Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Homo homini coronavirus est

Люди не осознают, что весь этот карантин ведёт к необратимым изменениям психики.
Я даже не имею в виду стремление найти неких конкретных "виноватых" в усилении эпидемии: пресловутых "шашлычников", богатеньких из Куршавеля и прочих заграниц, толпы гастарбайтеров.
Понятно, что они внесли свой вклад в распространение заразы, но, увы, "ширится, растет заболевание" независимо от этих частных случаев, развивается по своим законам.

Я о другом, и сужу по себе. Я стал шарахаться от людей на улице и в магазине, воспринимаю их как угрозу, "скопление" 3-4 человек мне кажется чем-то ненормальным. А когда в Ашане увидел десятки (не сотни) людей в одном помещении, то содрогнулся.
И это я, с моим скепсисом и внутренним стремлением к независимости от массовых мнений и веяний, с пониманием, что это особый случай, экстраординарный, а также с реальным ощущением опасности.
Но и меня уже забрало, захватило паническое состояние этой "войны всех против всех", homo homini coronavirus est, что хуже, чем lupus из латинской поговорки.

У меня нечто подобное уже было. Давно, в октябре 1993 года. Просидев целый день под огнём в Белом доме, я потом чуть ли не неделю инстинктивно боялся подходить к окнам, даже дома; машинально вычислял, какая стена комнаты безопаснее, поможет защититься от обстрела.
Это было легчайшее, преходящее проявление постфронтового синдрома, афганского, вьетнамского, чеченского, да какого угодно.

Тогда мне хватило одного дня. А теперь прошло уже 20 суток, и всё продолжается, и нет этому конца. А пройдет месяц, два месяца, страх въестся в мозг, стремление избегать сближения с людьми дойдёт до автоматизма. Раздробление, массовое отчуждение, атомизация станут всеобщими и повсеместными.
Я хотя бы в состоянии рефлексировать и сопротивляться стадному чувству, которое неизбежно насаждается со всех сторон.
А большинство об этом не задумываются. Растёт дикая массовая фобия сродни агорафобии (боязни открытого пространства), уж не знаю, как это называется в психологии, когда ЧУЖОЙ воспринимается как потенциальный источник заразы, угрозы.
Вот самое страшное последствие коронавируса, и тут невозможно обозначить "виноватого".

Да, существуют бирюки-нелюдимы, мизантропы, для которых карантин даже комфортен. Но мы все, по всему миру, станем такими, и чем дольше - тем более необратимо. Неизлечимо.
На мой взгляд, это похуже всех экономических бедствий, да и тесно переплетается с обоснованным страхом нищеты, безысходности.
К середине лета, если ничего не изменится - а похоже, что не изменится - с человечеством случится массовая психическая мутация, ведущая к самоуничтожению, самоистреблению.
Ведь человек, нормальный человек - существо общественное, но именно это рубится под корень, уничтожается со страшной силой.
Вот о чем надо думать, хотя я, честно говоря, не понимаю, как это бедствие предотвратить
Tags: беда, карантин, трагедия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments