Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Дневник. 1983-86 год. Глава 37. Арбенин в телевизоре

Тридцать шестая глава


Фильмы и телеспектакли Михаила Козакова были, как правило, очень интересны и содержательны.
Я все правильно написал тогда, в данном случае мне нечего добавить.
Потом я неоднократно перечитывал "Маскарад" Лермонтова, и пришел к выводу, что Козаков логично и, так сказать, законно скорректировал драму. Именно так ее надо ставить сегодня.
Не надо сравнивать с замечательным фильмом Сергея Герасимова и гениальным Арбениным Николая Мордвинова. Другая эпоха, другая стилистика.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


1 декабря 1985 года

Втягивающая правда жизни

Долго я не писал здесь о прочитанном и увиденном. Читал я в это время как всегда много.
Остался в памяти роман Энн Тайлер "Ужин в ресторане "Тоска по дому". Он бесхитростен и весьма прост по языку и сюжету, местами кажется схематичным и наивным. Но есть в этом романе какая-то, то есть, вполне определенная правда жизни, натуральность, реальность, что завораживает, втягивает и не дает оторваться. Поразительно по уровню достоверности.

4 декабря

Не демон и не сверхчеловек

"Маскарад" в видении и постановке Козакова - жестокая, суровая и каменистая поэма, лишенная лирики и мелодики. Арбенин - Козаков - не романтик, не демон, не сверхчеловек. Он сух, жёсток и жесток, прям и суров.
Он незауряден, "к тому ж поэт", некоторые монологи Арбенина режиссер прямо трактует, как его стихи, которые тот записывает в некий альбом-дневник, до того момента, как он начинает подозревать Нину, после этого уже не до стихов. Всё - проза, жестокая голая проза.
Козаков боролся с условностью стихотворных рифмованных монологов разными способами. Некоторые, как я сказал, превращены откровенно в стихотворения Арбенина, некоторые совсем сокращены, а некоторые звучат, но переосмыслены, переоркестрованы, переозвучены самим артистом так, что условность исчезает.
Кроме того, для вящей естественности восприятия Козаков использует специфические телеэффекты. Многие реплики и монологи звучат, как размышления героев, а не произносятся ими.


Борьба с лермонтовским стихом

Эта борьба Козакова с лермонтовским стихом велась ради психологической убедительности, и полумистическая ситуация Арбенин - Неизвестный трактуется не как месть таинственного врага, а как кошмар Арбенина-шизофреника, сошедшего с ума от убийства Нины и потом - от письма князя насчет ее невиновности.
Ибо этот мрачный игрок-поэт действительно страстно любил.
Но в эпизодах мести князю и Нине Арбенин не просто холоден или хладнокровен, он покрыт непроницаемой ледяной коркой равнодушия к своим жертвам. Он совсем не романтичен, когда несколько раз смотрит на часы: сколько еще осталось жить Нине? И со спокойствием экспериментатора объясняет ей, что осталось несколько минут.
И насколько непроницаем Арбенин в эти минуты чудовищной сдержанности, настолько он страдает у гроба Нины. Страдает так, что не выдерживает мозг. И не нужен никакой Неизвестный для его казни.


Конечно, в смысле поэзии "Маскарад" несколько обеднен в новой постановке, но это оправдано новой принципиальной трактовкой Арбенина - живого, реального человека, без котурнов и без безумного темперамента Мордвинова, но отнюдь не мелкого или измельченного, а просто иного, более понятного, порой вызывающего отвращение, но только не равнодушие.
Хорош собирательный портрет-пейзаж игроков во главе с Казариным-Джигарханяном, подлым, умным, подпольным картежным философом.
Нина Е. Симоновой, как писали в старину, трогательна. И. Костолевский-Князь пуст и суетлив, то же и Е. Романова - Баронесса.

5 декабря

Суровый радикальный режиссер

Козаков - телережиссер суров и радикален, но в истолкованиях классики он добивается определенных эффектов.
В "Попечителях", телеверсии "Последней жертвы", он неожиданно выдвинул на первый план Дульчина - О. Янковского, близкого родственника последних киногероев этого актера, беспринципного прожигателя жизни, любимца женщин. Страшный и горький образ человека, полностью опустошенного, не злого, возможно, неплохого, но лишенного всяких признаков нравственности, оттого его жизнь, его существование лишены смысла и цели.
Дульчин стал центральным героем, ибо этот тип оказался очень современным, очень своевременным. И потому одномерно-банально-чувственна была Тугина - Е. Романова, а Прибытков Ю. Горобца, лишенный романтики, резкий и неприятный, слишком купец, оказывался значительной фигурой, но отступал, то есть, его герой, его работа отступала на второй план перед убийственной жизненной убедительностью работы Янковского.
Та же опустошенность - основная черта и козаковского Арбенина, который жил только своим чувством к Нине и, лишившись этого, сошел с ума.



Мои дневники
Tags: зомбоящик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments