Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Дневник. 1983-86 год. Глава 30. Бёдра испуганной нимфы Розановой

Двадцать девятая глава

Ирина Розанова

Нечасто мне в театрах попадались шедевры. Приходилось смотреть и совсем слабые, и средние, и странные, противоречивые спектакли. Типа этих двух в одном театре - имени Маяковского.
Обе постановки, в общем, были проходные. Потому и никаких фотографий от них не осталось. Но опять-таки они дают представление о повседневной жизни советского театра 80-х годов.
Гинкас - талантливый режиссер, интересный мастер, но этот спектакль к числу его удач я бы не отнес.
А в Ирину Розанову я был влюблен пару-тройку дней - после того, как нагляделся на ее полуобнаженную фигуру в дурацком водевиле Генриха Боровика. Понятное дело. Но это быстро прошло.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


1 июля 1985 года

Дешевка имени Боровика

Два спектакля в театре Маяковского - два разных мира. С одной стороны, низкопробный политический водевиль (шоу-буфф) "Агент 00" Боровика, возомнившего себя советским Брехтом.
От всего крика, обилия танцев, светомузыки и всяких сценических фокусов у меня осталось лишь одно воспоминание: великолепные бедра актрисы И. Розановой. Но это факт, к искусству не относящийся.
Вообще много полуголых тел, сомнительных телодвижений, полузападной музыки, что и привлекает публику. Больше ничего говорить об этой дешевке мне не хочется.

Генрих Боровик. Советский международник-пропагандист и борец с тлетворным влиянием Запада. Теперь изображает из себя "демократа" и борца за "свободу слова"

Игра, потерявшая первозданность

С другой стороны, "Блондинка" в филиале, поставленная К. Гинкасом, опять-таки с И. Розановой в главной роли. Об этом спектакле, каким он был на выпускном курсе, очень хорошо написала И. Соловьева, и дублировать ее рецензию нет смысла.
Но вот что: насколько сие представление было уместно в студенчески-студийном состоянии, в атмосфере ГИТИСа, мне ясно. Но на профессиональной сцене эффект теряется, появляется зазор между игровой раскованностью вчерашних студентов и веселящегося режиссера и требованиями серьезной сцены.
А ради чего вся эта игра, утерявшая уже первозданность, свежесть, легкость, игра, не предполагающая никаких импровизаций, режиссер все вычертил, и он очень жесток, зачем, для чего это всё? Так, ради эксперимента?

Многоактный капустник

Один пример. В ГИТИСе не было программок, и потому актеры выходили с табличками на груди, где были написаны имена их персонажей и их фамилии. Но в филиале Маяковки программки есть! А таблички остались. Они всячески обыгрываются, меняются, но стали абстрактно-игровыми атрибутами.
Взрослые люди могут дурачиться, но дух капустника царит в спектакле и убивает намек на серьезные мысли, на которые претендует пьеса.
Но и пародии Гинкас не предлагает, он просто придумывает фокусы, мизансценические, пластические, мимические и т.п. Сначала интересно, не скучно, хотя порой безвкусно и без меры, слишком много орет в матюгальник Э. Виторган, иногда явно "не по делу", это вина режиссера, конечно.

Виторган наиболее серьезен, ибо наиболее профессионален. Но его роль подчиненная, в силу его мастерства вылезшая на первый план. А вот И. Розанова пока что, увы, не профессиональна. Какая-то непутевая дура, с уличным говорком, таскающаяся за мужиком. Ни характера, ни ума, ни большого обаяния, ничего нет, увы! Фигура вот только хорошая, но этого мало.
Режиссер отдал ей повествовательные куски сценария Володина, но она их проборматывает, проглатывает, вообще страдает излишним скороговорением, с претензией на ритмы ХХ века, но ритм в спектакле совершенно не держится, то и дело спадает, всё буксует и оседает.

Ира (так зовут героиню) по тексту ищет смысл жизни, мучается, страдает, но это проговорено, проболтано, пущено на ветер. Другие исполнители, в основном, на отличном уровне, игра увлекает всех и вовлекает всех, но от них и не требовалось глубин, а вот Розановой мало поддерживать всеобщую игру, надо было дать нечто большее, но она пока не может.
Спектакль творческий, полный кунстштюков, но под конец надоедает, для капустника длинноват, для Володина пустоват. Возможно, он помогает актерам для тренинга, эдакий актерский станок, разогревает, воспитывает легкость реакций, переключений, возможно... Ну лучше бы ему не переходить порога Большого зала ГИТИСа, ибо в сущности это учебный, студенческий спектакль.
Но, может быть, я и неправ? Надо подумать.

5 июля

Гинкас и вытренированные им актеры

Может, я и несправедлив к Гинкасу, актеров он вытренировал лихо. Надо о них сказать.
Очень тонок В. Ильин, актер уже не молодой, не юный, но с юношеской реакцией. Он может действовать в фарсовых пределах, но оправдывает эксцентриаду не слабее Льва Дурова. Ильин тоже из тех актеров, что залезут на стену, встанут на голову, и психологически всё оправдают.
Также хочу назвать молодого способного комического актера Р. Мадянова, явно с перспективой, со вторым планом и с безошибочным чутьем на сценическую иронию (это я правильно увидел перспективу!).
Чего нельзя сказать о "звезде" ансамбля И. Розановой, на которую многое рассчитано, для которой режиссер выкладывался на все корки, выделяя ее мизансценически, но молодая актриса не оправдывает доверия.

Ирина Розанова в те годы. Красавица!




Мои дневники
Tags: театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments