Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Дневник. 1983-86 год. Глава 42. Поношение Пикуля и пальцем в небо

Сорок первая глава

Ирина Муравьева в фильме "Самая обаятельная и привлекательная"

Это фильм я чрезмерно и безбожно перехвалил на пустом месте, в режиссере Бежанове - кто это такой? не знал, да еще и забыл - увидел какой-то "талант". Сильно ошибся. Не могу этого не признать. Извините.
Потом я не совсем справедливо наехал на кинорежиссера Игоря Таланкина. Он не был полностью виноват в том, что его фильм получился таким дурацким. Ему просто не дали сделать нормальную экранизацию рассказа Юрия Нагибина, зверски порезали материал.
Советская цензура была многоступенчатой: что дозволялось в книгах, не разрешалось в театре, а особенно сурово цензурировали кино как самое массовое (и "важнейшее") из искусств.
Увы, не знал Таланкин, что если бы выждал год-полтора, то мог бы снять фильм так, как хотел. Совсем чуть-чуть не дождался "ветров перемен". Печальная история.
А Пикуля я обругал по делу. Не понимаю тех, кто считает его серьезным писателем.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


10 февраля 1986 года

Не литература, а нечто среднее

Читал В. Пикуля "Фаворит". Написано скверно, но под напором интереснейших фактов об этом забываешь. Пикуль не открывает Америк, но преподносит среднему читателю факты и свидетельства, которые он, читатель, не будет искать в архивах и музеях, и потому его книги нужны, хотя это и не наука, и не литература, а нечто среднее.
Всё мило в его романе, одно лишь удивляет: Потемкин - личность крупная и незаурядная (Друце создал даже художественный образ его), но Пикуль делает его чуть ли не сторонником Радищева и борцом с крепостным правом. Это смешно.
И смешно сваливать всю реакционную политику Екатерины II в последние ее годы на Платона Зубова. Пикулю неплохо бы вспомнить марксистское учение о личности в истории, оно неглупо. Да и Платон Зубов - совсем не личность, он хапал и разорял, но не из-за него сослали Радищева. И Потемкин не был революционером, и при всей моей симпатии к нему, был и самодуром, и наделал ошибок в военных делах, всё ж не Суворов. Пикуль реабилитирует, защищает своего героя, но заходит при этом слишком далеко.

18 февраля

Вроде бы не шедевр

Смотрел фильм некоего Гаральда Бежанова "Самая обаятельная и привлекательная". Вроде бы не шедевр, но и недостатков сильных нет, сделано хорошо. Режиссер с будущим, его работа кажется совсем простой, примитивной, ясной, съемка по сюжету, за сюжетом, только по делу, ничего лишнего.
Но есть некоторая хитрость, ракурс, ироничный взгляд во многих кадрах. Вроде бы чисто предметно, что требуется, но очень продумано и с некоторой подверткой (что значит это слово?). Не сразу заметишь, но все время режиссер дает комментарий, подтекст разговорным кускам и сценам, договаривает, дораскрывает, дописывает, а не просто иллюстрирует ход событий.
Нет особых образов, никаких метафор, эффектно необычных видений, но часто чувствуется скромно скрывающийся, как бы умерший в интерьерах и крупных планах режиссер, точнее вжившийся и и ставший действующим лицом, типа "от автора", но так скрыто и не заявленно, что не сразу и ясно.


Однако опытным взором можно увидеть. Бежанов не так прост и по-моему талантлив. Посмотрим, выйдет ли из него скучно-дотошно-подробный профессионал уровня Райзмана или своеобычная личность, какой стал тот же Абдрашитов (а в его раннем фильме "Поворот" трудно разглядеть нынешнего мастера, почти и не видно). Поглядим, оправдается ли мой прогноз?
(не оправдался прогноз ни в малейшей степени, не понимаю, что я такое особенное увидел в этом второразрядном, среднем, проходном фильме!)


Куда идет наша земля?

Вот я прочел, однако, и шедевр - "Прощание с Матерой" Распутина. Тут так спроста анализа и не разведешь, надо пообдуматься. Ясна лишь уже сразу боль и горькая мысль - куда идет наша земля? Куда идем мы, советские люди, губящие эту землю? Зачем?
Уже в этой повести есть в зачатке, внутри и "Я обвиняю!" и "Кричу от боли!" его последней притчи "Пожара". Но это еще не притча, а повесть, где нет открытой публицистичности, а есть художественное осмысление и выражение - в образах, в характерах, в ситуациях. И надо признаться, что так лучше.

24 марта

Три источника и три составные части

Фильм Таланкина "Время отдыха..." (в общем, "Уик энд"), который я посмотрел с большим опозданием, очень слаб, в первую очередь оттого, что не целен. Окончательная расстановка акцентов и восприятий возможна лишь после прочтения исходного рассказа Нагибина, хотя в титрах этот рассказ как бы игнорируется.
Но о том, что есть в самом фильме: три темы, три сюжета, три драмы (в потенции), формально взаимосвязанные, но фактически не объединенные.
Один из этапов трудной семейной жизни двух уже не молодых людей - наиболее сильное в фильме благодаря актерам. В. Стржельчик - муж, крупная шишка, вальяжный, фешенебельный, солидный, но глубоко несчастный человек. Он много лет мучается с женой, А. Демидовой, женщиной интеллигентной, странной, холодной, иногда жестокой.

Он любит ее всю жизнь. Она редко отдается, позволяет собой овладеть, но не оттаивает, и воспринимает, взаимодействует с ним мозгом, умом. Все эмоции и чувства направлены на некоего Пашку, пропавшего без вести, которого она любила.
Он (муж) привык, несет свой крест терпеливо, почти благородно, давая выход лишь горечи, горькому юмору, и не срываясь. За всем этим обреченность и затравленность, усиленная поступками непутевого сына, напивающегося в баре.
Она (жена) в черном, на ней отсвет смерти и некоего общения с потусторонним миром, дети ее не интересуют вовсе, да и муж тоже.
Два замечательных актера прибавляют к уже описанной гамме множество оттенков, тонких реакций, подтекстов, ибо у них есть богатый психологический материал.


Золотая молодежь рвется к трудностям

Рядом и отдельно в фильме существуют дети. Сына, Павла играет мой приятель Миша Неганов. То, что он должен сыграть в фильме, сыграть невозможно в этих границах материала. Сначала он напивается, хамит сестре, в общем, типичный успешный сынок, которому всё легко достается, и вдруг он произносит гневную отповедь своему существованию по блату и за счет родителей (ему, кстати, подарили машину, а он ее разбил). И, оказывается, скоро поедет в Арктику радистом.
Никаких предпосылок, драматургических и психологических оснований такого развития образа нет, и Миша терпит полный крах, пытаясь всё это сразу воплотить, пережить и убедить именно в такой сюжетной логике образа.
Мне вообще нравятся эти благополучные подростки, рвущиеся на БАМ, в мореходку - недавно в фильме "Опасный возраст", в армию, в общем, прочь от жизненных благ, что расточают им родители. Если такое и бывает, то это некий феномен, это необычно, нестандартно, эту ситуацию надо ставить в центр художественного произведения, а не упоминать попутно, как о само собой разумеющемся.

Великие актеры и беспомощный режиссер

Третий сюжетный узел обнажает всю беспомощность и даже робость Таланкина-режиссера.
На острове Валаам Анна (так зовут ее) (героиню Аллы Демидовой) встречает того самого Пашку, которого считала погибшим. Причем он инвалид без обеих ног.
Экстремальная, прямо скажем, не рядовая ситуация, требующая не рядовых, грубо говоря, творческих решений. Их нет. Всё обыденно и просто, хотя сам момент встречи Пашки и Анны просится или на какой-либо внешний эффект или на тонкое психологическое решение.
Баталов и Демидова способны были сыграть многое, но "благодаря" режиссеру не сыграли ничего. Баталову вообще нечего играть, кроме прямого и скучного морализаторства, и его актерская личность попросту незаметна на этом убогом материале (фильма, а не повести).
Пашка читает Анне мораль, и она возвращается к мужу и детям, чтобы начать с ними новую жизнь что ли? Последняя часть фильма и сюжета - чисто головная схема. Куда исчезло богатство чувств и эмоций первых кадров? Семейная история, психологическая драма Анны и ее мужа разряжаются в ничто. Под влиянием чисто механического, обозначенного, но не прочувствованного фактора - морали гордого инвалида Пашки.

Всуе растраченные таланты

Таланкин не умеет строить действие, не создает ритма, в фильме нет нарастания, нагнетания и убывания, нет кульминаций. Всё ровно и на одной плоскости, всё заданно и бескровно. Единственная потенциальная кульминация (эпизод - человек за бортом, кажется, что это Анна кинулась в воду, как у Нагибина, кстати) оказывается ложной кульминацией.
Зачем снят этот фильм? Непонятно. Таланкин всуе растратил огромные богатства. Не овладел материалом, - рассказом Нагибина, не совладал и обделил великолепных актеров, не использовал таланты операторов Рерберга и Лебешева. Всё всуе, всё зря. Очень плохой фильм!

Кадр из фильма Таланкина. Алексей Баталов и Алла Демидова


Мои дневники
Tags: литературное, фильмы-1
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments