Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Дневник. 1987 - 89 год. Глава 10. Венька-Каин и другие

Девятая глава

Смехов и Юрий Любимов

Суров я был по отношению к Вениамину Смехову, но он сам виноват, и давал для этого основания. Он безобразно и грубо наезжал на Анатолия Эфроса, якобы в защиту Юрия Любимова.
Хотя Любимов в такой "защите" не нуждался. Он спокойно вернулся из эмиграции и проработал еще лет тридцать (другой вопрос, какое это имело отношение к искусству), а у Эфроса сердце не выдержало из-за тех актерских наездов.
Ну и зигзаги перестройки я продолжал отслеживать, то и дело вскрикивая, что, дескать, всё пропало, клиент уходит, гипс снимают...
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


19 марта 1988 года

Смешение правды, полуправды и лжи

Перед тем или затем прочел я опус Веньки-Каина Смехова "Скрипка мастера". Литературные приемы и образные выражения Смехова достойны смеха, но содержание требует более серьезного отношения.
Во-первых, Смехов достаточно полно, подробно и верно рассказал историю Таганки при Любимове, оправдывая этого нынешнего эмигранта. То есть, не оправдывая, а по достоинству оценивая. Это ладно. Хотя сделал это Смехов отнюдь не из-за жажды справедливости, а из тщеславия, о нем теперь все будут говорить.
Но если бы только о Любимове рассказывал Смехов!? Но он затеял разговор и об Эфросе, фарисейски и высокомерно отдавая ему должное, и даже об Анатолии Васильеве, о котором просто-напросто не сказал 3/4 правды, хотя впрямую и не наврал.
Себя в истории с Эфросом Веня всячески выгораживает, он де, ругая Эфроса и критикуя его (в площадной и грубой форме, доходя до прямых оскорблений и унизительных сравнений), метил в Гришина, ибо Эфрос де был номенклатурой МГК КПСС. Вот такая логика.
А так это смешение правды, полуправды и лжи читать интересно и нужно. Но те, кто далек от театра и не знает многих фактов (хотя таких читателей у этого элитарного журнала - ничтожное число), получат искаженную картину. Речь идет о журнале "Театр", забыл сказать.

Мисюсь, где ты?

В "Семье", новой странной и сомнительной газете, тоже попадаются интересные вещи. Литературой и искусством там занимается Миша Поздняев, одаренный поэт, очень левый человек, энергичный и с тонким вкусом.
Раскопал он в Душанбе некую Ларису Хасанову, у которой тоже есть талант к прозе, ее рассказ мрачноват, тонок и не выдержан до конца. Но есть некая аура, умение передать краски жизни в их сложном переплетении и игре. (Нигде ничего не нашел, даже следов этой писательницы, хотя Ларис Хасановых - легион. Даже не знаю, что с ней потом стало, в Таджикистане выжить было нелегко)

Кафка. Предвидение

Прочитал "Замок" Кафки, гениально, лишь в третьей части я понял, почему ранее не печаталось.
Роман о бюрократии, таинственной, мистической и смехотворной. Он не символ, не загадочный миф, но он метафоричен и фантастичен, а явление он обобщает.
Мне неинтересно знать о прообразах, прототипах. Кафка создает собственный мир, не менее интересный, чем наш. Написано просто, ясно, но чтение трудное, слишком тонко, в россыпях подробностей и деталей, огромные монологи, прихотливо выстроенные сложные диалоги, громоздкое описание бюрократических структур, геометрическая прогрессия психологических нюансов.
А рядом странная, приглушенная лирика и не сразу заметный юмор, создающий прочный пласт иронии, залегающий под текстом романа.
Он не дописан примерно наполовину, многие сюжетные узлы только завязаны, а развязку я себе не представляю, мало читал Кафку, нужно еще узнать "Процесс" хотя бы.
Самое сильное под конец, когда узнаем о похабных требованиях Сортини и рассуждение некоего чиновника о ночных допросах (! - предвидение, характерная деталь).
Жаль, что не докончено, в этот мир кафкианства увлекательно войти и выходить не хочется. Перевод Р. Райт-Ковалевой ни в каких эпитетах не нуждается.


29 марта

Нет правды о резне в Сумгаите!

С гласностью очень плохо, правда об очередной азербайджано-армянской резне в Сумгаите, о зверствах сумасшедших мусульман не сказана и не будет сказана никогда.
Смехотворная цифра - 32 человека, неясно откуда взявшаяся, далека от истины, речь о трехстах. Вот так Карабах стал вторым разочарованием после Ельцина. И в том, что сказалось полицейское государство, тюрьма народов, централизованность административной системы, незыблемой в национальном вопросе, и полное отсутствие гласности (кроме жалкой полуправды в "Известиях", где цедятся намеки на истину, но число убитых в резне твердо названо, а мы все знаем, что это ложь).
Здесь, в крови армян и на полицейских штыках, что-то остановят, право народов определять свои границы попрут. Но третьим и окончательным разочарованием будет Афганистан, где так и не кончается грязная война.

Блядуют, губят и кромсают

Так же все скверно на телевидении. Всё режут, губят и кромсают, ярый консерватор, лигачевец Л. Кравченко портит и гадит, как может. О перестройке на ТВ говорить просто смешно, всё, что возникло и расцвело было, всё зажато и удушено. Кто-то прорывается порой, но мучительно и противно на это смотреть.
Так же плохо в кино. Камшалов блядует, устал от негативных явлений. Док. фильмы запрещают и режут, худ. фильмы тоже. "Маленькая Вера" подвергается унизительной обструкции, ханжеской критике и требованиям переделок, как в доброе старое время. Фильма не видел, не знаю, каков он, но само положение с ним повергает в уныние.
Всё очень плохо, Лигачев рвется к власти, и смелость, как и прежде, не в чести.

Кадр из фильма "Маленькая Вера"

Гротеск, трагедия и гримасы коллективизации

Читал поразительные рассказы Тендрякова (Новый мир), даже не знал, что он так может.
Рассказ "Пара гнедых" о гримасах коллективизации, даже чуть смешноватый, как бойкий партвожак из города (отец самого Тендрякова, судя по всему) переселил всех бедняков и голытьбу в дома "кулаков"-богачей и наоборот, и во что это вылилось.
"Хлеб для собаки" - трагическая история о голодавших и жестоко умиравших раскулаченных "спецпереселенцах", о доброте и сострадании.
"Параня" - изумительный гротеск о юродивой, возомнившей себя невестой Сталина, и как она пересажала десяток мирных горожан, указуя на них перстом, а городская власть не решилась посадить ее саму. Мента, арестовавшего Параню, засадили самого как шпиона.
Каждый из этих блестящих, жестких рассказов заканчивается краткой исторической справкой, со ссылкой на историка-диссидента Роя Медведева о числе жертв коллективизации. Это очень сильное впечатление. Четвертый рассказ, на военный сюжет, заметно слабее.

А секса в СССР всё еще не было

В журнале "Смена" Е. Додолев и А. Кучеров написали статью об эротике в советском кино. Там есть и общие рассуждения о борьбе с ханжеством, об эстетике голого тела, а также интервью с актрисами, кои малость оголялись в советских фильмах.
Все они за эротику, за секс-фильмы, спокойно рассуждают об этом, особенно Таня Друбич, хотя она врач, ей проще, но считают, что уровень публики и кинематографистов до эстет-эротики пока не дорос у нас. Надо, в общем, приучать и воспитывать советских людей на западных эротических лентах.
Я согласен, и вообще статья очень здравая. Но каких ...здюлей дали авторам сверху! Главного редактора "Смены" М. Кизилова грозили лишить партбилета! Вот такая у нас перестройка.

Суки! Не дали печатать книгу В. Сойфера в "Знамени", тот в Израиль собрался, хотя успел напечататься в "Огоньке" (за что тоже Коротича не хвалили). А теперь Сойферу перекрыли все пути, вот вам и перестройка...

30 марта

Жив курилка-режиссер

А с другой стороны, в "Известиях" интервью с Юрием Любимовым. Спокойное, деловое. Как будто и не было "Письма десяти" (здесь об этом письме я писал). Ни слова о нем.
В мае Любимов должен приехать, помочь восстановить "Бориса Годунова". О том же "Странички из дневника" Вени Смехова, снова вылез, так и присасывается он к любимовской теме.

Юрий Петрович Любимов


Мои дневники
Необязательные мемуары
Tags: литературное, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments