Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Пост сквозь годы. Кавказ - квази уна фантазия, сиречь антиутопия

Предыдущий пост сквозь годы
Написано давно, в 2006 году, с тех пор в геополитическом смысле многое изменилось, и отдельные тезисы выглядят наивными и глупыми. Но что было, то было.
Впрочем, я оставил, в основном, историческую часть. Прошлое у нас непредсказуемо, особенно на Кавказе и в Закавказье, у него есть разные варианты, однако тем не менее существуют отдельные исторические факты.
Короче, вот

О будущем Кавказа

13 мая 2006 года

Вот еще одна заметка. Не совсем черновик, но что-то вроде. Тема острая, актуальная. Так что имеет смысл поместить
Геополитика
До какого предела дойдет Кавказ


Грузия решила выйти из СНГ. Конечно, это чисто символический жест. Таким образом, бывшая союзная республика как бы сбрасывает имперское иго Москвы - окончательно и бесповоротно. Руководителей других государств Закавказья, как международно-признанных, так и самопровозглашенных, тоже не устраивает status quo. Недовольны своим сегодняшним положением и многие автономии Северного Кавказа. Так, может быть, дать им волю? Пусть сами решают, как им жить дальше. Посмотрим же, что из этого получится. Пока чисто теоретически.

Зыбкая почва

В апреле власти России решили слить в один субъект Федерации Краснодарский край и республику Адыгея. Прецедентов было уже достаточно: Коми-Пермяцкую автономию объединили с Пермской областью, Корякскую – с Камчатской, Агинский Бурятский национальный округ – с Иркутской. Всюду мероприятия прошли на ура. Но тут не удалось. Начались массовые протесты, Черкесский конгресс даже пожаловался в Совет Европы: дескать, ущемляют целую нацию. Пришлось Кремлю давать задний ход.
Оказывается, Москва уже не в состоянии менять административные границы на Кавказе по своему произволу. В том числе и потому, что здесь каждый народ относится к административному статусу своей территории с особым трепетом.

Кавказ – это регион с непредсказуемым прошлым. Народов там проживает немало, и у каждого - своя историческая правда. Причем, проживают эти народы, и христианские, и мусульманские, «анклавно-дисперсно», то есть, попросту говоря, вперемешку.
Этническая и конфессиональная чересполосица ведет к повышенной «сейсмичности» региона. Рвануть может в любом месте. Лучше не совершать резких движений. И зацементировать эту зыбкую почву, под тонким слоем которой бушует огонь потенциальных конфликтов.
Сцементировать эту взрывоопасную среду может только внешняя сила, равноудаленная от местных межнациональных и территориальных разборок. Пока эта внешняя сила справляется со своими обязанностями, горячие точки остывают, а конфликты сглаживаются. Во многом потому, что «имперское иго» сплачивает разноплеменное население. Но как только давление ослабевает – обостряются все противоречия и конфликты вспыхивают с новой интенсивностью.

Особый регион

Государственные и административные границы на Кавказе прокладывались так, что они не удовлетворяют ни один из народов, обитающих в этом регионе. О том, почему так получилось, подробно рассказано в книге Артура Цуциева «Атлас этнополитической истории Кавказа (1774-2004)».
Как поясняет автор, эти территории сначала определяются «в качестве межимперского буферного пространства», а затем как «особый регион России».
Переход из одного агрегатного состояния в другое был поэтапным. В конце XVIII века Закавказье и сопредельные области были поделены между тремя державами. В вассальной зависимости от ослабевшей Персии находилось Картли-Кахетинское (Восточно-Грузинское) Царство, ханства и шамхальства, расположенные на территории нынешнего Азербайджана, Армении и южного Дагестана, а этим ханствам, в свою очередь, подчинялись армянские меликства на территории современного Карабаха. Конструкция была многоэтажной. Так, картли-Кахетинскому царству подчинялись и Эриванское ханство и несколько ханств на территории современного Азербайджана.
В состав теряющей силу Османской империи входила часть Армении и Западная Грузия с Абхазией и Аджарией. Кроме того, Порте номинально подчинялись северокавказские черкесские, осетинские и горско-татарские племена, не имевшие собственной государственности.

Феодальные княжества, по итогам нескольких успешных русско-турецких и русско-персидских, были переведены под протекторат Российской империи. Потом их тихо упразднили и слепили на их основе три губернии – Тифлисскую, Эриванскую и Бакинскую. При этом учитывался не национальный фактор, а удобство управления. Губернские границы никак не могли совпасть с этническими в связи с лоскутностью расселения основных закавказских народов, еще не осознавших себя едиными нациями.
Горские и степные племена Северного Кавказа пришлось долго покорять, выселяя целые народности за пределы России и заселяя освободившиеся земли казаками и выходцами из других областей империи. Здесь административные рубежи прочерчивались исключительно исходя из логики «обеспечения устойчивого контроля над регионом».

Кстати. Никаких признаков национализма и тем более сепаратизма на Кавказе не наблюдалось вплоть до конца XIX века, когда царское правительство взяло курс на создание однородного государства и занялось последовательной русификацией региона. Кстати, история повторилась накануне крушения СССР. Похоже на закономерность: если империя с особой силой «закручивает гайки» - значит, скоро развалится.

Советская власть усложнила административную нарезку региона, нашпиговав его национальными автономиями различного ранга и статуса, причем вся эта чересполосица много раз изменялась.

Кстати. За 70 лет обладания Кавказом Советская власть все окончательно там запутала. Образование автономных областей и республик в составе Грузии и Азербайджана вновь придало карте региона вид лоскутного одеяла, как это было в далекие феодальные времена. Но тем самым были заложены конфликты между новыми «вассалами» и «суверенами».
Некоторые народы (таты, талыши, курды) и внутриреспубликанские национальные анклавы (армяне и азербайджанцы в Грузии, лезгины и часть армян в Азербайджане) собственных автономий так и не получили.
С другой стороны, не все автономии являются национальными. Например, Нахичеванская или Аджарская республики. Таких этносов не существует. Аджарцы - это те же грузины, только мусульмане. Им дана была автономия по договоренности с Турецкой республикой Кемаля Ататюрка, с которой Советская Россия когда-то поддерживала особые отношения. Таким же образом была создана автономия Нахичевани, которую турки рассчитывали сделать своим плацдармом против Армении.
Потом советско-турецкие отношения резко испортились, конфессиональный вопрос в СССР вообще перестал быть актуальным, да и мусульман в Аджарии почти не осталось. Ну а вероятность новой армяно-турецкой войны свелась к нулю. Но автономии сохранились, как реликты. Там уже выросли местные элиты, которые не допустят упразднения своих удельных территорий.
На Северном Кавказе в советскую эпоху творилась настоящая национально-административная «чехарда». После множества пертурбаций сложилась пестрая чересполосица национальных автономий различного ранга, частично входящих в состав краев, частично самостоятельных. В результате появились Адыгейская и Карачаево-Черкесская АО и Кабардино-Балкарская АССР. Хотя адыгейцы, черкесы или кабардинцы – это один народ, а балкарцы и карачаевцы – другой (ранее их называли горскими татарами), их предпочли разделить и перемешать.

Буферная зона

Сегодня Российская Федерация уже не справляется с функциями «цементирующей силы». Случай с Адыгеей показал всю слабость центральной власти.
Так не пора ли да народам Кавказа полную свободу? Пусть сами решают свою судьбу. Посмотрим, что из этого получится.
Армения постарается восстановить границы былых времен. Кстати, частично эта задача уже решена –Арцах/Карабах, и три района республики Азербайджан (Лачинский, Кубатлинский и Агдамский) в придачу более 10 лет контролируются непризнанной Нагорно-Карабахской республикой, формально независимой от Армении. Кроме того, Армения претендует как минимум на Нахичевань, а как максимум на всю Восточную Турцию и Южный Азербайджан. Имеется еще населенный армянами Джавахетский район в составе Грузии. Наконец, северная граница Великой Армении проходила по Куре, отхватывая солидный ломоть от Грузии вместе с Тбилиси.

Кстати. Права на обладание бывшей Нагорно-Карабахской автономной областью обосновываются большим количеством древних армянских христианских памятников на территории Арцаха/Карабаха. Тот факт, что эта местность входила в состав Армянского царства в первые века нашей эры, подтверждается хрониками и документами. Азербайджанцы в этом контексте выступают как потомки тюркских племенных групп, проникших в Закавказье в XI-XIV веках.

У Азербайджана – свои проблемы. Помимо стремления отвоевать Карабах и окрестные районы, у Баку есть свои счеты к Ирану, где проживают около 16 млн. азербайджанцев. Для сравнения, в самом Азербайджане – около 7 млн. Еще несколько тысяч их соплеменников проживают в Марнеульском районе в Грузии и готовы воссоединиться с родиной предков.

Кстати. Исторические права на Карабах строятся на основе «албанской теории». Албанцы – это греческий вариант наименования местного автохтонного дотюркского кавказоязычного населения (по армянски - Агванк), которое рассматривается как «праазербайджанское», которому и приписываются те самые древние христианские памятники. Впрочем, надо заметить, что никакой азербайджанской государственности в принципе не существовало до 1918 года, да и само обозначение нации «азербайджанцы» возникло только в 20-е годы прошлого века.

Претензии Грузии пересекаются с интересами двух уже упомянутых стран. В состав Великой Грузии времен царицы Тамары и Давида Строителя входила и вся нынешняя Армения, и вся западная часть Азербайджана, и большой кусок на северо-востоке Турции, и даже Сочинский район.

Кстати. Тут два основные вопросы – абхазский и юго-осетинский. Со вторым официальная историография расправляется легко – ираноязычных предков осетин аланов объявляют поздними переселенцами (по разным вариантам с XIV по XVI век) с Северного Кавказа. Что касается Абхазии, то тут есть две версии. Согласно одной из них, абхазы - тоже потомки адыго-черкесских пришельцев с севера. По другой, абхазов все-таки признают коренным населением, но подчеркивают, что их княжества и вся их территория еще с VI века до н.э. входила в состав или подчинялась картвельским/грузинским царствам. В связи со скудостью письменных источников, подтвердить или опровергнуть эти версии практически невозможно.

В Абхазии считают совсем по-другому. Там помнят, что в состав уже Абхазского царства входила почти вся нынешняя Грузия. Впрочем, Сухуми уже контролирует почти всю территорию Абхазской АССР, кроме Гальского района.

Кстати. Во-первых, древняя/средневековая Абхазия расценивается как государство именно абхазов, чьи князья находились в равном положении с грузинскими царями, а потом были коварно подчинены посредством династических браков. Во-вторых, абхазы, вместе с адыго-черкесами, объявляют себя потомками народа хаттов, проживавших на этой территории в 4-3 тысячелетии до нашей эры (то есть древнее, чем грузины). Хатты – это доиндоевропейские племена, позднее завоеванные хеттами, перенявшими от них наименование и основавшие царство в Малой Азии. В отличие от хеттов, у хаттов не было своей письменности, от них не осталось следов, и об их языке или этнической принадлежности судить невозможно.

Свои сдвиги и потрясения могут произойти и на Северном Кавказе. Так, адыги/черкесы/кабардинцы и остатки шапсугов не забывают о Великой Черкесии. Она охватывала весь Краснодарский край, Карачаево-Черкесию и Кабардино-Балкарию, а в данниках у нее были горские татары (карачаево-балкарцы) и осетины. А последние, как известно, всегда готовы воссоединиться с южными собратьями, отделенными от них госграницей России. Как и лезгины, мечтающие о великом Лезгистане, разделенном между Дагестаном и Азербайджаном. Ингуши в таком случае неизбежно начнут битву за Пригородный район, что в составе Северной Осетии. Ну а чеченцы охотно продолжат многовековую войну с Россией.

Решительная сила

Такого раздираемого противоречиями межимперского буферного пространства в реальности быть не может. Собственно говоря, примерно в таком состоянии регион уже чуть не побывал в период послеоктябрьской смуты и гражданской войны, с 1918 по 1921 год.
Только образовавшись, три лимитрофа (так называются государства, возникающие на границах империи) Грузия, Армения и Азербайджан, принялись сводить счеты и делить спорные территории. Но в дело быстро вмешались сначала Турция и Германия, затем страны Антанты, и, наконец, большевики и Красная армия. С «буферизацией» было покончено. Кто, на сей раз, выполнит функции «решительной силы»? Кому под силу взять на себя внешнее управление Кавказским регионом?
Свои интересы по-прежнему есть у Турции, которая не заинтересована в усилении Армении и связана историческими, этническими и религиозными узами с Азербайджаном.
Но Турция – это еще и страна НАТО, а североатлантический альянс давно стремится усилить свои позиции в регионе. И находит отклик своим стремлениям. Знаменитый американский политик и политолог Збигнев Бжезинский пишет в своей последней книге «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство»: «Как Грузия, так и Азербайджан, чьи руководители уже открыто проявили интерес к перспективе вступления в Атлантический союз, скорее всего, активизируют усилия, добиваясь членства в этой организации... Дополнительный импульс такому раздвижению географических пределов стабилизирующей миссии НАТО дает, как уже отмечалось, принятое Россией ее собственное стратегическое решение признать верховенство атлантического сообщества в структуре глобальной безопасности».

Ну а где НАТО, там США. Если американцы, уже контролирующие Ирак, утвердятся еще и в Азербайджане, они смогут взять в клещи иранскую территорию. При этом не стоит забывать, что по другую сторону границы живут миллионы азербайджанцев.
В этой ситуации Армении никуда не деться от партнерства с НАТО и Америкой. Россия, которую столь явно и жестко вытесняют из Закавказья, не сможет дать Еревану гарантии безопасности. В одиночку во враждебном окружении ей не выстоять. Тем более, азербайджанское руководство наверняка будет просить США помочь решить карабахский вопрос. Например, в обмен на предоставление своей территории под военные базы. Следовательно, не имеет смысла обострять отношения с более могущественным из участников этих торгов. Да и армянское лобби в США не стоит недооценивать.

Ну а у Грузии своя игра. Объявив о желании покинуть СНГ, республика показала, что твердо намерена выйти из-под российского влияния. В условиях почти полной экономической блокады с севера Тбилиси больше некуда обратиться, кроме как в Западную Европу и в Вашингтон, с которым и так уже тесно сотрудничает несколько последних лет.
Тем временем, территориальные проблемы не решаются никак. Отделившаяся Абхазия всячески стремится присоединиться к Содружеству независимых государств, Южная Осетия и вовсе заявляет о желании войти в состав РФ. Конечно, опыт бывшей Югославии показывает, что активное сотрудничество с европейскими или американскими миротворцами приносит весьма сомнительные результаты. Но как писал Еврипид, «смерть есть ничто, а у живых - надежда». И все надежды грузинского руководства обращены на Запад.

А что остается России? Очевидно, постараться удержать под своим полным контролем хотя бы Северный Кавказ. На вмешательство в дела этой части региона НАТО и США пока не претендуют.
Короче говоря, границы между независимыми государствами Закавказья, вновь, как и встарь, будут определять не они, а их старшие «стратегические партнеры». Свято место пусто не бывает. Геополитика не терпит вакуума.
Если какая-нибудь одна держава вынуждена покинуть буферную зону, ее место займут другие.
Tags: история, кавказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments