Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Пост сквозь годы. Памяти последнего классика нашего кино

Предыдущий пост сквозь годы
Это я написал сразу, по горячим следам.
Потом я написал еще большую статью In Memoriam про Алексея Балабанова, для толстого и вроде бы солидного журнала Вип-Премьер, но не удосужился сохранить текст своей заметки, потому что не подумал об этом. А журнал приказал долго жить, исчез вместе со своим сайтом, и тот мой текст тоже исчез.
Какие-то жалкие обрывки я привел в посте, который ниже тоже выкладываю. Ну хоть что-то. Да и грош цена всем этим словам и заметкам! Главное - фильмы Балабанова, которые навсегнда остаются с нами и никуда не исчезнут.
Еще раз: светлая память Алексею Октябриновичу и Царствие ему Небесное.
Итак

Оглушили. Балабанов ушел

18 мая 2013 года


Умер Алексей Балабанов. Первый классик НЕсоветского кино. Художник, режиссер, летописец и печальник.
Его фильмы могут не нравиться, раздражать и даже вызывать оторопь.
Но это фильмы о нас, о нашей жизни, о России, о нашей ужасной реальности. Это высокое, настоящее искусство. Без просвета - а откуда бы взялся этот просвет? Он был бы фальшивым...
Однако великие фильмы Балабанова полны не только ужаса, но и боли, страдания. И это неправда, будто Балабанов не любил людей, просто он слишком хорошо их - нас - знал, но как раз именно любил такими непривлекательными, черненькими, гнусненькими, каковы мы, людишки и есть...
Ему было всего 54 года. ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТЫРЕ!!!! Нельзя умирать так рано, невозможно, немыслимо

Слов больше нет. Светлая память, Царствие Небесное, да упокоится... Печально, очень печально

АПД Думал о фильмах Балабанова. Не все они вызывали у меня однозначную положительную оценку, были претензии, что-то мне казалось недоделанным, недоработанным.
Но абсолютно неприемлемы претензии к Балабанову по линии "реалистичности". Это не буквализм, не унылое жизнеподобие. Это притчи. Как пьесы Метерлинка, которые в конце XIX века казались абстрактными и фантастичными, а потом в ХХ веке началось такое, ужасы столь мощной силы и масштаба, что превзошли любые фантазии.
Так и фильмы Балабанова. Наша российская реальность и дала жизнь, и превзошла мрачные фантазии режиссера. Хоть пресловутую бутылку из "Груза 200" вспомнить..

Свет и тьма Алексея Балабанова

7 сентября 2013 года

Когда умер Алексей Балабанов, я обещал написать о нем эссе... Отрывки:

"Пишут, что в своем последнем фильме он предсказал себе смерть. Для гениев, истинных художников это обычное дело. Свою смерть чуть ли не в деталях предвидели, предсказывали и описывали Николай Гумилев, Владимир Высоцкий. Вот и Балабанов встал в этот ряд.

Гений острее чувствует и глубже понимает и жизнь, и смерть. Можно считать это мистикой... В конце концов, в самом явлении гения народу есть нечто мистическое.

Не слишком ли много громких и пафосных слов по поводу творчества одного кинорежиссера? Но дело, конечно же, не в словах. Фильмы Алексея Балабанова могут не нравиться, раздражать, вызывать ужас и оторопь. В них можно найти все – кроме банальности и посредственности.

Если рассматривать 14 фильмов Алексея Балабанова не по отдельности, не кусками, вырванными из контекста, а целиком, то мы увидим, что свет и тьма распределены в них примерно поровну.

Тогда первым идет «Морфий», фильм, действие которого развивается в 1917–1918 годах. Герой того времени – доктор Поляков, искусный врач, генетический интеллигент, разрушающий себя и свою жизнь морфием... Доктор Поляков, как ни парадоксально, герой и нашего времени. Условно говоря, сегодня такой же совестливый интеллигент, честно старающийся исполнить свой профессиональный долг, сплошь и рядом глушит себя водкой и героином вместо морфия. Приличный человек не может выдержать русскую «эпоху перемен» трезвым и неодурманенным...

Ну и наконец – «Кочегар». Якут-кочегар, сыгранный первобытно-гениально, – типичный герой нашего времени. До поры до времени он принимает правила игры, так как его убедили, что в его кочегарке сжигают «плохих людей». Точно так же рассуждают и ведут себя очень многие наши современники. Принимают все свинцовые мерзости до тех пор, пока они не коснутся лично их. Тогда – реагируют. Саморазрушительно. Да ведь жареный петух клюет в задницу не всех. А остальные спокойно продолжают жить, подчиняясь бесчеловечным правилам чужой игры."
Tags: кино, память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments