Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Генерал Лебедь - 70 лет


Александр Иванович Лебедь не дожил ни до этого юбилея, ни до предыдущего, в связи с которым я о нём писал в РИА Новости. Мне не очень нравится эта моя заметка, но пусть будет. Я там не лукавил, не кривил душой, что хотел - то и написал.
Добавить могу вот что.
Когда я работал в Общей газете, генерал Лебедь к нам приходил, и мы с ним коллективно общались, брали нечто вроде группового интервью под управлением Егора Яковлева. Лебедь сидел прямой, как будто аршин проглотил - военная выправка, прямая генеральская спина - и изрекал короткие фразы. Мне тогда увиделось, что он совсем не тот, за кого себя выдаёт, что он придумал себе этот образ-имидж, сам себе стилист и в значительной степени шоумен, неглупый, но, главное, очень хитрый человек, расчетливый и себе на уме. Каким и должен быть политик.
Ну а вот мой опус.

Ушел в политику и не вернулся

Генерал Александр Лебедь не дожил до собственного шестидесятилетия, которое пришлось бы на 20 апреля этого года. Одна из самых колоритных и ярких фигур постсоветской России, он сыграл заметную роль во всех ключевых событиях новейшей истории нашей страны. Правда, все это были роли в чужих постановках. Как только в его услугах переставали нуждаться, с политической сцены его убирали.

Генерал Лебедь – так, собственно, и называлось его амплуа. Бравый десантник, слегка брутальный, но отец солдатам, оплот и надежа, заступник за сирых, убогих и слабых. Будто про него писал Бабель: «говорит мало, но говорит смачно». Если делает заявления своим гремучим басом, то их немедленно разбирают на цитаты – настолько они афористичны. Сразу видно, что это настоящий патриот, которому «за державу обидно», он так и книгу своих мемуаров назвал.
Конечно, во всем этом было немало театральности, но Александр Лебедь занимался политикой, а в политике без этого нельзя. Тем более,тчто особенно удавались генералу эпизоды прямой демократии вроде предвыборных кампаний, когда приходится много выступать перед публикой и приковывать к себе внимание. Он умел внушать доверие, и выигрывал любые выборы, кроме президентских. Но там участвовал Борис Ельцин, политический деятель с не менее выразительной харизмой.

Но начинал свою политическую карьеру генерал Лебедь отнюдь не с выборов. Можно было бы сказать, что он лихо въехал в большую политику на своей боевой машине десантника, да это было бы не совсем точно. Восхождение начиналось по-советски банально: в 1990 году он стал делегатом XXVIII съезда КПСС и учредительного съезда Российской компартии (РКП), на первом и последнем съезде которой стал членом ЦК.
РКП создавали деятели, оппозиционно настроенные по отношению к Михаилу Горбачеву, как раз под лозунгом «За державу обидно», а под державой они подразумевали Советский Союз. Понятно, что им был нужен 40-летний молодой генерал с опытом укрощения мятежей по окраинам этой державы. Но стать спасителем СССР Лебедю не было суждено, о чем он весьма сожалел, если верить его мемуарам.

Мемуаристика – это специфический жанр, по воспоминаниям непросто восстанавливать исторические факты. Книга Александра Лебедя выделяется в ряду множества других тем, что у нее есть явные литературные достоинства. Генерал любил и умел работать со словом, причем не терял юмора ни в каких ситуациях. Чего стоят, например, такие пассажи:

«Всякой революции или контрреволюции — черт их разберет — нужны жертвенные бараны, это необходимая атрибутика. Они, бараны, должны своей кровью окропить революцию (или контрреволюцию) и освятить ее. Расчет прост: провокационные подробности, нюансы, детали скоро забудутся, точнее, будут ретушированы ловкими идеологами революции (или контрреволюции), а жертвы останутся. Останутся как символ, как знамя, как призыв: к борьбе, к мести».

«Болтаться во всеоружии по столицам союзных государств с полицейскими функциями — удовольствие, прямо скажу, сомнительное».

Лебедь умело и хитро создает образ главного героя своих мемуаров – простодушного, но многоопытного воина, который всегда готов к подвигам, ничего не боится и умеет найти выход из самых безвыходных положений. Но оказывается беспомощным в одной-единственной ситуации: ей посвящена глава с театральным названием «Спектакль назывался путч», и рассказывается там о событиях 19-21 августа 1991 года.

Генерал Лебедь с едкой иронией описывает приказы, один абсурднее другого, которые он вынужден выполнять: сначала взять под охрану Дом Правительства, затем составить план его штурма, потом предупредить защитников Белого дома о будущем штурме. Автор признается, что план, составленный им второпях, на коленке, никуда не годился. Но его многозначительно одобрили высокопоставленные армейские и милицейские генералы вплоть до заместителей министров, причем видно отчетливо, что они не намерены ничего предпринимать. И подводит к выводу, что весь путч был спектаклем, разыгранным ради того, чтобы развалить Союз.

Александр Лебедь уверяет, в августе-91 у него не было никаких политических амбиций. Дескать, ему просто было обидно, и не только за державу, но и за себя, за то, что его использовали как марионетку, как пешку в чужой игре. И он дал себе слово больше никогда этого не допустить. Для чего следовало самому пройти в ферзи.
Однако не все получилось. Конечно, Александра Лебедь заработал себе в Приднестровье репутацию бывалого миротворца, и было вполне естественно прибегнуть к его услугам, когда Кремль принял решение прекратить первую чеченскую войну. Но в том же 1996 году снова использовали в политических играх, уже не как пешку, а как тяжелую фигуру. Причем дважды. Одна группировка из окружения президента разгромила другую, употребив генерала в роли тарана – это первая операция.

И вторая, более масштабная: предвыборный штаб Ельцина использовал Лебедя для разгрома главного конкурента. Генерал, как всегда, блестяще выступил в первом туре, получил почти 15 процентов голосов и широким жестом «подарил» их Борису Николаевичу.
Тогда казалось, что Александр Лебедь совершил выгодную политическую сделку. Его сразу назначили и секретарем Совета безопасности «с особыми полномочиями», и помощником президента по национальной безопасности, и председателем Комиссии по высшим воинским должностям, высшим воинским и специальным званиям.
В кругах демократической общественности раздавались даже голоса: не слишком ли много власти сосредоточил генерал в своих руках? Но это было напрасное беспокойство. Чрезмерно самостоятельный и амбициозный десантник не вписывался в ельцинскую систему сдержек и противовесов. В июне 1996 года его возвысили, а уже в октябре отправили в отставку со всех постов. Мнимый взлет оказался началом падения.

Спустя два года генерал Лебедь доказал, что не утратил своих предвыборных качеств и в тяжелой борьбе избрался на пост Красноярского губернатора. На этом посту он и погиб в авиакатастрофе, трагически и преждевременно. Ему только-только исполнилось 52 года. Многие политики в таком возрасте только начинают делать карьеру.
Tags: память, политический балаган
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments