Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Дневник. 1983-86 год. Глава 27. Асимметричный калейдоскоп

Двадцать шестая глава


Виктор Мережко: "Я женщина". Театр имени Пушкина. Вероа Алентова и Светлана Родина

Вот и такой был средненький спектакль. Тоже из серии "Повседневная жизнь советского театра 80-х годов ХХ века", по таким средним постановкам, собственно говоря, только и можно делать выводы об уровне, развитии театра.
Так что нехай будэ.
Кроме того, записи о том, как я читал современников Шекспира, причем младших - Уэбстера, Мидлтона, Тернера... Понимаю, что мало кто в принципе слышал о таких авторах. Ну так что ж, пополняйте эрудицию, вам полезно будет.
А про Уэбстера, кстати, лучше всех написал Томас С. Эллиот, который вернул этого драматурга в контекст современного театра:
WEBSTER was much possessed by death
And saw the skull beneath the skin;
And breastless creatures under ground
Leaned backward with a lipless grin.

Daffodil bulbs instead of balls
Stared from the sockets of the eyes!
He knew that thought clings round dead limbs
Tightening its lusts and luxuries.

Стихотворение целиком
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


11 июня 1985 года

Гельманоид в небе мчится

"Тринадцатый председатель" А, Абдулина в театре Вахтангова - некий гельманоид. Очень острая проблема и ее обсуждение, но никакой художественности. Переизбытки патетики и восточное многословие лишь мешают.
Но не о чем писать и вспоминать, типичная инсценировка газетной статьи.


Дура Нора и эмансипация

Bostonians Г. Джеймса, после перерыва я одолел еще один его роман, более-менее ранний и оттого - с острым сюжетом, совсем не скучный.
Речь идет о борьбе за женскую эмансипацию и о борьбе за душу очаровательной девушки, между убежденной феминисткой, неосознанной лесбиянкой (хотя это не входило в намерения автора, но было им отражено) и влюбленным в нее молодым человеком.
Слава Богу, побеждает мужчина, финал весьма счастливый. Я всегда против этой проклятой эмансипации, она ни к чему хорошему не привела, и все уважающие себя люди были такого же мнения. Ибсеновская дура Нора, хлопнувшая дверью и бросившая детей - в наши дни явно отрицательный персонаж.

Сатирический Николай I

И, наконец, прочел рассказы Тынянова, перечитал "Киже" - памятник нашего российского абсурда.
"Восковая персона" до невнятицы стилизована под язык петровского времени, с не очень организованной фабулой, вернее, сюжетом. Затейливо, но весьма скучно.
"Малолетний Витушишников" - гротеск не хуже "Киже", но как-то чрезмерно сатирически обрисован император Николай I, он не Павел I, был незауряднее и серьезнее, выставлен малость в дураках, на мой взгляд, это несправедливо.

18 июня 1985 года

Мужчина вещает от имени женщин

"Я женщина" - история о том, как одна женщина, Маша (играет ее В. Алентова, выглядящая на 40 лет, хотя по пьесе ей нет тридцати, первое несоответствие) узнала, что ее муж ей изменяет. И вот эту бесхитростную историю В. Мережко зачем-то поставил Б. Морозов. Как ни странно, в пьесе, написанной мужчиной, все мужчины недостойны женщин, выглядят слабыми, неуравновешенными, феминизированными существами, а женщины тверды и маскулинизированы, и кроме того страдают.
Мысль понятная, об этом много рассуждалось, писалось в последнее время. Да, мужики не те, да, эмансипация у баб зашла слишком далеко. Этот спектакль - лишняя иллюстрация этой проблемы, а толку мало.

Декорация - одновременно и двор между многоэтажными домами, и лестничная площадка с обозначенным лифтом, который в один из моментов условно едет, и комната с намеками на мебель, и спортплощадка - зачем-то висит баскетбольная корзина, и всё что угодно. Опарин довел абстрактную условность до максимума. Морозов извлек из нее ряд театральных находок, но интересного мало.
Ведет спектакль В. Алентова, легко, иронично, очень свободно, то она начинает рыдать, то истерически хохочет, то страдает, то радуется , но всё это обозначает, как бы озаглавливает, называет - и всем ясно, что она зарыдала. Хотя рыдания эти - не рыдания Тарасовой - Анны Карениной, сколь точно они обозначены, столь и условны.
Это можно сказать обо всем исполнении Алентовой. Я ее прежде знал как отличную киноактрису, но она оказалась на своем месте и в театре, хотя некое соревнование, попытка подражания кино есть в этом произведении, да и Мережко, прежде всего, киносценарист.
Мужчины, и индивидуализированные, сыгранные прилично А. Черновым, А. Пороховщиковым, А. Ермаковым, Ю. Румянцевым, и некая неопределенно-танцующая масса, и некий безмолвный хор, возникающий в перерывах картин, все противопоставлены героине Алентовой и малопривлекательны.
Хотя зачем столько внимания и режиссерского темперамента отдано столь малоинтересной и малонасущной проблеме, я не понимаю.

Одно могу сказать: актеры театра имени Пушкина в известной степени вырастают, теряют дичайшие штампы и вековую фальшь. Во всяком случае, это заметно в столь простых пьесах о современности, где можно играть самих себя. А для более сложной драматургии они покуда не созрели.

11 июля

Великая малоизвестная книга

Читал "Самопознание Дзено" малоизвестного, но великого итальянского писателя Итало Звево. Тончайшая психологическая книга, ее крестным отцом был Джойс, но возникла она независимо от Джойса, хотя нечто общее есть: беспристрастное облазывание, грубо говоря, всех тайников души и побуждений к мыслям и поступкам.
Сюжет рассказывать глупо, он вынесен в заглавие: человек познает себя - а следовательно познает мир. Очень своеобразен финал, где вдруг заходит речь о войне, вторгшейся в жизнь, и где звучит прозорливая мысль об оружии, которым человек сможет уничтожить Землю. Один из лучших романов ХХ века.

15 июля

У Вильяма нашего поэзии больше

Почитал современников Шекспира, а после - две не читанные ранее комедии самого Шекспира - Love`s Labour`s Lost и All`s Well End`s Well - дьявольская разница!
И в этих не самых сильных и глобальных произведениях Шекспира не только мысли крупнее и проблемы серьезнее (про Love`s Labour`s этого не скажешь, просто веселая комедия о том, что гони естественные чувства, а они проникнут, и о бессмыслии женоненавистничества), но главное - стих, гладкий, чистый, поэзии больше, красоты больше, чем в лучших трагедиях его современников.

На маленьком plot`у

Как-то:
Revenger`s Tragedy - о мстителе по имени Виндиче, поубивавшем всех своих врагов с помощью изысканных, запутанных, хитрых интриг, и отправленном на казнь тем, ради кого он всё своё зло творил. Зло рождает зло, цель не оправдала средств, святая месть превратилась в почти бессмысленное убийство одного за другим (прямо фильм Тарантино!), а сам мститель стал не лучше своих врагов, и сам это перед казнью осознал, потому это действительно трагедия.
Очень туго закручен plot (слово обозначает и заговор, и сюжет, в этих трагедиях понятия почти идентичные), иногда попадаются высокопоэтичные монологи и метафоры, но всё слегка подпорчено нравоучительной закваской. Автор Сирил Тернер (пишется Tourneur).


White Devil Уэбстера, идея где-то та же, но поэзии гораздо меньше, а сюжет запутанный не менее, но не такой стройный, трагедия сильно громоздкая и порой пустословие и громогласие заслоняет "истину страстей", "Герцогиня Мальфи" намного интереснее.

Циничный дух с привкусом разочарования

И Changeling Мидлтона (и Раули) - очень интересная штука, по жанру прежде всего, и вроде бы трагедия, и чего-то не хватает, и есть психологическая разработка характеров и диалогов рядом с балаганом и дюжинным юмором вокруг сумасшедших и притворяющихся ими, впрочем, этот сально-комический sub-plot (подсюжет что ли, и не переведешь так четко и кратко) - дело рук Раули.
Но цинический дух превалирует в трагедии, хотя и с горьким привкусом разочарования в благой природе людей, что созвучно тому времени - 10-20-е годы XVII века, да и нашему тоже.

Некая Беатрис полюбила некоего Альсемеро. Ее отец прочит ей совсем другого жениха, она не Джульетта, и перечить родителям не может. Тогда она велит влюбленному в нее, малопривлекательному и неприятному ей Де Флоресу убить ее жениха.
Тот с радостью соглашается, исполняет и требует уплаты - чтобы она ему отдалась. Идет напряженный психологический диалог, в котором побеждает Де Флорес и добивается своего.
Беатриса постепенно влюбляется в "мерзкого" Де Флореса, и они "предаются блуду" то и дело. Альсемеро заподозривает Беатрис, но она уговаривает служанку Диафанту лечь с ее мужем в брачную ночь, ибо та - девственница. Диафанта, тайно влюбленная в Альсемеро, с радостью отдается ему.
Но обман Беатрисы и Де Флореса раскрыт, все их преступления (Де Флорес далее убивает Диафанту) и их тайная страсть раскрыты. Они понимают свои ошибки и гибнут.


Вроде бы трагедия, но нет истинного очищения, люди легко и естественно предаются злу, все они оборотни (так можно перевести слово сhangeling). Атмосферу сгущает и брат убитого первого жениха Томазо де Пирако, возненавидевший весь мир и мстящий всем подряд, и похабная история двух молодых людей, прикинувшихся сумасшедшими, чтобы соблазнить жену ревнивого доктора Алибиуса, и особенно сочно-сальный юмор слуги Лоллио, тоже добивающегося жены хозяина. Две сюжетные интриги художественно неравноценны, хотя вторая, полукомическая - ироническое, сниженное отражение первой, трагической.
Но нет уверенности в прозрении Беатрисы и Де Флореса, скорее чувствуется осознание своего поражения, но не разочарование в своем образе мировосприятия, так или иначе характерного для для всех героев.
Ибо главная мысль: человек слаб, ненадежен, благородный человек легко оборачивается подлецом, а любящая порядочная женщина - шлюхой (нечто родственное моей любимой "Троил и Крессиде"). Интересная пьеса, едва ли не лучшая из шекспировского времени (кроме Шекспира, ну это и так ясно).

Сцена из спектакля по пьесе Changeling Мидлтона и Раули


Мои дневники
Tags: литературное, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments