Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Дневник. 1986-87 год. Глава 40. "Котлован" и ужасы социализма

Тридцать девятая глава

Иллюстрация к Великому Роману Андрея Платонова

Я тогда очень хорошо написал (сам себя не похвалишь...) и отлично сформулировал самую суть сталинского так называемого "социализма", когда власти и агитпроп внушили огромным массам народа, что им нужно потерпеть ради "светлого будущего", которое никогда не наступит, но задумываться на эту тему никому не позволяли. Сразу пыльным мешком по башке, и в лагерь.
И хорошая там цитата из Рыбакова, сильно переоцененного писателя, но в данном случае, на мой взгляд, очень верно передавшего мысли Сталина: "Человек материально обеспеченный не способен на жертвы, на энтузиазм, превращается в обывателя, в мещанина. Только страдания вызывают величайшую народную энергию, ее можно направить и на разрушение, и на созидание. Но народ должен быть убежден, что страдания его временны, служат достижению великой цели".
Всё так и было. Охмурили народ, а последствия до сих пор расхлебываем, причем страдальцы по сталинскому "золотому веку", которым их кумир и пукнуть бы не позволил, не понимают всей этой несообразности.
Ну и Андрей Платонов велик. Один из моих самых любимых писателей.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


10 июня 1987 года

Самое страшное и глубокое

"Котлован" А. Платонова - самое сильное и глубокое, что написано о социализме, и ощущение страшное, ничего нельзя читать после этого, да и думать трудно.
Бессмыслица социализма, трагическая бессмыслица - вот главное в повести, и это Платонов понял в 1930 году, и для него это было больно и страшно, он верил в советскую власть, но, увы, жестоко обжегся. И теперь я иначе воспринимаю "Ювенильное море", там всё более камуфлированное, скрытое, но мысль та же.
Я ничего не буду говорить о языке Платонова, надо быть Бахтиным, чтобы серьезно изучать это явление, эти парадоксальные сопоставления не совпадающих по смыслу слов, эти сближения бесконечно далеких понятий, это искусное освоение и ироническое обыгрывание-отторжение совдеповской терминологии.
Платонов не всегда так писал, порой он вводил себя в традиционные рамки, но в "Котловане" снял эту досадную узду, и писал, как мыслил, иначе не мог.
Получилось насыщенно и пластично, каждое словосочетание несет мысль, читать надо медленно и часто по несколько раз. Перевести на другой язык это нельзя в принципе.

Многоголовый советский Сизиф

Суть: люди отказались от всего, от всех удобств, норм, понятий, от всего человеческого, ради строительства светлого будущего.
Как многоголовый Сизиф, рабочий класс роет некий бессмысленный котлован, а затем идет раскулачивать. Люди ослеплены. Жизнь не стоит ничего. Целая деревня заготавливает себе гробы.
Резко индивидуализированы фигуры: Вощев, любимый герой Платонова - сомневающийся, ищет смысл бытия, устройства мира, видит бессмысленность и бесчеловечность существующих жизненных условий.
Всё серьезно, и если возникает замогильно-исковерканный юмор и абсурд, то это от самих фактов советской действительности, щедрой на утонченнейший абсурдизм.
Безногий инвалид воплощает гнев пролетариата, причем обращен этот гнев не только на жалкие остатки "бывших", но и новых власть имущих он дергает и собирает с них дань, как с советского чиновника Пашкина, убийственно распятого на затейливых платоновских фразах.

Энергия народного страдания

Весь кровный, внутренний смысл платоновской повести я вижу в этих словах из рыбаковских "Детей Арбата", крупнейшего романа последних лет (безнадежно устаревшего сегодня, но этот фрагмент - сильнее всей остальной книги):
"Человек материально обеспеченный не способен на жертвы, на энтузиазм, превращается в обывателя, в мещанина. Только страдания вызывают величайшую народную энергию, ее можно направить и на разрушение, и на созидание. Но народ должен быть убежден, что страдания его временны, служат достижению великой цели".
Так конструирует мысли Сталина Рыбаков, и, по-моему, делает это очень точно.
А в "Котловане" мы видим народ, голодный, босый, лишенный всех нормальных человеческих удобств, лишенный человеческого облика, не говоря уже о доброте, душе. Девочка не помнит матери-буржуйки, не помнит ее имени, но помнит имя Ленина.
Все верят, даже те, кто объявлены врагами, смирились, не говоря уж о "спеце" Прушевском, инженере, проектирующем этот абсурдный котлован, благородном Вощеве и задумавшемся.

Зверь-пролетарий и смерть девочки

Самые страшные сцены - в деревне. Сначала убивают двух активистов-рабочих, тогда приходит целая орда пролетариев и Активист, которого называют товарищ Актив (он учит женщин грамоте, соблюдая твердый знак и отменив мягкий, и заставляет писать слова белогвардейщина, бюрократизм и прочую советскую дребедень).
Активист произносит бессмысленные речи, основанные на директивах сверху, и призывает к раскулачиванию. Находят беднейшего батрака с самым чистым классовым нюхом, и это оказывается... медведь! Почти очеловеченный, только не умеет говорить, но его рёва, рыка и нюха вполне хватает, чтобы раскулачить всю деревню.
Этот бессловесный зверь-пролетарий - ужасающий символ той эпохи, некий оборотень Шарикова, символ безумного и злобного болота звериных инстинктов, взбаламученных Сталиным.

Много есть еще в повести гениальных зарисовок. И коллективизированные лошади, сами загоняющие себя в общий загон. И убийство активиста после того, как он выполнил свою задачу, но нарушил что-то (известная история с "головокружением от успехов"). Да и вся вязь неповторимого текста нуждается в новом чтении и осмыслении.
Кончается всё совсем плохо. Девочка, живой символ "светлого будущего", хотя и злая, жестокая, полная революционно-пролетарских добродетелей, и мать предала, и просит убить и избить тех, кого считает буржуями, так вот, эта девочка умирает.
Это символично и не дает усомниться в окончательном выводе А. Платонова.

Еще иллюстрации к "Котловану"


Мои дневники
Необязательные мемуары
Tags: литературное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments