Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Дневник. 1986-87 год. Глава 13. Эфрос - Мизантроп

Двенадцатая глава

Ольга Яковлева - Селимена. "Мизантроп"

Безусловно, я чрезмерно сурово оценил этот спектакль, но я всегда с особенной требовательностью относился к талантливым, большим художникам и спрашивал с них "по гамбургскому счету". Особенно когда это касалось моего любимого режиссера - Анатолия Васильевича Эфроса.
По молодости я плохо понимал, насколько Эфросу на Таганке было непросто и неуютно. Это был совсем чужой для него театр, как чужой дом. И тем не менее, в этих антисанитарных условиях, он творил, создавал спектакли. За что заплатил жизнью.
Было очень печально, что один из лучших отечественных режиссеров конца ХХ века заканчивал свой путь на такой минорной ноте.

Ну а запись про Юрия Полякова - тоже забавная. Он стал известным писателем, главным редактором "Литературки", в общем, дошел до степеней известных, но так и остался "неким Поляковым", несмотря на все свои регалии.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


12 ноября 1986 года

Некий Поляков и его повесть

Повесть некоего Ю. Полякова "Работа над ошибками", неплохого писателя, про школу - зло, остроумно, едко, старается написать всё, как есть: и про ранний разврат в школах, и про то, что ученикам не за что уважать большинство нынешних учителей, и заодно с дикой злостью на "дефицитно одетых", "заграничных" мамаш и крупных чиновников в "Чайках", и вообще с точным описанием действительности, есть экскурс в историю, не лишенный уроков для наших современников, затронуты многие темы, и Сталин в том числе.
Всё якобы иронически, со стороны, но, конечно, с болью и надеждой, хотя оптимизма нет и в помине. "Приписки начинаются в школе" - это основная мысль, а школа как была, так и остается самым консервативным органом (это я в шутку). В общем, хорошая повесть, надо эту фамилию - Поляков - мне запомнить.

15 ноября

Альцест: так жить нельзя!

"Мизантроп" - моя любимая и, по-моему, лучшая пьеса Мольера, и очень плохо, что она до сих пор не шла. Эфрос наконец решился, и не очень преуспел.
Спектакль прост, ибо прост и ясен главный герой, а я думаю, что режиссер мог бы сделать и сложнее. Альцест - В. Золотухин - неприятный, злой и однообразный, с ним все понятно с самого начала, каким он появился, таким и уходит, непримиримо злым эгоистом.
Он мизантроп, не более, то есть, не любит людей, любит Селимену, мучает ее и покидает в решительную минуту, поступая неприлично (а сам яростно бичует людские пороки).
Платформа этого Альцеста изначально несостоятельна, так нельзя жить, эта позиция бесплодна, но это нам всем понятно с первых слов героя Золотухина.
Он актер приличный, четко выполняет то, что ему дает режиссер, а дает он ему немного. Возможно, что Золотухин больше бы и не смог ничего сыграть, и эта роль ему в принципе не подходит (а других актеров сейчас у Эфроса нет, увы).

Стихотворная ахиллесова пята

Рядом с Альцестом Филинт - Б. Дьяченко, он серьезен и умен, но режиссер уделил ему мало внимания, хотя актер мог бы многое сыграть.
Наконец, Селимена - О. Яковлева, изящна, точна, умна, насмешлива, любит Альцеста, но любит и светскую жизнь, отлично произносит стихотворный текст (ахиллесова пята всех остальных, кроме разве что Дьяченко).
В общем, интересная, многогранная работа, как всегда у этой актрисы. Увы, отметим то, о чем не пишут в рецензиях: возраст, который не красит, хотя если отвлечься, то Селимена - главный герой спектакля.


Конфликт в умозрительных сферах

Пьеса в отличном переводе Мих. Донского звучит поразительно современно, но это в тексте: о вельможах, о связях, о том, как люди добиваются хлебных мест, то, что нисколько не изменилось за все эти годы.
Но Эфрос абстрагируется от явных параллелей, переносит конфликт в умозрительные сферы.
И это он делает правильно, но уж больно ясен и не плодотворен этот конфликт. Так, как Альцест - нельзя. Как Филинт? Но Филинт не звучит, не услышан. А как же надо?
Конечно, смешно ждать всех ответов на вопросы от мольеровского спектакля, но разработать мысль в этой безусловно интеллектуальной драме, драме идей, драме-дискуссии можно было бы тщательнее и глубже.
Но, повторюсь, всё упирается в исполнителя главной роли.


Не очень высокая простота

А так - четкий фон. Второстепенные персонажи, как обычно у Эфроса, отделаны графично и резко. Есть изящные и объемные мизансцены-образы.
Но их мало, и тут Эфрос выдохся, плохо работает фантазия.
Декорация - не то спортивный зал, не то комната отдыха при зале заседаний. По диагонали сцену пересекает зеркальная стена, а вдоль нее много кресел неопределенного вида, больше похожих на современные.
Д. Крымов не совсем ясно что хотел этим сказать. Если это как нейтральный фон для идейных битв, то мысль верная, но не очень интересно.
И как-то странно, беспомощно используется музыка. Что стало с Эфросом, не пойму. Все свои сильнейшие качества он растерял.
Вот всё об этом весьма простом спектакле. Но это не очень высокая простота.

Сцена из спектакля. Жуткое качество! Но тут уж я бессилен


Мои дневники
Необязательные мемуары
Tags: театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments