Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Моё завещание. Глава 5. Путч-1991

Четвертая глава

Знаменитое фото. Между прочим, прямо за Коржаковым - нынешний главный национальный гвардеец Виктор Золотов, "звезда" Ютьюба. Ну а я где-то там в толпе...

Настало время вспомнить август 1991 года и так называемый "Путч".
Мемуары - жанр жесткий. Надо рассказывать не о том, что думаешь сейчас по поводу давно прошедших событий, а о том, как их воспринимал тогда, будучи непосредственно в гуще. Вот и попробую

Гекачепнувшаяся страна

Я тогда уже стал парламентским корреспондентом еженедельника "Мегаполис-Экспресс", общественно-политического и вполне серьезного, почти каждый день ходил в Белый дом.
Однако 19 августа 1991 года у меня как раз начинался отпуск, и я туда идти не собирался. но когда началось "лебединое озеро" и прозвучало заявление ГКЧП, сразу же помчался. Оттуда, из кабинета народного депутата РСФСР Сережи Носовца (ныне покойного, о нем я потом обязательно расскажу подробнее) наблюдал за танками. Было жутковато.
Это теперь известно, что путч был опереточный, и что организаторы его сразу же начали делать ошибку за ошибкой - например, упустили Ельцина, и тот быстро перехватил инициативу. Но в те дни угроза воспринималась всерьёз, тем более, подкрепленная реальными танками на улицах Москвы.

Ельцина я всегда терпеть не мог, однако 19 августа однозначно его поддержал. Впрочем, поддержал не столько его, сколько самого себя. Подход мой был прост до примитивности - путчисты хотят повернуть время вспять, надо с ними бороться. Как бороться? Словом, прежде всего. Если закроют газету - уходить в подполье, выпускать листовки и так далее.
Никаких сомнений у меня не было. И сейчас я ни о чем не жалею.

Но путч путчем, а жизнь шла своим чередом. Как раз в те дни я вплотную занимался переездом - для чего, собственно, и брал отпуск. Поэтому 20 августа я почти полдня просидел в своей старой, теперь уже бывшей квартире, и ждал грузовик. Но политика и тут вмешалась. Грузовик так и не пришел, мне позвонили из Трансагентства, которое находилось неподалеку от Красной Пресни и Белого дома и сказали, что машина не может проехать, так как улицы перекрыты.
Вот тогда я окончательно понял, что нормальная жизнь в городе остановилась, и придется немного заняться политикой, раз уж она так грубо занялась мной.

В результате ночь с 20 на 21 августа я, как и многие другие, провел возле Белого дома, на импровизированных символических баррикадах, от которых в случае штурма не было бы никакого толку.
Мы с другом, Станиславом Сабецким, и с его отцом, пошли к Белому дому. Двинулись туда из принципа, потому что считали, что так надо.
Честно отдежурили до утра. Страшно было? Не без этого, хоть на миру и смерть красна. Если бы двинулись танки, и случился штурм, нам бы плохо пришлось. У нас, конечно, "с собой было", то есть - фляжка с коньяком, но это не спасало от разных дурных ощущений. Тем не менее мы не сдвинулись с места.
К 5 утра пришло осознание - мне стало ясно, что никакого штурма не будет, Стас хотел продолжать вахту, но я убедил его, что в нашем присутствии больше нет необходимости.

Ребятишкам хотелось под танки

По моим тогдашним ощущениям, ГКЧПисты хотели вернуть все то советское, от чего мы помаленьку отказывались, и все то, что я терпеть не мог. Прежде всего, дикое повсеместное вранье, двуличие и цинизм. Так что никаких колебаний я тогда не испытывал. Янаев и компания были моими врагами. И я был тогда прав. Точно так же считаю и сегодня. За это мне не стыдно.

Но стыдно за другое - за идиотскую эйфорию, которую я испытывал после 21 августа. Стыдно, что я мог на некоторое время - не помню точно, на какое, но уж точно на пару недель - поверить, что в России хоть что-то может измениться к лучшему. И ведь не маленький был. 31 год. Но эти ощущения были совершенно ребяческими.
Таково неизбежное следствие любой революции.

Безумно жаль трех дурачков, погибших в результате несчастного случая. Именно про них пророчески писал Высоцкий: "Ребятишкам хотелось под танки". Почему? Зачем? Ради чего? Это не имело значения.
Жаль и тех несчастных танкистов, которые случайно раздавили этих бедолаг, так как просто не видели, куда они едут: протестная "демократическая" толпа напрочь перекрыла им обзор.
Противно было затем наблюдать "демократические" пляски на костях этих трех жертв несчастного случая, а вовсе не "жертв революции", когда Ельцин, бия себя в грудь, просил у народа прощения за их гибель. Легко просить прощения за то, в чем не виноват.
За всех убитых уже по его вине - в 1993 году и в Чечне - Ельцин прощения так и не попросил.


Могилы жертв путча-1991.
Большой фоторепортаж с Ваганьковского кладбища

Отвратительную кампанию по сносу памятников я тоже никогда не одобрял. Потому что это было очень по-советски: порушить памятники, переименовать улицы, чтобы вычеркнуть из истории Свердлова, Дзержинского, Ленина и прочих. Дело не в том, что я испытываю симпатию к большевикам, чего нет, того нет, но самое плохое - это сделать вид, будто никаких большевиков не было. А снос памятников - это именно такая попытка подправить историю задним числом.

Ну а Советский Союз ничуть не жалко. Он фактически развалился вовсе не в августе 1991 года, а раньше. Неотвратимость распада империи - а все империи всегда распадаются - я почувствовал еще в июне 1990 года, будучи в командировке в Молдавии, о чем тоже напишу отдельно.
Другое дело, что развалить Союз можно было бы и грамотнее. А в декабре в Беловежской пуще собрались фактические государственные преступники, которые лихорадочно куда-то торопились, причем у одного из них, у Ельцина, была всего одна задача: свалить Горбачева и сесть на его место. Но это - другая история.

По-кургиняновски или по-сванидзевски брызгать слюной и биться в конвульсиях по данному поводу - глупо, нелепо, да просто смешно.
Пора успокоиться. Империи всегда распадаются, при этом всегда бывают жертвы. Их могло быть намного-намного больше - в той же Москве.
Повезло в известной мере. Не всем. На периферии шли кровавые войны, но они начались, как только центральная, федеральная власть ослабла, и это тоже было неизбежно.
Что ж, история жестока и неумолима, распад СССР был неизбежен. Жаль, что именно нашему поколению пришлось через него пройти, но ничего не поделаешь.
Надо жить дальше, а прошлое - вспоминать, изучать, анализировать, по возможности без гнева и пристрастия и уж точно - без дурной конспирологической фантастики.

Каков итог? В 1991 году завершилась революция. Ушедшая власть в лице ГКЧП показала всю свою импотентность и несостоятельность. Власть, пришедшая на смену, как выяснилось позже, была ничуть не лучше. Так всегда было в России, так всегда будет.

Но должен признаться, что те три дня были самыми насыщенными в моей жизни, а день 21 августа был самым счастливым, только не в личной жизни, а в общественной.

Незадачливые мятежники


Необязательные мемуары
Tags: история, личное, политический балаган
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment