Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Моё завещание. Глава 8 - Крым мой!

Седьмая глава
Фото-я-мал-2
Это я. Лет четырех. Видимо, один из самых первых моих визитов в Судак.

Судак, город русской славы

Ну что ж, поехали в Крым, благо этот полуостров неотделим от моего детства, да и вообще от моей жизни.
Точнее, не Крым вообще, а город Судак на восточном побережье в частности. Всё остальное - как бы приложение к Судаку.
Я провел в Судаке страшно сказать, сколько лет, то есть каждое лето там пребывал лет с четырех до тридцати, и могу засвидетельствовать: по-украински там никто никогда не говорил, кроме отдельных заезжих отдыхающих.
Помню занятный случай, в 80-е, зашел я в книжный магазин в Судаке и увидел на прилавке Фолкнера. Бросился, схватился - ан оказалось, что Фолкнер издан по-украински. Тьфу черт! Какое же это было дикое разочарование!
И сразу забегу вперед. В "нулевые", то бишь в двухтысячные, я не раз объяснял щирым украинцам, которые изъяснялись только на мове, как и что найти в Судаке, рассказывал про всякие тонкости и подробности, они меня прекрасно понимали, благодарили, и не было никаких проблем. Пока они их сами себе не устроили.

Да, конечно, еще у них под властью Киева было очень смешное телевидение. Забавно было слушать, как советские хозяйственники неуклюже пытаются "размовляться": "демократычний", "политычний". Это было при Кучме, который вообще не умеет говорить по-украински.
Нынешние, кстати, тоже не очень умеют. Когда нет публики, они переходят на язык "страны-агрессора", который им намного привычнее и понятнее. Но черт с ними, пусть перебесятся. Я уверен, что это пройдет.

Море, зубы и вино

Я люблю именно Судак не за его Генуэзскую крепость, уникальную и красивую, не за то, что там якобы самое чистое море и самые лучшие пляжи, это может быть и не так, а именно и только за то, что в этом городе прошла большая - и едва ли не лучшая - часть моего детства, отрочества и юности.
Почему так получилось? Просто там жили наши родственники. Еще одно ответвление нашей большой семьи. На улице бывшей Зеленой, теперь Спендиарова, в 10 минутах ходьбы от моря.
Он - Адольф Петрович Лящак, поляк, врач-гинеколог, безнадежно испортивший свое здоровье в сталинских лагерях, астматик, которому предписали жить в Крыму, и он переехал туда вместе с женой Ниной Петровной (она-то и есть моя родственница, очень дальняя, конкретную степень родства я так до конца и не смог выяснить, это очень сложно, но не имеет никакого значения), детским зубным врачом. Замечательные люди. У них мы и жили в Судаке. Как и другие многочисленные наши родственники и друзья. Кто-то из них, правда, платил за жилье, как и все отдыхающие, а мы проживали по-родственному бесплатно. Зато старались компенсировать дефицитными для Крыма продуктами, например, хорошим чаем, кофе и так далее.

В советские годы я безумно боялся зубных врачей, да у них и аппаратура была словно из пыточной камеры, и тетя Нина водила меня, здоровенного бугая-школьника, к себе в детский сад, где лечила зубы, как малому ребенку. Аппаратура была такая же гнусная, но человеческое отношение к пациенту как-то уравновешивало мои страдания.
В Судаке же я в первый и последний раз попал на сеанс гипнотизера (в "докашпировскую" эпоху), сам пошел к нему на сцену и - не выполнил ровным счетом ничего из того, что он от меня хотел, мне было только смешно, я позволил себе разок хихикнуть, за что был изгнан. Так что гипнозу я решительно не поддаюсь. Можно не стараться.

В Судаке всегда одновременно со мной отдыхала шумная компания взрослых, которая развлекалась соответствующим их возрасту образом. В том числе, они обязательно и много выпивали.
На берегу моря вино пьется необычайно легко, гектолитрами, а хмель мгновенно выветривается. Это я проверил на себе в зрелые годы.
А в менее зрелые мои годы взрослые то и дело пытались угостить меня приличным крымским вином, сделанным из винограда, росшего в саду дома, где жили Нина и Адольф, но оно мне решительно не нравилось, казалось жуткой кислятиной. Тогда однажды они - из хулиганства - купили бутылку бормотухи, "Осенний сад", если я не ошибаюсь. Мне уже было лет 15, мне дали попробовать, и мне вдруг ужасно понравилась эта гадость - она же сладкая! Я изрек что-то типа: "вот хорошее вино, всегда бы такое пить". Чем вызвал долгий и дружный смех взрослых. Дурак был, что еще сказать. Вкус настоящего хорошего - в том числе и крымского - вина я распознал значительно позже.

Мой Судак - это Судак советских времен. Толпы отдыхающих меня не смущали. Да тогда всё это выглядело не слишком противно. Пляжи не были забиты под завязку. Да и всегда можно было пройти пару километров в любую сторону, в безлюдные места, и там, "на камнях", как это называлось, получать удовольствие. Иной раз, правда, заходили в запретные зоны, где порой сталкивались с пограничниками. Но в этом не было ничего страшного.

Безусловно, Крым в целом и Судак в частности заметно изменились к худшему при "незалежности". Вместо того, чтобы развивать, извините за выражение, инфраструктуру курортов, бывшую всесоюзную здравницу превратили в помойку.
Это вина украинских и крымских властей, загадивших свою жемчужину.

Теперь два слова про крымских татар. Понятно, что в мои детско-юношеские годы их в Крыму не было, они появились там после 1991-го.
Их совершенно напрасно изображают в виде абреков с кинжалами, типа чеченцев. Хотя свои отморозки в каждом народе имеются, и был у них некий "меджлис", про который простые люди из числа крымских татар или вообще не слышали, или слышали, что там сидят жулики, которые получают деньги из-за границы, из которых народу ни копейки не перепадает. Не верьте всяким Муждабаевым! И не путайте маргиналов из "меджлиса" с крымско-татарским народом.
По моим ощущениям, основанным на многократном общении, это мирная торговая нация. Занимаются себе ресторанным бизнесом - и прекрасно. Всегда есть где выпить и закусить.
Хотя случаются легкие эксцессы. В мой последний визит в Судак зашли мы с подругой в кабачок, я заказал красного вина, а оно оказалось - ледяным (!). Оказывается, его хранят в холодильнике. Что взять с мусульман? Ничего не понимают в спиртном.
Я устроил скандал, отказался платить за это вино из холодильника. Официантка твердила, чуть не плача, что стоимость этой бутылки вычтут у нее из зарплаты. Я был неумолим. Вызвал хозяина (или менеджера?), долго объяснял ему, как надо хранить вино, какое - охлаждать, а какое - ни в коем случае.
Кончилось тем, что мне принесли нормальную, не охлажденную бутылку. Официантка материально не пострадала.

Ни туды и ни сюды

Бывал я не только в Судаке и в Симферополе, через который мы до Судака добирались. Дальше не ходили поезда, надо было ехать на автобусе или брать такси.
Смутно помню, как однажды, еще в 60-е годы, мама внезапно обнаружила в таксисте своего однополчанина, или не совсем однополчанина, но они вспомнили, что были знакомы во время войны, и всю дорогу вспоминали боевых товарищей. Но я был мал, не прислушивался.
Из Судака я ездил в Бахчисарай и Феодосию. Помнится, целую неделю прожил с мамой и ее подругой, тоже ныне уже покойной, в Коктебеле, по-идиотски переименованном в Планерское или Планерное.
Да, я знаю, что это историческое место, но тогда я был невелик и практически ничего интересного не помню, кроме того, что во дворе домика, где мы снимали комнату, в отдельном загоне жил поросенок, весьма симпатичный, с которым я любил перехрюкиваться.

Про Крым под пятой незалежного Киева я потом расскажу еще немного, так как это уже не относится к моему детству.
Могу только одно сказать: и Нина Петровна, и другие мои знакомые, в том числе весьма пожилые, с которыми я общался в Судаке и других крымских городах, в том числе в Севастополе, в период с 1991 по 2014 годы, всегда мечтали вернуться в Россию, при этом не трогаясь с места. Это медицинский факт, и только подонки и лжецы могут его отрицать. Да, конечно, они не были в силах бороться за воссоединение, и, как правило, не верили в "сбычу мечт", потому что в принципе не верили политикам, крымским, российским, каким угодно. Но свершилось то, чего хотело подавляющее большинство крымчан. И точка.

Ну и еще. Жизнь в Крыму на моей памяти – то есть, начиная с середины 60-х годов ХХ века – всегда была не сахар. Как в составе УССР, советской социалистической, так и в составе незалежной, щирой и свидомой Украины – никакой разницы! - полуостров хирел, деградировал, зарастал грязью.
Так, например, на восточном берегу Крыма были вечные перебои с водой. Говорят, началось с того, что после депортации крымских татар пришла в негодность построенная ими водопроводно-оросительная система. Может быть. Это пусть выясняют историки.
Но факты таковы, что в Судаке, в дома с участками, где рос виноград, персики, вишни, груши, яблоки и всякие прочие фрукты, воду давали по ночам, не всем сразу, а по очереди. И я прекрасно помню, как теплыми летними ночами хозяева домов не спали, перекликались с соседями, дежурили с ведрами в руках и ждали воду. Я сам в этом не раз участвовал.
После 1991 года, в условиях незалежной Украины, не изменилось ровным счетом ничего. Никакая власть, ни в Симферополе, ни в Киеве, пальцем о палец не ударила, чтобы хоть как-то изменить эту идиотскую ситуацию.
Если хоть теперь займутся проблемой всерьез, то ради одного этого стоило присоединять Крым к России! Хотя, насколько мне известно, они до сих пор так и сидят без воды, и ни туды, и ни сюды.

Картина маслом. Или не маслом, неважно. Автор - старый знакомый нашей семьи Лев Бабаков, художник-любитель, картину эту он подарил маме, потому что она тоже очень любила Судак

Судак советской поры. Вот таким я его особенно любил, таким я его прекрасно помню и никогда не забуду

Это мои фотографии, не цифровые, еще пленочные, были сделаны в 2004 году. Судак изменился сильно и испортился, но над Генуэзской крепостью время не властно



Судак. Популярная энциклопедия. Сталкер 2004. Книга уникальная, выпущена малым тиражом, около тысячи экземпляров, купил я ее не без труда, это была целая история: энциклопедию я первый раз увидел в городском музейчике, но там ее продать отказывались, как я их ни упрашивал.
Я отчаялся, но уже по дороге на автостанцию вдруг увидел ее на прилавке импровизированного базара, стоила книга недешево, но я купил, не торгуясь. Потом, спустя неделю, читал ее в поезде по дороге домой из Севастополя, лежа на верхней полке со сломанной ногой (хотя я этого точно еще не знал, но ходить не мог), потому обложка такая потертая. Подробнее об истории перелома напишу позднее

Адольф Петрович Лящак

Нина, жена Адольфа Петровича, с собакой Белкой




Бахчисарайское. Не фонтан

Нашлась в дебрях моих квартир два старая фотография

Снимок сделан в Крыму, в давние советские времена, в Бахчисарае. У меня вид гнусный и харя мерзкая, но тут уж ничего не поделаешь. Про девушек ничего рассказывать не стану, это лишнее. В Бахчисарай мы приезжали на экскурсию из Судака.

Необязательные мемуары
Tags: Крым, личное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Heat. Схватка

    Режиссер Майкл Мэнн. Понятно, что перевод неточный, heat - это "жара", но в данном случае или это какой-нибудь слэнг, или имеется в виду нечто…

  • Мои литературные этюды - 1

    Сугубо технический пост. Просто так, исключительно для себя. Список там Сергей Аксаков. Семейная хроника Достоевский. Дневник писателя Николай…

  • Роксана Бабаян

    Предыдущий повтор Ռոքսանա Ռուբենի Բաբայան. Выкладывал в день ее рождения, была круглая дата, но так как она все-таки женщина, о конкретном числе…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments