Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Откуда есть пошли диссиденты в России

Как обещал, попробую немного порассуждать о советских диссидентах.
Тема эта, как изящно выразилась одна виртуально знакомая дама, интересна только тем, кто "с седыми мудями", ну пусть будет так.

Начну "во здравие", с "хорошего", так сказать. Почему вообще возникли эти самые диссиденты? Понятно же, что не по приказу вашингтонского обкома или Госдепа. Они самозародились внутри СССР по вполне объективным причинам.
К советской власти периода 60-х - 70-х годов ХХ века надо подходить диалектически. Это отнюдь не было гибридом Мордора с Гулагом, но и не рай земной. Не золотой век, которого не бывает в настоящем, а только в утопическом и фантастическом прошлом.
Зато было резкое расхождение между декларируемыми принципами - моральный кодекс строителя коммунизма, уставы ВЛКСМ и КПСС, звонкими речами генсеков и прочих партейных товарищей на пленумах и съездах, и реальностью. Так бывает везде и всегда, практически в любом государстве. Все политики врут, их речи нельзя воспринимать буквально.
Однако в условиях позднего, уже перезрелого и подгнивающего СССР, в период "развитОго социализма" двойная мораль, двоемыслие, расхождение между словом и делом настолько правили бал, что это смущало даже завзятых циников и конформистов. Но они - точнее мы, ибо я сам принадлежал к этой части общества - молчали в тряпочку. Нам не хватало мужества, смелости, решимости. Я признаюсь в этом честно, хотя очень многие мои ровесники до сих пор предпочитают обманывать себя.

А вот у тех, кого принято называть диссидентами, мужества, смелости и решимости хватило. Они нашли в себе силы пожертвовать карьерой и элементарным благополучием ради своих убеждений. Готовы были пойти в ссылки, лагеря и психушки.
Причем в 60-е годы эта их борьба была безнадежной и суровой. Никто тогда не мог предвидеть, например, что некоторых из них (далеко не всех!) будут высылать на Запад и давать им возможность "выбирать свободу". Но не хочу забегать вперёд.
Просто считаю необходимым отметить эти их качества, позволяющие отнестись к ним с уважением, вне зависимости от согласия или несогласия с их убеждениями и действиями.
Надо отметить, что если диссидентов и можно как-то приравнять к революционерам начала ХХ века, до 1917 века, то с большой натяжкой. Диссиденты все были люди мирные, категорические противники каких-либо насильственных действий. Их "оружием" было лишь слово, своего рода проповедь сугубо ненасильственного сопротивления.
Зато карали их по полной программе, как злостных преступников, по статьям Уголовного кодекса РСФСР и других республик.

При этом надо отметить, что никакого "диссидентского движения" не существовало. Не было никаких "тайных обществ" хотя бы условно "декабристского" типа. Это были сплошь одиночки, которые иногда объединялись в небольшие группы, но только временно. У них не было лидеров, координаторов. Нечто подобное стало появляться в конце 70-х, после подписания Хельсинкского соглашения, но и тогда эти связи были слабыми. Диссиденты не структурировались, да и не могли объединиться, ибо были очень разными, и часто враждовали между собой не меньше, чем с государством.
Сразу скажу, что не хочу касаться диссидентов, так сказать, "национальных" - еврейских, прибалтийских, украинских, грузинских, возможно были еще какие-нибудь. Там были почти сплошь весьма радикальные националисты, у них были свои четкие интересы, и это совсем отдельная тема.
Были, кстати, среди диссидентов и русские националисты, но я про них мало что знаю. Сажали и карали их наравне со всеми, что отнюдь не приводило к их сплочению с основной частью (массой их назвать нельзя, так как общее число не превышало нескольких сотен), к которым относился тот же Буковский. Или генерал Петр Григоренко. Или Александр Гинзбург. По паспорту у них были разные национальности, но деятельность их была лишена какого-либо национального содержания (кстати, совершенно напрасно уважаемый Константин Крылов относит того же Григоренко к украинским националистам, он примкнул к ним в какой-то мере лишь в эмиграции, в последние годы, а пока был в СССР, никакую "незалежность" не пропагандировал, не было этого).

Лично я с диссидентами в советские годы не общался, если не считать казуса с Борей Кагарлицким, учившимся на пару курсов старше на театроведческом факультете ГИТИСа, но про него я исчерпывающе написал в своих мемуарах, и тут еще добавил, да и какой он диссидент! Так, "морковный кофе".
В постсоветские годы я много общался с некоторыми из них - Михал Михалычем Молоствовым, Сергеем Ковалевым, Владимиром Гершуни, но об этом я тоже много написал в мемуарах, да судьба бывших диссидентов в постсоветской России - тоже совсем другая тема.
А в советские годы я узнавал об их деятельности исключительно из так называемых "вражьих голосов". Тут тоже есть о чем написать, но - в следующий раз.
Пока хватит
Tags: back to ussr, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments