще два мероприятия. Во-первых, дискуссию-обсуждение в Центре Карнеги, где мне уже пришлось выступать на моем отвратительном английском языке, причем случилось это неожиданно, тезисы я не подготовил, вынужден был импровизировать, да еще потом отвечать на вопросы.
Я несколько раз переспросил гостей, понимают ли они то, что я говорю - они отвечали утвердительно. Может быть, из вежливости. А вот что именно я тогда говорил - не помню. Думаю, что ничего особенного и умного, просто в силу ограниченности языкового запаса.

Наконец, последним мероприятием - last but not least - стал тот самый прием в Спасо-хаусе на следующий день после первого утра выборов Ельцина.
В резиденции американского посла я не выступал, не вел светских бесед на английском языке, а только выпивал и закусывал. Помнится, ассортимент был скуповат, закуски было совсем мало, мне показалось, что вино тоже кончилось, я собрался уходить, но тут известный военный обозреватель Павел Фельгенгауэр поманил меня в уголок и показал, что там еще остались непочатые винные бутылки.
В результате мы задержались на террасе в Спасо-хауса дольше всех, дотемна, пока нас оттуда чуть ли не выгнали. Мне было, честно говоря, очень неловко.
Больше я ни в каких американских дипломатических учреждениях никогда не бывал. Хотя ничего дурного в этом не вижу.

Ночь после непосредственного голосования во втором туре, с 3 на 4 июля, я провел в предвыборном штабе Зюганова, в помещении РАУ-корпорации, которую возглавлял некто Алексей Подберезкин.
В те годы не спать целую ночь для меня не составляло проблемы, да и, откровенно говоря, провел я ту ночь отнюдь не всухую. В РАУ-копорации работал буфет, там свободно продавалось виски, которому я и отдал дань, по своей тогдашней традиции смешивая с тоником, а не с содовой.
Тем не менее наутро смог написать внятную заметку. Смутно припоминаю, что меня тогда удивил тот факт, что зюгановские штабисты совсем не расстроились из-за поражения босса. Наивный я был, несмотря на весь свой опыт...
Теперь от той наивности не осталось и следа.

Необязательные мемуары
Tags: политический балаган
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment