Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Дневник. 1986-87 год. Глава 3. Последний советский Гамлет

Вторая глава


Всё я правильно тогда написал про этот спектакль. Сколько ни напрягаю память, не могу вспомнить Янковского - Гамлета. Прекрасно помню Офелию - Сашу Захарову, особенно Гертруду - Инну Чурикову. Збруев - Клавдий и Мих. Козаков - Полоний тоже встают перед глазами. А вот главный герой ускользает.
Увы, это была неудачная работа замечательного актера, очень жаль.
После спектакля, хотя далеко не сразу, я выступал на его обсуждении в культурных Инстанциях г. Москвы, вместе с Алексеем Вадимовичем Бартошевичем, Витасом Силюнасом, критиком Евгением Сурковым, других не помню, а перед нами сидели Глеб Панфилов и Марк Захаров.
Слава богу, речь не шла о том, чтобы принять или не принять спектакль, наступили новые времена, когда разрешали все постановки, поэтому мы могли свободно высказывать свое мнение, не опасаясь за судьбу премьеры. И я тогда высказался на полную катушку, в том же духе, как написал в дневнике, только актеров не критиковал, зато не пощадил режиссера Панфилова, тот аж обалдел от напора театроведа-молокососа. Ну что ж, и я отдал дань юношескому максимализму.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


14 июня 1986 года

Опустили на сумароковский уровень

Вот и дождались мы нового "Гамлета". В Ленкоме кинорежиссер Г. Панфилов поставил свою версию этого неувядаемого произведения. Многое в спектакле приводит в удивление и изумление, не всегда положительного характера.
Во-первых, выбран перевод М. Лозинского, литературный, костюмный, архаично-старомодный, тяжеловесный. Половина стихов еле-еле произносима, тяжело воспринимается, лезут в уши дикие ляпсусы (Клавдия называют "царем", аж сумароковский уровень, звучит слово "вежество", из XVIII века, даже для Пушкина оно было устарелым).
Но как всякий перевод - концепция, так и выбор перевода "Гамлета" - это часть концепции. И по просмотре спектакля стало ясно, что этот перевод здесь не случаен. Режиссер изначально отгородился непроницаемым щитом текста Лозинского от каких бы то ни было актуальных проблем и вопросов, от любых параллелей с сегодняшними заботами и муками интеллектуальных, мыслящих людей.
На спектакле лежит отпечаток абстрагированности, боязни какой-либо конкретной концепции, пристальный интерес к частному за счет целого, свойственный последнему этапу сценической истории Шекспира. Причем в гораздо большей степени, чем в эстонском "Гамлете", хотя тот спектакль был менее противоречив, более спокойного ритма, лишен постановочных эффектов, да Бог с ними.


Датский принц читает стихи

Кинематографическая рука чувствуется в начале спектакля. Наплывом появляется детство Гамлета, играющего в мяч с другим мальчиком, коим оказывается Клавдий. Зачем это? Но многие кинорежиссеры в последнее время любят дать наплыв золотого детства уже взрослого героя (вот хотя бы в "Джекиле и Хайде" А. Орлова). Зачем? А просто так, для наивного контраста, для констатации факта, что все когда-то были детьми, по засасывающей инерции мышления.
А самое начало спектакля - монолог "Быть или не быть".
Не стоит наверно доказывать, что этот монолог - определенный этап развития характера героя, и не случайно он расположен в самой середине трагедии. Здесь это стихотворение Гамлета, так и читает его О. Янковский, который меня особенно удивил и поразил.
Он решил всячески преодолеть сложившиеся представления о себе, как об интеллектуальном и мягком актере. Его Гамлет - человек действия, воин, мастер шпаги и немножко мыслитель и поэт, но очень в меру. Он решителен, язвителен, умен, все его мысли устремлены на месть убийце отца.
Хорошая супертрадиционная трактовка, совершенно в духе Л. Оливье. И это Янковский, актер, так тонко выражающий самые неуловимые фибры современного характера? К сожалению, в роли Гамлета он бесконечно далек от нас, до такой степени, что становится неинтересен.


Нет вывихнутого времени

А что? Сюжет известный, после половины первого акта исполнение Янковского абсолютно предсказуемо, никакого развития, переходов, взрывов, все так, как уже десятки раз играли неплохие актеры, а собственной трактовки, собственного взгляда нет.
Причина в том, что нет этой трактовки у режиссера. О чем его спектакль? Да о том, как умный и смелый принц отомстил своему дяде и погиб. Семейная история, семейная драма, даже не трагедия, ибо Гамлет - Янковский лишь произносит слова о вывихнутом времени, но этого нет в его исполнении, его второй план - на уровне личных связей, взаимосвязей, симпатий и антипатий.
Янковский отказался от своей индивидуальности, он добился абсолютно профессионального результата, но не прибавил ничего к сценической истории великого образа.

Гуляка-рубака и глупый старик

Режиссер, не добившись обобщающих концепций, да и не ставя перед собой столь высоких задач, уделил много внимания частным перипетиям, внутренним связям, подробному проживанию, психологическим тонкостям и контактам. Не всё получилось и здесь, не всё наработано, но кое-что ясно и сейчас.
Клавдий - А. Збруев - пьяница, гуляка, рубака, любит Гертруду, побаивается и не любит Гамлета. В меру хитер, в меру развратен, вроде бы жесток, неприятный, в общем, человек, довольно примитивный, лучше бы Збруев не произносил монолога о нечистой совести, вздор всё это.
Полоний - М. Козаков - глупый, суетливый старик, полное ничтожество. Кроме того, актер всё утрирует до максимума, доводит остранение образа до кривляния, комикует, заигрывает с публикой. Привел меня своей актерской несдержанностью в изумление. На сцене что ли давно не играл?

Чурикова оправдывает всё

Офелия - А. Захарова - безумна с самого начала, это я пошутил, но в актрисе есть какая-то патология, позволяющая ей с удивительной силой сыграть сцены безумия, ставшие подлинным откровением.
Основа бреда Офелии - страстная любовь к Гамлету, что тонко выражено режиссером. Офелия целует, ласкает и даже запихивает под ночную рубашку, вставляет между ног тряпичную куклу - подарок Гамлета.
Эта сексуальная метафора свойственна постановке, здесь она хороша, но какие-то намеки на эдипов комплекс вызывают лишь недоумение.
Кстати, страстная любовь Офелии до сцены безумия никак не выражена, и это нарушает цельность даже этого одного рисунка. Возможно, что актриса не до конца его пока выстроила, что ж, это дело поправимое.
Гертруда - И. Чурикова - самое лучшее в спектакле, сложный психологический рисунок, где борется любовь к сыну и к Клавдию, сознание собственной греховности, слабости и стремление к блеску и удовольствиям.
Чурикова оправдывает всё, даже идиотски-гротескный танец придворных. Я впервые вижу столь сложное, точное и совершенное решение образа Гертруды (А. Демидова была проще и мельче).

Обидно за хорошего актера

Итак, костюмный спектакль, сознательно абстрагированный от исторических, политических, идеологических реалий. Но возникает вопрос, зачем он возник, для чего поставлен?
Он необязателен, он лишен какого-либо философского содержания. Хотя он и выражает современность именно в том, что не желает иметь к ней никакого отношения.
Надо признать, что спектакль сей представляет определенную эстетическую ценность, есть ряд сильных мест, эффектных сценических образов. Но обидно, что замечательный современный актер Олег Янковский оказался умелым копировальщиком, а не творцом и создателем, к чему он изначально имел все основания.


1 июля

Трагедия о невозможности трагедии

Передумывая написанное о "Гамлете", пришел я к такому афористичному выводу: это спектакль о том, что в наше время Гамлеты невозможны.
Хотя непонятно, почему именно эту трагедию надо ставить на эту тему, очень много пьес написано о том, как сливается со средой яркая личность, как незаурядный ум покупается или сам "скурвивается".
В общем, изначально и концептуально "Гамлет" без Гамлета, без гамлетизма, без раздумий над жизнью и смертью. И потому, заведомо отказываясь от многих важных вещей, Панфилов вынужден был до предела напрячь фантазию, чтобы заполнить вакуум, и в какой-то мере преуспел, показал недюжинное пространственное театральное мышление. Но главное ушло, спектакль изумляет алогичностью и приводит в недоумение.



Мои дневники
Необязательные мемуары
Tags: театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments