Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Дневник. 1986-87 год. Глава 29. Разочарованный Табакеркой

Двадцать восьмая глава


Сцены из спектакля "Кресло"

Тут я выступаю как глупый и наивный максималист. По молодости грешил этим.
Табаков создал далеко не худший театр в Москве, который жив до сих пор, во всяком случае, более-менее трепыхается среди столичных "гробов повапленных", потому что Табаков был не только отличным педагогом, открывшим и вырастившим целое созвездие прекрасных актеров/актрис, но и блестящим театральным менеджером, а я в 1987 году даже слова такого не знал.
Любопытна и предыстория этих записей. Когда я пришел работать в "Неделю", мне главный редактор Виталий Сырокомский (по прозвищу Сыр) дал задание: найти, хоть из-под земли, Табакова и взять у него интервью в связи... не помню с чем. Юбилей какой-то был.
Я это задание выполнил, при помощи Саши Боровского (о нем ниже) и других друзей быстро проник в Табаковскую студию, после спектакля пошел нахально за кулисы и ухитрился задать Табакову несколько вопросов, на которрые он охотно ответил. Эта скорость и четкость выполнения задания произвела на Сыра сильное впечатление.
По ходу выполнения задания и после этого я несколько дней подряд смотрел спектакли в Табаковской студии (ее тогда еще не называли Табакеркой), после чего и возникли изложенные ниже впечатления.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


24 февраля 1987 года

Смерть студийного духа

Побывал и в табаковской студии. Противоречивые впечатления от их нового бытия и быта: и помещения, и творчества.
Главная мысль: не то делает Олег Павлович, ой не то! Он хорошо говорит, провозглашает манифесты, треплется об интеллигентности, но сам далеко не интеллигент, прежде всего.
Он человек сытый, малоискренний, и то, что он боролся за свой театр все эти годы, не от упрямства, самолюбия ли? Не создавал ли он себе ореол борца за свободное искусство?
Объективно он делал хорошее дело, хотя и предпочитал варить студию в собственном соку. Ну что ж, он своего добился, театр открыли и какой!
Уникальное помещение, госдотация, только Табаков смог этого добиться, в театре всё чин чином, завпост, главбух, администратор, главный художник и т.д.
Целый комбинат, всё обставлено, оборудовано. Да еще буфет! Всё это - смерть для студийного духа. На чем его держать? Надолго ли хватит? Я думаю, что очень ненадолго.

Театр со всем набором слабых мест

Глупо призывать к работе в гнилых, разваливающихся зданиях, к принудительной, сознательной аскезе. Но "Современник" начинал в куда более скромных условиях, и другие театры тоже.
Обновление театра - я почти верю - сейчас может прийти из самой скромной аскетичной студии (не пришло ниоткуда никакое обновление, все пошло сначала в обратную сторону, потом, правда, поправилось). Может совсем не прийти, это другое дело.
Но "каменные" театры качественного скачка не дадут уже, это факт. А Табаков добавил еще один театр, со всеми достоинствами и со всем набором слабых мест.
Мало того, для театра у его труппы не хватает многого: цели, смысла, объединяющей идеи. Есть пока порыв, дух, но многие побывали в других, зрелых театрах, а зеленая молодежь не отрешилась от комплекса учебно-дипломных работ, не осознают себя актерами полногласными, полноценными.
Талантливых и способных ребят в студии много, надо отдать справедливость Табакову: он чует способных актеров, и сам профессионал высшей марки.

Полное безрежиссерье

НО! В театре нет режиссера, и это чувствуется. Табаков - не режиссер и не претендует. возможно, он хороший педагог, но театр на этом держаться не может, в первой студии МХТ Сулержицкий делал многое, но режиссировал Вахтангов или Станиславский. Затем, правда, театр был без режиссера - МХАТ Второй, он держался на очень сильных актерах и гениальном Михаиле Чехове.
Но отсутствие серьезной режиссуры немалым образом отразилось на судьбе театра не в лучшую сторону. Был перекос в актерскую сторону, и пока был Чехов, он оправдывал всё. Но когда Чехов уехал, остались жалкие руины.
Театр без режиссера существовать может, но это непрочное существование. Табаковцам грозит скорое полное вырождение.
Те, кто поталантливее и понахрапистее, или перетянут к себе одеяло, или разбегутся. Пока их сдерживает авторитет Табакова, но надолго ли?
Даже приглашение на спектакли ведущих режиссеров не поможет, нужна общая линия. Три постановки, ну, скажем, Н. Михалкова, Питера Брука и Додина (от фонаря) дадут такой разнобой, разнопляс, что никакой цельности не останется.

Боюсь, что мой вывод верен

Пока Табаков держит курс на эмоционально взрывное исполнение, чтобы актеры сами себя режиссировали, каждый точен в своей задаче, куске, и выходит нечто единое. И важны функции художника - Саши Боровского, он умеет декорацией режиссировать. Всё это лишь в какой-то мере.
Я пока видел только "Жаворонка", рано обобщать (раньше, еще в подвале, я смотрел "Две стрелы", но там многое сделал Дрознин, многое было на пластике).
Спектакль сделан по эмоциональной схеме, в расчете на несколько силовых центров, сильных исполнителей: Жанну - Евдокию Германову (девчушка с зарядом, хотя и не великая актриса), короля - Романа Лаврова (способный, хотя никак не избавится от студенческих черт, это наблюдение не по ходу, а после спектакля, из подслушанной случайно беседы актера с Табаковым, такскать) и Варвика - Михаила Хомякова (крепкий профи, потерся во МХАТе, не слишком тонок, но точен).
Остальные - средний фон, ритма нет, все статично и несколько абстрагировано. Иной раз звучат глубоко созвучные мысли, но они не вытягиваются актерами или просто исходят из четко прочтенного текста Ж. Ануя.
Нужны еще впечатления, но я боюсь, что мой вывод верен, недолго этот театр пробудет живым и притягательным. Те жирные куски мяса, солидные блага, что обеспечит своей студии Табаков, законченный филистер и демагог, не поднимут искусства, ни собственного, ни в целом.


28 февраля

Нет Человека и глубины

В табаковском театре я полностью разочаровался. Кроме художественной недостаточности, отсутствия режиссуры (это ясно), вот что я подумал.
Коль скоро решили создать камерный, уютный, замкнутый мир, отказались от рампы, кулис и пр., то надо создавать театральный мир несколько иной, чем на обычных сценах.
Не то что бы новые формы, новые принципы, но что-то должно быть иначе. Близость действия помогает поглубже вглядеться, вслушаться, получше понять.
Но в табаковской студии нет Человека, нет глубины, нет внутренней камерности, пронзительности. Их спектакли можно спокойно играть на любой сцене, нет в них специфики, особого духа.

Иная острота хуже воровства

Это ясно видно в премьере - "Кресло" по повести Ю. Полякова. Ах, как это смело, ах, как остро, отрыжка гласности не дает покоя, не терпится выговорить, выкрикнуть, доорать, додраться.
Как обнажил свою мелочность Табаков и показал себя элементарным флюгером. Спектакль явно приурочен к съезду Комсомола, но теперь модны не реляции о победах, а сокрушительная критика.
И с энергией, достойной лучшего применения, табаковцы не оставляют камня на камне от комсомола. Они отчитались, только по-новому, но за этим старое "чего изволите?"
Это делать веселее и приятнее, я не спорю, это не "Целина", но суть-то прежняя, и получается: иная острота хуже воровства.
Юрий Поляков зол и суров, но он пока не большой писатель, ему надоели лозунги и нотации, но он не испытывает боли, он не стал еще обнаженным нервом эпохи, как Распутин и пр.
А в инсценировке и вовсе получился набор картинок комсомольского абсурда, не шибко сильный, да еще с дутой пружиной: мальчик, не принятый в комсомол; вдумчивый, совестливый секретарь райкома, который вдруг прозрел, хотя причина не шибко обоснована. Всё в милом, удобном равновесии.
Так и сыграно, спокойно, мерно, без вторых планов, напрямую. Актеры есть сильные, М. Хомяков, А. Селиверстов, И. Нефедов, но они зрелые, крепкие профи, не мудрствуют лукаво, внутрь не идут, да все играют прилично, но очень просто. Ни о какой студийной атмосфере говорить не приходится. Участвуют и ветераны, А. Покровская, П. Щербаков, но и они не прибавляют красок, куда уж там. Впрочем, ничем не отличаются от остальных, общий тон - тот же самый.

Смесь ремесла и инфантильности

А. Боровский пытался создать некий гротеск, есть такие поползновения и в режиссуре, сцена кошмара, некий фантастический налет, но все это блестки, легкий оживляж, сути не раскрывает.
Игровое пространство прорезают чиновничьи столы, идущие из бесконечности в бесконечность, ни начала, ни конца не видно. То и дело вспыхивает мертвенно-зеленоватый свет, как бы абсурдизирующий этот мир, низводящий до водорослей, и на первом плане поэтому стоит аквариум.
Но кафкианские потуги не подхвачены, не реализованы актерами и особенно режиссером. Всё идет по одному плану, иронично, насмешливо, сатирично, с элементами выходов на широкие социальные проблемы.
Это очень скучно теперь, веет позавчерашним днем, спектакль, не родившись, устарел, дешевка, посредственность.
Да, Табаков начал гиблое дело, добавил еще один средний театр к 36 другим, но обновления он не принесет.
И вновь вспомнил я "Чинзано" Р. Козака (я писал об этом спектакле), вот там вглядываются в человека, в его мозг, сознание, там идет живой уникальный процесс постижения хотя бы трех, не самых лучших, но людей. И это важно, это есть.
А у табаковцев "человека" нет, о нем позабыли, увлекшись социальной критикой или определением внутреннего самочувствия. Поразительная смесь уже махрового профессионализма, ремесла и студенческой инфантильности!
Хотя, надо признать, Табаков умеет набирать способных ребят, и неплохой педагог.

Саша Боровский, мой товарищ по команде актеров-военнослужащих ЦАТСА, очень талатливый сценограф, дизайнер, да и просто художник


Мои дневники
Необязательные мемуары
Tags: театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments