Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Дневник. 1983-86 год. Глава 45. Последняя роль Плятта

Сорок четвертая глава

Это была последняя роль Великого Ростислава Плятта в театре

В целом, я думаю, и пьеса, и спектакль были проходные и сиюминутные, но, во-первых, в предреволюционный период ранней перестройки и пьеса, и постановка казались более значительными. А во-вторых, замечательные актеры углубили и расширили смысл действия.
"С государством, со строем ничего не сделаешь, а с отдельными людьми еще можно". Вот мой вывод того времени. Теперь же я стал еще более пессимистичным.
Спектакль Малого театра по "Недорослю" я обругал правильно. Но Игорь Лях там был хорош. Увы, он скоропостижно скончался в прошлом году. Царствие ему Небесное.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


30 апреля 1986 года

Путь наверх губит человека

"Последний посетитель" В. Дозорцева. Не пойму, почему многие предъявляют к пьесе претензии, она точна, метка, интрига, сюжет - держат в постоянном напряжении, ход расследования почти детективный, раскрытие прошлого ныне благополучных людей - замминистра Казьмина и помощника его Ермакова происходит по ибсеновским законам.
Проводит его (расследование) неожиданный безымянный посетитель, и выясняется, как ранее отличный хирург буквально на трупах сделал себе карьеру, что особенно страшно, ибо он врач, призванный людей спасать. В общем, пьеса о том, как "путь наверх" корёжит, портит, губит человека, запятнывает его совесть.
Всё грязное и гадкое делал Ермаков, помощник, его образ написан без оттенков, подонок, да и всё, но какие тут нужны психологические сложности?
Самое главное - типичность фигуры этого организатора науки. Однако подлость Ермакова не снимает вины с Казьмина, ныне почти министра, тот всё прекрасно знает о помощнике, но пользуется им с охотой. Казьмин по-барски помыкает им, "не замечает" его интриг, его спекуляций даже на здоровье людей ради своих целей, вверх идет Казьмин, вверх идет и он сам.
А когда Посетитель растормошил совесть Казьмина, не умершую окончательно, он отрекся от Ермакова, и тот бунтует, ставит все на свои места. Не хочет он, чтобы возникло впечатление, будто Казьмин - добрый барин, рассеянный и беспомощный, скомпрометированный злым и подлым слугой. Казьмин не меньше виноват, а даже больше, он загубил свой талант хирурга.

Верующий в советские законы

Что есть Посетитель? Некто, буквально понимающий советские законы, конституцию и лозунги.
Он верит, что Казьмин - человек, и надеется разбудить в нем человеческое, и вроде бы достигает цели, хотя финал неясный и открытый.
Психологически точнее всех обоснован Казьмин, а Посетитель - фигура несколько фантастическая, хотя ничего невозможного в его поведении нет. Просто всякий бескорыстный человек кажется нам сумасшедшим или неправдоподобным. Дело театра - довоплотить его в реальный образ, в конкретного человека.
В общем, хорошая пьеса, неплохо написанная, не обобщающая излишне. Касается конкретного случая, конкретной судьбы, но за этим встает мысль о губительности власти. Стоит копнуть любого министра, и так или иначе возникнут подлости, компромиссы, ложь, а то и человеческие жертвы.
Дозорцев этого не заявляет и мне кажется. что он не претендует на общеморальные высоты. Посетитель говорит: "Нами должны управлять чистые люди", но ход пьесы показывает, что это в сущности невозможно. Дошел до степеней известных на государственной, а тем более партийной службе - следовательно, чем-нибудь себя запятнал.

На трех актерах, как на трех китах

Спектакль театра Моссовета по этой пьесе держится на трех сильных исполнителях, трех незаурядных личностях. Они дают окончательную плоть отнюдь не бесплотным героям (какую же хрень я написал!) Дозорцева.
Казьмин - Жженов, выбор естественный, фигура убедительнейшая и конкретная. Главное достоинство исполнения: все переходы, перепады настроения - без внешней суетливости, лишних жестов и эффектов. Сначала рассердился, затем задумался, затем понял глубину своей подлости, вдруг - жесткое презрение к Ермакову и, наконец, к финалу начинает судить самого себя, не видит и не слышит ничего.
Все сделано профессионально, четко, с точностью и, повторяю, без крупных жестов, даже не снимает пиджак и не расслабляет галстук, как иной актер стал бы изображать душевное смятение. У Жженова (у его героя) смятение истинно, действительно внутреннее, а снаружи держит себя в руках, должность приучила.


Стучаться в души, которые не умерли

Ермаков - Н. Прокопович - проще и яснее, и его реакции примитивнее, а сверхзадача - как бы выкрутиться. Оттого много суеты, жестов, то высокий штиль, то откровенный цинизм, то злость на Казьмина за то, что тот посмел от него откреститься. Всё профессионально, точно.
И неожиданность в распределении ролей: Посетитель - Р. Плятт. Но сразу вочеловечен этот несколько смутный образ. Пожилой, усталый человек пришел к Казьмину-человеку, дабы обратиться к его совести.
Плятт не играет абстрактного "судию", он реален и прост, он верит в людей и жалеет их, верит в добро, а не в советские законы и право каждого бороться за светлое будущее, и это добро он надеется пробудить в Казьмине, ибо тот - врач, представитель самой гуманной профессии. В Ермакове он ничего будить не пытается, а просто брезгливо его презирает.

Плятт оправдал всё, хотя для этого не нужны титанические усилия, драматург не написал ничего алогичного, двусмысленного. Огромные усилия понадобились, чтобы под министерским мундиром Казьмина открылась человеческая сущность, чтобы прекратился или хотя бы ослабился гипноз министерского кресла.
Конечно, Посетитель наивен, ну уйдет Казьмин с поста, а на его место придет другой запятнанный человек, да хоть тот же Ермаков, который достаточно ловок и силен, и уничтожил компрометирующие документы.
Но надо бороться за человека, где это еще возможно, и это сверхзадача Посетителя - Плятта, а не стремление очистить министерство.
С государством, со строем ничего не сделаешь, а с отдельными людьми еще можно, и нужно пытаться, стучаться в души, которые не умерли. Вот что я вычитал из работы Плятта, возможно, последней в его театральной "карьере", как некстати здесь это слово!

Великий Ростислав Плятт. А фотографий этого спектакля нет

Гранин не кричит от боли

Д. Гранин - приличный, порядочный и хороший писатель (так я думал тогда, позднее выяснилось, что это не совсем так). Я прочел рассказ, повесть "Еще заметен след" и видел фильм "Картина".
Он пишет о нашем советском неблагополучии, в разных ипостасях и планах, на другую тему я его не читал. Он не кричит от боли, как Распутин или Астафьев, безусловно не достигает их художественного уровня, но повесть "Еще заметен след" весьма значительна. В ней немало горькой правды о войне и особенно о том, что было с излишне говорливыми и языкастыми солдатами. Ну да ладно с ним.

6 мая

Отрицательный еврей Марлоу

Прочел "Мальтийского еврея" К. Марлоу. Еврей отрицателен, бесчеловечен, крайний злодей, всех убивает, даже собственную дочь. Плетет сложные, затейливые и изобретательные интриги, и сам в них гибнет. Не Шейлок, конечно, примитивен.
Нет ни характеров, ни особенной поэзии, очень сухо написано, сюжет закручен превосходно, но интерес чисто литературно-исторический, на современной сцене я пьесу не представляю себе. Странный жанр, уж точно не трагедия, драма интриги что ли? Пьеса-то плоховата, честно говоря.

13 мая

Как будто и не было режиссуры

"Недоросля" в Малом поставили, и как будто и не появлялась режиссура, как 200 лет назад. Куманьков декоративно оформил сцену, выстроил этакое веселенькое сооружение, сзади - панорама русской деревушки, всё разукрасил, расцветил, чтоб смотрелось и выглядело.
"Режиссер" (по программке, по сути дела его нет) В. Иванов всех развёл, и все играют как умеют. В основном, маски и всякие внешне характерные штучки, кто поостроумнее, кто тупее. Стародум и Правдин не вкладывают ничего в свои диалоги, хотя всё четко артикулируют, все слышно и ясно. Любовники формальны и скучны, как им и полагается.

Только Еремеевна - Г. Скоробогатова и Митрофан И. Ляха - живые лица, а не кукольные маски. Лях не открывает никаких неожиданных глубин и пластов, да вряд ли можно что-либо подобное найти в Митрофане, это не Гамлет и не Чацкий. Но молодой артист и не ограничивает свое понимание, исполнение и восприятие одной краской, он не просто дурак набитый, да и вообще не дурак, не хочет учиться, так как это ему не нужно. Хочет жениться, так как половое созревание началось. Что долго рассуждать об этом герое? Он себе на уме, добивается всего, чего хочет, в грош не ставит родителей, но и не зол, не подл, не мстителен. Обаятельный, в сущности, парень, никем не сдерживаемый, что из него выйдет, не ясно.

Лях перспективы не дает, не дает ее и Фонвизин. Исполнение Ляха не свободно от избытка кривляний, паясничаний, всяких рож и ужимок. Возможно, их могло быть поменьше, но большая часть поведения его на сцене согласуется с заявленным характером и вовсе не превращается (пока) в набор трюков, как у Р. Филиппова - Скотинина.

Фонвизина читают по ролям

Но спектакля как такового нет. Есть частично прочитанная по ролям, частью сыгранная пьеса, местами скучно-морализаторская, местами дюжинная комедия положений.
Не знаю, достоин ли "Недоросль" иной постановки, но хоть какую-то мысль в спектакль надо было вложить. А так - обычная иллюстрация.
Страшнее то, что в такие иллюстрации, лишенные мысли, единства стиля, общего решения, превращены в Малом театре и другие истинные жемчужины русского репертуара "Горе от ума" и "Ревизор". Так чего ждать от постановки "Недоросля"? Плачевно и печально всё это.

Сцена из "Недоросля" в Малом театре. Мой друг Игорь Лях посередине


Мои дневники
Tags: театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments