Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

И все-таки век Юрия Нагибина

Воспроизведу еще раз то, что я написал по прочтении дневников Юрия Нагибина. Всё там я правильно написал. И о месте этого русского писателя в истории отечественной литературы, и о его, мягко говоря, сложном характере, который он демонстрирует в дневниках, весьма откровенных, хотя явно предназначенных для печати.
Однако тем не менее Юрий Маркович Нагибин заслуживает того, чтобы о нем помнили и читали то, что он писал. Не всё, но большинство его коллег по Союзу писателей недостойны и этого.
В конце концов, даже тот факт, что я сейчас, в день столетия со дня его рождения, вспоминаю Юрия Нагибина, означает, что он не зря жил.
Светлая память.

Ну а вот что я о Нагибине написал не так давно, всего четыре года назад.

Юрий Нагибин. Писатель второго плана

26 августа 2016 года

Дочитал "Дневник" Юрия Нагибина. Очень интересно, это лучшее, что они написал. И все-таки он писатель второго плана.
Как определить? Легко. Можно сказать, что Юрий Нагибин - младший современник Андрея Платонова, друг и современник Юрия Казакова, один из мужей Беллы Ахмадулиной, наконец. Но никому никогда не придет в голову сказать о ком-то, что он - современник Юрия Нагибина, или что Белла Ахмадулина - одна из жен Нагибина.
Справедливо это или нет, но так уж незыблемо сложилось.
В то же время Нагибин - все-таки писатель. Я читал его рассказ "Терпение", повесть "Встань и иди" (больше ничего не помню), это литература. Хотя перечитывать не тянет совсем.
"Дневник" - совсем другое дело. К нему можно будет возвращаться снова и снова.
И еще скажу, что хотя Нагибин был писателем второго плана, говнистости и вредности, тяжелого характера у него было столько, что хватило бы гению. И еще он был человек с повышенной тревожностью, очень обостренно на всё реагировал, в том числе на всякие пустяки типа "не пустили в Мексику", "не пригласили на премьеру фильма, где он был сценаристом" ну и так далее.
Но пересказывать глупо. это надо читать. Вот "Дневник" есть в сети:
https://www.litmir.me/br/?b=110485&p=1
Ну и фрагменты

Позорный дурман грошового тщеславия. Сам себе гадок. Даже писать трудно о той дряни, какую всколыхнул во мне этот несчастный писательский съезд. Как в бреду, как в полпьяна – две недели жизни. Выбрали – не выбрали, назвали – не назвали, упомянули – не упомянули, назначили – не назначили. Я, кажется, никогда не доходил до такой самозабвенной ничтожности.
И само действо съезда, от которого хочется отмыться. Ужасающая ложь почти тысячи человек, которые вовсе не сговаривались между собой.
Благородная седина, устало-бурый лик, грудной голос и низкая (за такое секут публично) ложь Федина. А серебряно-седой, чуть гипертонизированный, ровно румяный Фадеев – и ложь, утратившая у него даже способность самообновления; страшный петрушка Шолохов, гангстер Симонов и бледно-потный уголовник Грибачев. Вот уж вспомнишь гоголевское: ни одного лица, кругом какие-то страшные свиные рыла
.

ВИЗИТ К П. НИЛИНУ
Он был в рубашке с распахнутым воротом. Вся шея и спина, насколько мне было видно, усеяны наростами, как у ихтиозавра. Да он и вообще со своей парализованной ногой, из-за которой не ходит, а как-то влачится, ползает с перевальцем, со своим огромным туловом и отвисшей мордой похож на допотопное пресмыкающееся.
После бреда кривой болтовни, теплый прощальный разговор в голом садике, окружающем заплесневелые коттеджи.
– Вступайте, старик, в партию! Вы будете крепче чувствовать себя на ногах, чувствовать локоть товарищей. У нас умная и горячая организация. Вот мы исключили Толю Сурова. Я ему говорю: подлец ты, мать твою так, что же ты наделал? Выйди, покайся перед товарищами от всего сердца, а не читай по бумажке, подонок ты несчастный! Так хорошо, по-человечески ему сказал, а он вышел и стал по бумажке шпарить. Ну, мы его единогласно вышвырнули. Вступайте, старик, не пожалеете!
А как хорошо было с Леней Коробовым, он на коленях ползал, просил не исключать. Я сказал: ты преступник, Леня, но пусть кто другой, не я, первым кинет в тебя камень. Он рыдал. Оставили, ограничились строгачом с последним предупреждением…
Вступайте, обязательно вступайте, старик!… Вот скоро Мишу Бубеннова будем отдавать под суд. Знаете Мишу? Сибирячок, талант, но преступник. Скоро мы его исключим и под суд, настоящий, уголовный, туда ему и дорога. Вступайте, старик, в партию.
Орест Мальцев – любопытный, право! Я не согласен был, когда на него накинулись за «Венгерские рассказы». Ну, поехал землячок за рубеж, подивился, как граф ест бифштекс, ну, и я бы на его месте подивился. Только надоело копаться в его половой жизни, всё время заявления поступают. Не может человек тихо поёбывать, всегда с шумом, скандалом. А нам – возись с его грязным бельем. Вступайте, обязательно вступайте, старичок!…


Позавчера выступал в Доме журналистов. Неожиданно приехал Булат Окуджава с невменяемым В. Максимовым. Булат облысел со лба как раз до середины темени. Довольно густые, короткие, курчавые волосы плотно облегали затылок. Анфас они образуют вокруг его головы какое-то подобие темного нимба.
Булат избалован известностью, при этом неудовлетворен, замкнут и черств. Мне вспомнилось, как десять лет назад он плакал в коридоре Дома кино после провала своего первого публичного выступления. Тогда я пригрел его, устроил ему прекрасный дружеский вечер с шампанским и коньяком. По-видимому, он мне этого так и не простил. Во всяком случае, я всегда чувствовал в нем к себе что-то затаенно недоброе
.

Вчера сообщили: в результате несчастного случая скончался Александр Галич. С ним было много связано: лихачевщина, молодость, «котельная», моя очарованность им, ревность к Немке, гульба, знакомство с Адой, ленинградские вечера. Мы разошлись, вернее, нас развела Анька, из-за дурацкой истории с «Чайковским». Мне хотелось хоть раз увидеть его, что-то понять, связать какие-то концы, подвести итоги. Не вышло.

Что там ни говори, но Саша спел свою песню. Ему сказочно повезло. Он был пижон, внешний человек, с блеском и обаянием, актер до мозга костей, эстрадник, а сыграть ему пришлось почти что короля Лира – предательство близких, гонения, изгнание… Он оказался на высоте и в этой роли. И получил славу, успех, деньги, репутацию печальника за страждущий народ, смелого борца, да и весь мир в придачу.
Народа он не знал и не любил, борцом не был по всей своей слабой, изнеженной в пороках натуре, его вынесло наверх неутоленное тщеславие. Если б ему повезло с театром, если б его пьески шли, он плевал бы с высокой горы на всякие свободолюбивые затеи. Он прожил бы пошлую жизнь какого-нибудь Ласкина. Но ему сделали высокую судьбу. Все-таки это невероятно.
Он запел от тщеславной обиды, а выпелся в мировые менестрели. А ведь песни его примечательны лишь интонацией и остроумием, музыкально они – ноль, исполнение однообразное и крайне бедное. А вот поди ж ты!… И всё же, смелость была и упорство было – характер! – а ведь человек больной, надорванный пьянством, наркотиками, страшной Анькой. Он молодец, вышел на большую сцену и сыграл, не оробел.

{Более поздняя запись: был на его могиле на кладбище Сен-Женевьев-дю-Буа. Саша лежит в одной могиле с какой-то женщиной. Не было мест на перенаселенном кладбище. Вот ирония судьбы – всю жизнь Анька вытаскивала его от чужих женщин, а теперь сама уложила в чужую смертную постель.)
Tags: литературное, память
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Кто поедет в Трускавец

    Режиссер Валерий Ахадов. Автор сценария Максуд Ибрагимбеков, это определенный уровень грамотности и умения строить диалоги, что сразу слышно и…

  • Кристина Орбакайте

    Предыдущий повтор Кристина Эдмундовна Орбакайте. Не считаю Кристину Орбакайте выдающейся эстрадной певицей, думаю, что это стандартная средняя…

  • Русский пивной натюрморт

    Обычно я в таких случаях пишу: Пора по пиву! Но тут уж кому как, когда и с кем...

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments