Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Пост сквозь годы. О Хорошем и Настоящем Человеке

Предыдущие посты сквозь годы
Именно так - с больших букв.
Эту запись я выложил в честь столетия со дня рождения Георгия Дмитриевича Гулиа, отмечавшегося в 2013 году. В марте прошлого года исполнилось 105 лет.
Да дело не в юбилейных датах. О таких людях можно и нужно вспоминать просто и только потому, что они БЫЛИ. И вечно пребудут в нашей памяти - прежде всего, родных и близких, которых я хорошо знаю (там я всё объяснил), а также в памяти моей и моих однокурсников.
Написано сумбурно, уж извините, но исправлять не буду, так вылилось тогда из души.
Светлая память Георгию Дмитриевичу. Царствие ему Небесное.
Вот

Георгий Дмитриевич

15 марта 2013 года


Вчера, 14 марта, исполнилось 100 лет со дня рождения Георгия Дмитриевича Гулиа, замечательного человека, воплощавшего собой в том числе и истинное кавказское гостеприимство.
Георгий Дмитриевич был сыном Абхазии, более того - сыном главного абхазского классика, создателя абхазской литературы Дмитрия Гулиа. Он не дожил до независимости своей родной республики, да и не мыслил в таких категориях, ибо не дожил до распада СССР.
Но в тех трагических обстоятельствах, что сложились в 90 годы, когда Тбилиси развязал войну против Абхазии, Георгий Дмитриевич был бы на стороне своего народа, нет никаких сомнений. Не случайно его квартира, где жили его вдова, его дочь, моя однокурсница Таня Гулиа, превратилась в неформальное посольство Абхазии в России...

Но это было потом. А я, как и все мои однокурсники, познакомился с Георгием Дмитриевичем 7 декабря 1977 года... Страшно давно. И пока мы были студентами, да и после окончания института, он неизменно принимал весь наш курс у себя дома в день рождения Тани. Дело шумное, нервное. Сами понимаете - два десятка молодых людей, порой хлебнувших лишку (и я бывал грешен, каюсь), потому что застолье было настоящее, не понарошку, с тостами и самыми разными видами алкогольных напитков.
Наверняка Георгию Дмитриевичу было чем заняться - писатель, причем русский писатель, как и другой выходец из Абхазии Фазиль Искандер (младший собрат по перу, которому Георгий Дмитриевич неизменно помогал), член редколлегии "Литературной газеты", он не был обязан возиться с подвыпившей молодежью.
Но никогда не подавал виду. Соблюдал долг гостеприимства и нёс до конца все тяготы, которые брал на себя.

Боже упаси, я не хочу сказать, что, принимая нас у себя дома, раз в год или даже чуть чаще, Георгий Дмитриевич совершал подвиг. Он бы сам, наверное, расхохотался от одного такого предположения. Просто так сложилось, что я его видел, с ним встречался и общался в ситуации застолья, и запомнился он именно таким. Вот я и вспоминаю...
Георгий Гулиа-старший - так как есть младший, его сын, с которым я тоже знаком - был исключительно светлым человеком. Светлая ему память и Царствие небесное!!
И простите, но какое-то странное, необычное, грустное чувство я испытываю из-за того, что дожил до столетнего юбилея человека, которого помню в самом расцвете сил и зрелости...
Tags: память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments