Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Моё завещание. Глава 13. Общая газета. Коллеги

Двенадцатая глава

Слева направо - Анатолий Костюков и Лена Дикун. Фото 2012 года. Ниже я немного расскажу об этих моих коллегах.

Отдав дань памяти Егору Владимировичу Яковлеву, не могу не вспомнить некоторых других своих коллег, с которыми я работал в "Общей газете". Вот только нет у меня их фотографий той давней поры, а есть гораздо более поздние, сделанные во время встречи бывших сотрудников ОГ, случившейся, точнее организованной в сентябре 2012 года.
Понятно, что за 15 и чуть более лет, прошедших с того времени, когда мы работали вместе, люди несколько изменились. Но тут уж ничего не поделаешь.

Гедонист и мыслитель

Но начну с человека, который безвременно ушел от нас в ноябре 1997 года. Андрей Фадин. Он заснул за рулем и врезался в грузовик, ему было всего 44 года.

Андрей был выдающимся - не просто журналистом и публицистом, а политическим мыслителем (мерзкое словечко "политолог" я ненавижу, да все, кто так себя обзывает, скорее банальные "политолухи"). Уже тогда, в середине 90-х годов прошлого века, Андрей прозорливо понял тенденции российской политической действительности, которые неизбежно вели к условному "Путину". Дело не в фамилии, а в особенностях режима. Андрей, в отличие от прекраснодушных писак и недалеких аналитиков, предупреждал, что дело неизбежно идет к усилению авторитаризма. При этом Фадин был чужд даже намека на истерику. В его статьях нет лишних и необязательных эмоций. Там "мыслям просторно, а словам тесно".
Честно говоря, мне некого поставить рядом с Андреем Фадиным по умению мыслить, анализировать, делать трезвые выводы, избегая иллюзий и искушений.

При этом Андрей вовсе не был "ученым сухарем", напротив, оставался всегда земным человеком, не избегал радостей и удовольствий бытия. В некоторых сферах жизни Андрей был истинным гедонистом.
Например, с какой бы женщиной он ни говорил по телефону, практически каждой из них неизменно сообщал: "Вы знаете - у вас очень сексуальный голос!"
Кстати, Андрей не всегда бывал таким уж белым и пушистым, мог даже подраться с дамой из-за пустяков - что случилось однажды в редакции "Общей газеты". Но в другой раз он же совершенно бескорыстно примчался помочь этой даме, бросив все свои дела, когда у нее что-то случилось с машиной поздно вечером, и отбуксировал ее домой.
Светлая память Андрею! К сожалению, даже нормальной его фотографии я в сети не нашел. Только вот эту, на которой его невозможно узнать.


Герой невидимого фронта

Анатолий Костюков. Выдающийся журналист нашего времени. Он никогда не любил себя пиарить, скромно писал статьи, но так и не удосужился собрать их хотя бы в одну книгу.
Анатолий Егорович прав: дурацкое это дело - выпускать книгой даже самые блестящие и многомудрые журналистские заметки, которые очень быстро устаревают, однако многие журналюги этим занимаются, прежде всего ради денег, ну и ради пиара, раскрутки своих жалких персон и прочего promotion. Это их дело. Костюков был всегда этому чужд, потому и остался известным, даже знаменитым только среди коллег, хотя он глубже, умнее и тоньше, чем многие раскрученные финтифлюшки, именующие себя журналистами.

С Костюковым или просто с Егорычем, как его называл, например, Егор Яковлев, я работал вместе в трех изданиях, общался более 20 лет, и в какой-то мере даже могу назвать своим учителем в профессии, хотя мы с ним много раз ругались, спорили и не сходились характерами. Хотя практически всегда сходились в мнениях.
Как у всякого человека, у Костюкова имеются недостатки в профессиональной области, которые суть продолжение его достоинств. Он великолепный стилист и редактор, мастер четких и ёмких характеристик, блистательных заголовков, в том числе так и не попавших на страницы СМИ ("Из ворюг в греки" - про Гавриила Харитоновича Попова), или попавших: "Прободение Язова", опубликованного в начале 1991 года, "Между Сциллой и харизмой" - про генерала Лебедя, да и многих-многих других.
При этом Костюков всегда был неисправимым и невыносимым перфекционистом, был готов шлифовать и отделывать текст до бесконечности. Эта его привычка периодически вступала в противоречие со сроками публикации и дедлайнами и безумно раздражала редактируемых, меня в том числе.

Путь в пул

Лена Дикун. Знаменитая журналистка из президентского пула Ельцина и Путина, затем перешедшая в сферу политического пиара, где тоже добилась немалых успехов.
С Леной мы вместе начинали работать еще в "Неделе", там она не имела ни малейшего отношения к политическим темам (как и я, впрочем). Потом я посоветовал ей перейти в "Мегаполис-Экспресс" общественно-политического типа, где Лена тоже долго писала вовсе не о политике, а затем произошла плавная эволюция в политическом направлении.

Лена стала мастером интервью с политиками по многим причинам, в том числе - но не прежде всего! - потому, что молодой симпатичной девушке, которая хлопает глазками и изображает из себя наивную простушку, чуть ли не дурочку, намного проще вытащить из какого-нибудь чиновника, депутата, да просто из матерого мужика разные признания и откровения. Интервьюируемый неизбежно расслабляется, норовит покрасоваться и так далее.
Когда Лена в "Общей газете" начинала свою карьеру в политической журналистике, она мало что знала об этой сфере, не особо в ней разбиралась. Поэтому перед каждым следующим ее интервью в нашем отделе политики проходил мощный сеанс мозгового штурма: в первую очередь Костюков, но и я также, и другие коллеги рассказывали Лене о том человеке, с которым ей предстояло встречаться, за какое место его удобнее зацепить, о чем лучше спросить, а какие темы не стоит затрагивать. И результат обычно превосходил все ожидания.
Лена всё быстро и четко схватывала, вскоре научилась всем премудростям ремесла и вышла на самостоятельную орбиту, да так и движется по ней. Желаю ей всяческого успеха.
Мы с ней много лет дружили, опровергая инсинуации о невозможности дружбы девочки с мальчиком, но в последние годы стали общаться всё реже и реже.
Лена в своем аккаунте в фейсбуке выкладывает фрагменты воспоминаний, очень интересные, яркие и объективные. В них она рассказывает и показывает даже тех, кому симпатизирует (покойному Борису Немцову, например) не приукрашенными, не зализанными, а такими, какими они были в самом деле, со слабостями и ошибками. Её воспоминаниям можно доверять.
Вот как крепко держится школа "Общей газеты"!

Неожиданная карьера

Ира Великанова. Вот удивительная женщина с удивительной биографией!
Познакомился я с Ирой в 1992 году. Она была парламентской корреспонденткой одной питерской газеты, уже не помню, какой.
Хорошенькая, молоденькая, неопытная или делающая вид, будто неопытная - понятно, что вокруг нее сконцентрировались чуть ли не все мужчины из числа парламентских корреспондентов. Скажу без лишней скромности, что мне удалось их оттеснить и взять Ирочку под свою опеку: объяснял ей всякие политические нюансы, советовал, как и о чем лучше писать, в меру сил и возможностей обучал ее журналистскому ремеслу, причем она отличалась умом и сообразительностью и быстро воспринимала науку.
Потом я помогал ей с публикациями в московской прессе, а в конце концов Ира пришла к нам в "Общую газету".

С Ирой было приятно общаться. Однако ни склонности, ни способности к политической карьере я у нее не замечал, как и амбиций. Видимо, хорошо скрывала.
Вскоре после того, как я ушел из "Общей газеты", Ира стала пресс-секретарем и помощницей Георгия Бооса, тогда - депутата Госдумы.
А затем жизнь нас развела, и я потерял Иру из вида.
Каково же было моё удивление, когда я обнаружил ее в списке депутатов Мосгордумы! Думал сперва, что тезка-однофамилица, имя-фамилия довольно распространенные, но увидел фотографию - и все сомнения отпали.

Что или кто надоумил Иру делать политическую карьеру, причем в "Единой России", понятия не имею. Гадать не хочу.
Но за карьеру Ирочка взялась всерьёз. Вышеупомянутая Лена Дикун потом рассказывала мне, как Ира скрывала свою с ней дружбу (Лена в то время уже работала в "Открытой России" Ходорковского) от товарищей по партии, и как они вместе поехали отдыхать в Тунис или еще куда-то, а там обнаружился депутат-единоросс Мединский, и Ира пришла в ужас, что вот-вот погубит карьеру, так как общается с сотрудницей столь одиозной оппозиционной конторы, да Мединскому было на всё это глубоко наплевать.
Потом и дружба их закончилась...
Ну а потом Ира, то есть, пардон, Ирина Яковлевна стала директором Музея современной истории, бывшего Музея революции, что на Тверской. Очевидно, помог Мединский.
Значит ли это, что пресеклась ее политическая карьера? Может быть, ей хотелось подняться выше Мосгордумы или продолжить там депутатскую деятельность... Музей - это почетно и прекрасно, но политически это, наверное, тупиковая ветвь. Министерство культуры в российской системе власти никогда высоко не ценилось...
Да и осталась ли она директором музея при новом министре культуры? Не знаю, не выяснял. В конце концов, не место красит человека, тем более - привлекательную женщину, которая смогла уже дважды меня удивить


Вот она - Ирина Великанова

Гаумарждос, Вахо!

Вахтанг Якобидзе. Только не путайте с Кикабидзе!
Мы с Вахтангом познакомились в осажденном Белом доме в октябре 1993 года, я его в шутку называл "красно-коричневый грузин". Он в ту пору работал на НТВ, но не корреспондентом и не в кадре, а помогал собирать информацию, что у Вахтанга всегда получалось хорошо.
По этому поводу мы с ним организовали творческий тандем - он собирал, добывал и выкладывал фактуру, а я на основе этой фактуры делал статьи. Занимались мы этим и в "Общей газете", и потом в "Мегаполис-Экспрессе" бульварного типа, где пользовались спросом разные скандальные разоблачения, в том числе и в сфере политики.
Например, Вахтанг организовал встречу и беседу с Александром Коржаковым, бывшим главным охранником Ельцина, еще в ту пору, когда Ельцин был президентом, а Коржаков уже с ним порвал, стал опальным и прошел в депутаты Госдумы.
Результатом той встречи стало наше, а фактически мое интервью со знаменитым охранником, довольно интересное, кстати, и отнюдь не устаревшее, да фиг знает, где его теперь можно найти.
Как я уже заметил, Вахтанг отличался умением собирать информацию, и у него было много самых неожиданных знакомств среди "осведомленных источников", но писал он по-русски несколько коряво. По крайней мере, так было в пору нашей совместной работы.
Тем не менее, Вахтанг потом самостоятельно работал в разных изданиях, был, например, заместителем главного редактора в деловом журнале "Компания". Затем я, к сожалению, потерял его из вида. Надеюсь, что у него всё хорошо.

Мы с Вахтангом. Фото 90-х годов
Я и Вахтанг

Слева - Виталий Ярошевский, хороший журналист и исключительно порядочный человек. В "Общей газете" он был кем-то типа второго лица после Егора, но в определенный момент разругался с шефом, как и многие другие, а затем вернулся. Справа - Олег Владыкин - тоже хороший человек и офицер, мы с ним успели поработать в "Московском корреспонденте", но об этом я напишу позже

Слева Лев Сигал, журналист, ныне безработный, знаток древнегреческого языка и латыни, в конце 90-х годов он ходил в мохнатой шапке, и его регулярно принимали за чеченца, требовали паспорт и с большим удивлением выясняли, что он Лев Исаакович и лицо совсем не кавказской национальности. В центре Ярослав Леонтьев, начинал то ли как анархо-синдикалист, то ли эсер, теперь - известный историк. Справа - Миша Климентьев, один из лучших фотографов нашего времени

Ну и я на той встрече 2012 года, фото Сергея Варшавчика, который тоже успел поработать в "Общей газете", правда, до меня

А вот и сам Сергей warsh, он справа, а слева Максим Гликин, бывший редактор отдела политики в "Ведомостях", ныне продюсер на "Дожде", тоже начинавший в ОГ

Юра Патрин. Был фактическим ответственным секретарем "Общей газеты". Мастер!


Необязательные мемуары
Tags: коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments