Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Пост сквозь годы. Лужков как пейсатель

Предыдущий пост сквозь годы
Непосредственное продолжение - ироническая рецензия на ту самую книШШку Юрия Михайловича Лужкова. У этой моей публикации был выдающийся редактор и соавтор - Акрам Муртазаев, он довёл текст до особого блеска. Он же и заголовок придумал. Спасибо ему! А также горячий привет! Очень жаль, что профессионал столь высокого класса не востребован в сегодняшней России, да я уже много раз писал, что истинные профессиональные журналисты здесь больше не нужны. Таковы печальные факты.
Ну и вот

Почтил в прозе

1 октября 2008 года

Вот отрецензировал книжонку Ю.М.Лужкова.

Наш мэр серьезно обогатил художественную литературу

Мэр Москвы Юрий Лужков сумел превзойти политиков почти всех времен и большинства народов. Многие из них баловались литературой, писали стихи или мемуары. Но ни один так и не попробовал себя в художественной прозе. А Лужков рискнул – в издательстве «Московские учебники» вышла его книга рассказов «Русские характеры».

А что? Все в русле традиций отечественной литературы. Заголовок отсылает к известному произведению Алексея Н. Толстого. Фигура рассказчика – к гоголевскому пасечнику Рудому Паньку из «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Ведь даже Николай Васильевич слыхал, что Юрий Михайлович тоже держит пасеку, где и черпает вдохновение. И пишет, что ощущает себя «владельцем огромного богатства, которое не измеряется никакими рублями». Интересно, это он о сотах или сотках?

При этом Лужков самокритично добавляет: «Не всякий раз мои повествования продиктованы гражданской позицией и государственным интересом». Но тут классик хитрит и вводит читателей в заблуждение. Поскольку о чем бы Лужков ни писал (о пчеловодстве, богомольной старушке, напророчившей ему восстановление храма Христа Спасителя, о ценных уроках жизни от вора в законе), он всякий раз храбро демонстрирует государственный подход и выруливает на гражданственный пафос.

Вот, например, рассказ «Пуля», о босоногом детстве в прифронтовой Москве, заканчивается общественно-политическим выводом: «Сейчас нас так же, как в сорок первом, хотят приговорить к поражению». Связь времен, понимаешь.

Или вот начинает Лужков рассуждать о любви (рассказ так и называется, прямо как у Стендаля). Вспоминает легендарного банщика из Тбилиси по имени Курбан, который «сочетал в своих движениях грубость и нежность, скрепляя этот контраст особой любовью к человеческому телу».

Когда его жена умерла, тот не захотел жить, «облачился во все новое и чистое, вышел на Метехский мост и бросился вниз головой в Куру». «Сказано в Библии: ибо сильна, как смерть, любовь», – резюмирует автор. И тут же переключается на государственный подход: «Я не спорю с политическим курсом грузинских властей. Хотите помочь заокеанским спонсорам оградить Россию санитарным кордоном – как говорится, без комментариев. История нас рассудит».

Вот и рассудила. Рассказ мэра-прозаика был завершен до последних военно-грузинских событий, жизнь сама поставила последнюю точку. Хоть и пишет наш прозаик, что «связь между народами живет в другом масштабе и диапазоне, на ином уровне исторической иерархии», но тут уж точно прошла любовь.

И последнее. Когда выпускает книгу большой начальник, то всегда возникает подозрение: не сам писал. Но с Лужковым – не тот случай. Он все делает сам. Это ж видно по результатам…
Tags: Лужок, юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments