Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Пост сквозь годы. Наш правозащитный бред

Предыдущий пост сквозь годы
Это опять-таки заметка для Росинформбюро. Приведу ее целиком. Там всё сказано.
Вот

ПРАВОзащитники vs ПРАВОрадикалы

14 февраля 2014 года


Это правозащитники из центра "Сова". Кто такие праворадикалы, я так толком не понял.

Правозащитный центр «Сова» наехал на праворадикалов

Жертвы и гонители

Главная мысль доклада такова: выходцы из Средней и Центральной Азии, а также с Кавказа стали объектами и жертвами настоящих гонений и травли. Причем обидчикам и гонителям «этнических чужаков» (термин центра «Сова») свойственно ощущение полной безнаказанности. Обо всем этом рассказали на пресс-конференции в Независимом пресс-центре глава центра Александр Верховский и его сотрудницы Вера Альперович и Наталия Юдина.

Надо, конечно, иметь специфическую оптику, чтобы увидеть межнациональную ситуацию в России в таком свете. Жители, например, города Пугачева, московских районов Бирюлево Западное и Матвеевское (где на рынке бесчинствовал небезызвестный арбузник Магомед) иначе представляют себе соотношение жертв и гонителей. Да и по части того, кто ощущает безнаказанность, «этнические чужаки» или их обидчики из числа коренных жителей, тоже могут быть разные мнения.
В целом, понятие «этническое насилие» специалисты-правозащитники из центра «Сова» трактуют исключительно односторонне. Они скрупулезно подсчитали, сколько за 2013 год в России было убито и ранено уроженцев Центральной Азии и Кавказа и вывели из этого тенденцию, достойную пухлой монографии в 50 с лишним страниц.

Но за пределами доклада и какого-либо изучения остались случаи, когда, наоборот, уроженцы Азии и Кавказа убивали и ранили местных, коренных жителей Российской Федерации. Естественно, обозреватель «Росинформбюро» задал вопрос, значит ли это, что все убийства выходцев бывших советских республик вписываются в некую общую тенденцию «расправившего плечи» правого радикализма, а убийства, совершенные этими самыми выходцами – частные, разрозненные случаи, не составляющие общей картины?
Александр Верховский объяснил в ответ, что его коллеги специально выбирали те случаи, когда мотивом убийства или нападения была идейная вражда, ненависть по национальному или расовому признаку. Мол, все прочие случаи преступлений, совершенных представителями одной национальности по отношению к другой, их не касаются.

Однако тенденция

Ну что ж, это тоже позиция. Другое дело, что при таком одностороннем подходе к межнациональным проблемам в нашей стране картина получается искаженная. В конце концов, проблема не в том, испытывал ли арбузник Магомед или чеченцы, убивавшие Руслана Маржанова, «идейную» или «национальную» вражду к своим жертвам. Важнее то, что преступления эти возникли на почве той самой безнаказанности, насчет которой волнуются «совиные» правозащитники.

К сожалению, статистику по этому поводу никакие правозащитники не ведут. Но мы знаем немало случаев, когда после столкновения, то есть, попросту говоря, после драки между местным парнем и чеченцем или дагестанцем «этнического чужака» вовсе не привлекали к уголовной ответственности. Зато коренного жителя судили как раз за нехорошее поведение на почве «национальной ненависти». Ведь это тоже не случайность, а как говорится в популярном анекдоте, однако тенденция.
«Сову» такие случаи не интересуют. Этот центр предпочитает заниматься, например, случаями «охоты» на «нелегальных мигрантов». В кавычки этих мигрантов взяли авторы доклада. Непонятно, что они имели в виду. Может быть, по их мнению таких мигрантов вовсе не существует в природе?

Правда и ложь о зачистках

Вот что, в частности, написано в докладе: «20 августа в Москве ультраправые… вместе с сотрудниками ОВД Измайлово задержали около 150 приезжих в районе Измайлово и на месте бывшего Черкизовского рынка… Полиция позволила националистам вести себя достаточно жестко».
Это утверждение не соответствует действительности. Так получилось, что обозреватель «Росинформбюро» лично присутствовал при этой операции. Вот как это выглядело в натуре.

«Вернисаж в Измайлово» - это типичный блошиный рынок. Там торгуют всем подряд, от советских плакатов и книг до часов и браслетов, при этом среди бессмысленной и бесполезной рухляди безусловно встречаются, как жемчужины в куче неаппетитного материала, и антиквариат, и какие-то другие ценности.
Работает блошиный рынок лишь до 18.00, а затем закрывается и начинает жить своей особенной жизнью. Причем, жизнью весьма насыщенной – как показала акция инициативных групп борцов с нелегальной миграцией.

Участвуют в этой вечерней жизни после закрытия «Вернисажа» исключительно приезжие, исчисляющиеся, как минимум, десятками. Что они делают на закрытом рынке, сказать сложно. Впрочем, ведут себя эти обитатели по-разному, в зависимости от того, из каких они регионов прибыли в столицу.
Так, выходцы из северо-кавказских республик лениво, важно и вальяжно восседают возле закрытых лавок, равнодушно и даже иронически поглядывая на незваных гостей, проводящих инспекцию-зачистку. Зато представители республик из Средней Азии сильно суетятся и всячески стараются уйти от непрошеных «ревизоров».

При этом некоторые из них тоже стараются не терять достоинства. Неподалеку от «Вернисажа» «шествовал чинно» по направлению к метро пожилой узбек, который ответил на вопрос любопытных молодых коллег по рынку, куда он идет, «Я убегаю! Поняли теперь?» Когда же они удивились: «Зачем?», важно объяснил: «Вот когда полежите часик на холодной земле лицом вниз – сразу поймете».
Впрочем, в тот день никто лицом вниз на территории «Вернисажа» не лежал. Проверками и задержанием обитателей рынка занимались только полицейские. Что же касается представителей инициативных групп, которых «совиные» докладчики почему-то окрестили «ультраправыми», то их использовали только на подхвате или для оцепления. И так бывает всегда.

Активисты и экстремисты

Впрочем, это далеко не единственная неточность документа, подготовленного информационно-аналитическим центром «Сова». Его активисты и сотрудники до сих пор не знают о том, что в убийстве жителя города Пугачева Руслана Маржанова обвиняется не один, а четыре человека, все – чеченцы.
Более того, бывший до сих пор единственным обвиняемым 16-летний Али Назиров признался, что никакого скальпеля он в руках не держал, а убивали Маржанова его двоюродные братья. Агентство «Свободные новости» называет их имена: 28-летний Руслан Хайдаев, 21-летний Хидир и 25-летний Хамзат.

Эта новость в корне меняет все наши представления о Пугачевского конфликте. Прежде всего, не может быть речи о «бытовом» характере преступления. Это вовсе не случайная смерть в драке один на один – якобы «из-за девушки», а хладнокровное групповое убийство, мотивы которого еще предстоит выяснить.
Но эти подробности не интересуют борцов за права «затравленных» земляков Али Назирова, Руслана Хайдаева и арбузника Магомеда. Впрочем, в компетентности сотрудников «Совы» заставляет усомниться хотя бы тот факт, что они в своем докладе неоднократно перечисляют через запятую несовместимые и абсолютно разные структуры.

Эти горе-правозащитники не видят разницы между официально зарегистрированной партией «Родина», располагающей более чем сотней депутатов в законодательных собраниях различного уровня, и мелкими, маргинальными экстремистскими группировками типа объединения «Русские» или «Реструкта», лидер которой Максим Марцинкевич по кличке Тесак арестован по обвинению в разжигании межнациональной розни.
Едва ли следует ожидать пользы от такого рода маргинальных правозащитных контор, как центр «Сова». Правда, большого вреда от них – в силу их малочисленности и слабой влиятельности – тоже быть не может.
Tags: политбред, понаехали
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments