Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Дневник. 1986-87 год. Глава 23. Прикосновение к извращению

Двадцать вторая глава

Кадр из фильма-сериала "Дом на набережной"

с извращенной пьесой Жана Женэ "Служанки" я столкнулся тогда в первый, но не в последний раз. Потом увидел спектакль, который поставил Роман Виктюк. Ну что тут сказать? Двухактный гей-парад под музыку. Тьфу!
Юрий Трифонов не устарел, в том числе и его романы про сталинское время. Не случайно был снят сериал (плохой, но это другое дело) по "Дому на набережной". Не устарел же Трифонов потому, что он писал без лишних метафор и фантазий, и не "о сталинской эпохе", а о людях, причем о людях в таких обстоятельствах, которые хорошо знал.
Вот и останется в русской литературе.
Юрий Нагибин - типичный писатель второго плана или второго ряда. По одной простой причине: его знают как второго мужа Беллы Ахмадулиной, но никому даже в голову не придет назвать Беллу Ахмадулину какой-то по счету женой Юрия Нагибина.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


31 января 1987 года

Как давили и душили партийцев

Прочел роман Ю. Трифонова "Исчезновение", незавершенный, но вполне целостный.
Читал одновременно с "Покаянием", в тот же день, эти вещи соприкасаются, об одной эпохе, одной теме.
Трифонов не делает выводов, не провозглашает ничего, он просто рассказывает, как было, как одного за другим сажали, как давили и душили крупных партийцев, особенно тех, кто лично знал Сталина.
А эти партийцы думали о провокации Германии, о том, что кто-то виноват, особенно люди не пролетарского происхождения, и те, кто подписывал какие-то платформы, бывшие троцкисты, бундовцы, бухаринцы и т.д.
И их, разобщенных, абсурдно верящих в партию, в советскую власть, Сталин уничтожил.
Эти люди были сами виновны в пролитии моря крови. Трифонов это помнит и ненавязчиво подчеркивает (во всех своих вещах антисталинского толка, а это всё лучшее, созданное им). Эти партийцы создали базу, основу для Сталина и вовремя его не пресекли.
Поэтому жалость к ним возникает, но не слишком, и сами они обрисованы с разной мерой сочувствия.

Уродливый лик эпохи

Бабушка, твердокаменная большевичка - самое неприятное лицо. Братья Николай и Михаил Баюковы, кое-что понимающие, ненавидящие Сталина (лично, по-партийному, но Троцкого они ненавидели еще больше, и в этом причина попустительства "культу личности"), более симпатичны.
Но жаль, истинно жаль детей, они сиротеют, их души черствеют и сохнут. И в этом огромное зло сталинской системы.
Трифонов описывает репрессии в партийно-аппаратных кругах, то, что он хорошо знал и видел. Сквозь этот сравнительно небольшой слой-срез он показывает уродливый лик всей эпохи. Как в одной капле, отображены противоречия времени. Левацкой критики в адрес Трифонова я не приемлю. Его серия "Дом на набережной", "Старик" и вот теперь "Исчезновение" - замечательный памятник антисталинской и вообще гуманистической мысли.

Странно и не очень интересно

Прочел еще новеллу А. Битова "Фотографии Пушкина". Никогда его не читал, только слышал как об элитарно-интеллектуальном авторе. Так и есть. Написано прекрасно, но всё как-то странно, какая-то неимоверно безудержная фантазия, не очень интересно.

Тонкий и изысканный, но педрила

Еще читал Жана Женэ The Maids ("Служанки") в английском переводе. Ни уму, ни сердцу. Стиль тонкий и изысканный. Но этот педрила мне не интересен в принципе.

Сцена из спектакля. Педерастическое зрелище. Издержки "свободы"

1 февраля

Сгущенный воздух эпохи казней

О Трифонове по тому, что я тут написал, могло сложиться представление как о политическом писателе. Это неверно. Он дает сгущенный воздух эпохи казней и репрессий, но через сугубо художественные образы, и особенно важны и сильны образы детей, подростков, многое дано через их восприятие (хотя не всё), и это особенно сильно.

2 февраля

Нагибин и человечество

В том же первом номере "Дружбы народов" - кстати, тоже отличный журнал - интересные заметки из записных книжек Юрия Нагибина.
Он мне очень нравится в последнее время, умен, тонок, интеллигентен и стал неплохо писать. Его рассказы, пожалуй, второстепенны, он прежде всего незаурядный, мудрый эссеист и чуть ли не мыслитель, на все смотрит здраво и иронично.
Но думает о важном, о главном, и думает в самом порядочном и честном направлении.
Он много повидал и познал, и пришел к очень печальным выводам о человеке и человечестве, и о советской власти. При всем том, и это главное, он представляется мне порядочным человеком. И у него выработался прекрасный и чистый слог.
Мне вспомнились подобные записки В. Солоухина, там было много остроумного, смешного, иногда неглупо, иногда полускабрезно, но сколько позерства, фразерства, оригинальничанья.
Ничего подобного нет у Нагибина, всё просто, но глубоко. Взять хотя бы размышления о Юрии Казакове, грустные и полубезнадежные, полные самых огорчительных выводов о советской действительности и союзе писателей.
(Дневники Нагибина я недавно прочитал полностью - они изданы отдельной книгой. Неоднозначное впечатление. Слишком много там мизантропии. Нелегко жить, когда ТАК не любишь людей)

Заслуженный мизантроп России Юрий Нагибин


Мои дневники
Необязательные мемуары
Tags: литературное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments