Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Дневник. 1987 - 89 год. Глава 6. Высоцкий с Буревестником

Пятая глава

Кадр из фильма "Рок" Алексея Учителя. Он хорошо начинал, но потом, увы, деградировал

Типичная перестроечная мешанина - посредственный спектакль на актуальную тему, публикации из-под спуда и запрета, "острые" статьи на злобу дня...
Насыщенная и содержательная была жизнь. Такое не повторится никогда.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


5 февраля 1988 года

Грязная война с блевотным запахом

Очень хорошую, по-настоящему правдивую, сильную повесть прочел - прежде неизваестного Мориса Симашко "Гу-га", о штрафниках. Это вещь, это реальность, грязная война с блевотным запахом крови и хрустом костей, торчащих из белого человеческого мяса, с трупами и жесткими стрелками, стерегущими бесправных штрафников, пушечное мясо, поистине и победившее в той войне. Всё главное делалось их силами, но они были унижены и обесчеловечены до крайности. Нечасто у нас пишут о штрафниках.

Гафт как кыргызский чабан

Смотрел я очень посредственный, блеклый спектакль "Плаха" в "Современнике", ставила Г. Волчек, лучше бы не ставила.
Великолепная декорация Давида Боровского, где использована символика креста, очень ярко и умно, не поддержана суховатой реалистичной режиссурой.
Театр разоблачил полную фальшь, искусственность, высосанность из пальца фигуры Авдия, он лишний, ненужный приросток, только мешает, и как ни старается Михаил Ефремов, его натуги не хватает. Иллюстративный и сконструированный абстрактный монашек только в порядке юмора воспринимается рядом с реально и крепко сыгранными наркоманами и забойщиками сайгаков, хотя и тут нет особых откровений и глубины.
Разве что укрупнен и философски приподнят Гришан в исполнении О. Шкловского. Но все "острые" слова о Сталине и пр. уже не звучат.
Второй акт - "кыргызский", там Гафт, хотя на кыргызского чабана он не похож, но это лучшее в спектакле, как эта часть - лучшая в романе. Да и Гафт все делает серьезно, он драматичен, возможно, он слишком часто в раздумьях, чересчур философичен для чабана, но это естественно. Да и нечего больше об этом спектакле думать.


Хочется анализа!

Видел "Рок", документальный фильм режиссера Алексея Учителя. Снят блестяще, но не понравился. Опять описание, показ, хотя и эффектный, изобретательный, меньше рассказ. Но хочется уже и серьезного анализа, надо этим заниматься, добиваться, пробивать.

14 февраля

Поиздевались над Марксом

Сглотнул три рассказа Искандера. В "Юности" "Харлампо и Деспина", здесь есть всё, как обычно, вольный поток повествования, полный лукавой иронии и трагических размышлений на самые разные темы, и о любви, согласно основной сюжетной линии (только мнимо основной), долгая страсть и борьба бедного пастуха Харлампо за аристократку Деспину с массой комичнейших подробностей, вплоть до неприличных подозрений о его "баловстве" с козой и почвенного Чегемского фрейдизма. А также убийственный рассказ о темном абхазце, открывшем закон прибавочной стоимости: закапывал часть урожая в землю, ибо считал себя должным трудящейся земле (едкая пародия, насмешка над реальным марксизмом, каким он стал у нас, хотя "цветная капуста" из "Кроликов и удавов" гораздо сильнее, но здесь-то лишь намек).
Поиздевавшись над Марксом, Искандер переходит к Ленину (в Чегеме его зовут: Тот, кто хотел добра, но не успел) и возмущению абхазцев мавзолеем - как можно не хоронить мертвеца!

Большеусый вурдалак - победитель абрека

О Сталине тоже есть, т.е. о Большеусом, вурдалаке, победившем "абрека" Ильича и наслаждающемся его мертвым телом в Мавзолее.
А конец грустный, поженились влюбленные, но их, как и всех греков, увозят в Казахстан, силой разнимая с абхазцами. Вот так.
Столь же вольно и прихотливо построен второй рассказ "Дядя Сандро и раб Хазарат", но там есть тема единая: раб не хочет свободы, раб хочет только мести, растоптать своих хозяев. История нашей страны это подтвердила.
Тут же занятный рассказ о мародерстве советских офицеров в Восточной Пруссии, о свободолюбивом абхазце Кемале и смелом летчике-русском, но смелом только в воздухе, а на земле, перед начальством, трусливо-зажатом. Любопытно: немочки, спящие с нашими летчиками, называют наших майоров НКВД - майор Гестапо, и Искандер это никак не комментирует, а спокойно пишет.

Тут же смешные байки об армянах, и издевательские фразы о Микояне, и много разного всего, чего и не упомнишь.
Третий рассказ - менее удачный, хотя там много смешного, но в нем нет стройности, его разбросанность, вольность не подчинена строгим законам художественности, как два прежних (рассказа). Чего-то не хватает, есть приметы наших дней, но опять приходится сказать: когда Искандер отрывается от абхазских корней, то сразу его проза разваливается, сыпется, теряет витамины и бледнеет, сереет.
"Кролики и удавы" - дело другое, это абстрагированная притча, а я рассуждаю о реалистических рассказах, где действие происходит на реальной земле.

Как убивали стукачей

Здесь же в "Юности" потрясающие лагерные стихи Ю. Домбровского, в том числе одно, где лагерники убивают стукача. Стих А. Жигулина на ту же тему не стали публиковать в "Огоньке", но Домбровский сильнее, мощнее, обобщеннее.
И пара статеек, оспаривается запрет песен , стихов и прочего на Старом Арбате (по прямому указанию Егора - Юрия - Кузьмича! (Лигачева). Дементьев осмелел и охренел, а журнал его с огромным тиражом.

Плотная, зрелая, четкая проза

Еще одно сильное и непривычное впечатление: в журнале "Нева" "Роман о девочках" Владимира Высоцкого (да-да, того самого), плотная, зрелая, четкая проза, хотя и фрагмент, незавершенка, но здорово чувствуется уверенная рука, в смысле временных перебросов, граненой формы, точного выбора слов.
Всё на грани риска, на грани приличия. Повесть о блатных, ворах, алкашах, проститутках, неблагополучных семьях, арбатских или вроде того дворах. Романтизации нет, есть убийственный набор подробностей, правдиво-точных, но это вызовет бормотание и визги пуритан.
Хотя ни капли пошлости и всё отобрано, отмыто, очищено, как всегда у настоящего художника.
Есть и слабости, предыстория главной героини, ее любовь к хрипатому артисту-пьянице Сашке Кулешову (автопортрет, хотя и не буквальный) - это как-то банально и насквозь литературно.
Ну а остальное - задолго до нынешних статеек во всяких желтых газетенках типа "Московского комсомольца" Высоцкий сказал практически всё о "ночных охотницах", как о негативном явлении и более того.

Вы когда бля начнете?

И пока последнее сильное впечатление - смелая статья Андрея Нуйкина (недавно скончался, да и мир его праху) "Идеалы и интересы" в "Новом мире" (это достойное продолжение Н. Шмелева и И. Клямкина). Там сказано всё о перестройке, что думаем мы, и предъявлен счет Горбачеву: нечего задыхаться от оптимизма и уверять себя, будто народ поддерживает перестройку. Ни хрена! Да и поддерживать-то покуда нечего, а ждать можно лишь ограниченное время, и скоро терпения не будет. Мы-то "начнем с себя", а когда, бля, вы начнете?! ("бля" в статье не было) Хорошая статья!

15 февраля

Вольный номер "Невы"

Очень сильный и крепкий первый номер "Невы". Кроме Высоцкого, хотя его фрагмент к концу сильно разочаровывает, любопытная статья Л. Резникова о "Несвоевременных мыслях" Горького, хотя он и пытается оправдать Буревестника, представить его эдаким гуманистом.

20 февраля

О Буревестнике. Он, конечно, осуждал кровавую революцию и кое-какой гуманизм выказывал, да и быдло не любил, а Ленин это быдло распоясал.
С Лениным спорил по принципиальным позициям, вообразив, будто можно, а газетку тут-то и прикрыли (вот вам и демократия), хотя лично Горькому Ильич по старой дружбе всё прощал, а вовсе не потому, что прозорливо чуял правоту редакции "Новой жизни". Ни хрена он не чуял, расправлялся, душил, давил, и именно он - Ленин - создал концентрационные лагеря.
Вот. А затем Горький, посидев в Сорренто, продался элементарно, приехал за почестями, славой, уютом, покоем, приехал как патриарх пролетарской литературы, осенил десницей Союз Писателей, писал то, что требовалось (в том числе о Беломорканале и Соловках - стыдно!), бросал чисто сталинские лозунги и, в общем, погубил и себя, и свой талант, и свою душу.
Так ему и надо, а гуманист он был относительный, и больше всего эгоист.
Статья Л. Резникова все-таки смела по максимуму, те осторожные оговорки-предположения, что в ней робко звучат, еще недавно были чистой диссидентщиной.

Фото мое. Я просто тогда еще копирайт не ставил.


Мои дневники
Необязательные мемуары
Tags: литературное, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment