Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Дневник. 1983-86 год. Глава 21. От Парада до Романса

Двадцатая глава

Кадр из фильма "Парад планет"

Первые впечатления от произведения искусства - особенно интересные и часто бывают весьма ценными. Хотя не обязательно верными, но тут, впрочем, всё относительно.
В данном случае, похоже, я с первого раза воспринял оба фильма более-менее правильно. Правда, к "Жестокому романсу" с тех пор стал относиться получше. Да и к "Параду планет" Абдрашитова и Миндадзе - тоже. После первого просмотра я к нему придирался, напирая на то, что это не Феллини-Антониони. Зато потом понял. что это один из тех фильмов, которые можно пересматривать снова и снова, и целиком, и фрагментами. Он ни капли не устарел.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


26 ноября 1984 года

Мужские игры на свежем воздухе

Странен и сложен образный строй и сюжет фильма В. Абдрашитова "Парад планет".
6 мужчин в неопределенном возрасте от 30 до 40 попадают на некие военные сборы, где они везут какую-то пушку, потом стреляют, изображая из себя солдат почти натурально, хотя выстрелы холостые (это наиболее фантастический момент фильма). Но они с радостью отдаются играм в войну, забывая про свою городскую жизнь, треволнения и заботы.
Они уже были на сборах 2 года назад, но за эти два года друг с другом совсем не встречались, еще один вариант вечной современной темы некоммуникабельности. И вот они высвободились, вырвались и резвятся, как могут - катят артиллерийское орудие, в запале, в азарте стреляют по танкам "противника".
Но их деятельность оборачивается резкой иронией: приезжает офицер и сообщает, что учения окончены, а все они погибли от ракетного удара.

Взрослые люди разочарованы и разгневаны, но домой, в скучные будни, они не хотят, и предпринимают некое путешествие, полуреальное, полуметафорическое и фантасмагорическое.
2 характера из шести более-менее обрисованы, это некий грустный астроном - О. Борисов и продавец мясного отдела - С. Шакуров, с туго набитыми карманами. Остальные индивидуализированы вплоть до общих признаков: двое - явно рабочие, один - что-то вроде чиновника, один - С. Никоненко - неизвестно кто, но напоминает комсомольского работника. Есть некая непоследовательность в том, что лишь двое из шести конкретизированы. Тем более, что весь аспект, связанный с мясником, его друзьями, его работой - кусок актуальной темы сферы обслуживания, малоинтересно в фильме и скорее всего лишнее.

Через соблазны к просветлению

Путь героев лежит через соблазны и просветление обратно в серые будни, которые их вновь разобщают. Вроде бы так, сходно с рассказом Распутина "Век живи - век люби", но в то же время не укладывается в такую схему содержание фильма.
Сперва герои попадают в некий советский город женщин, и кадры эти эмоционально сильны, когда начинаешь понимать, что по улицам обыкновенного города идут только женщины, в основном, молодые и красивые. Оператор акцентирует то на одной головке, то на другой.
Далее возникает наполненный женщинам танцзал, где они танцуют друг с другом под стилизованную музыку ХХ века, синкопированную, механическую, жестяную, однообразную. Каждый из шести мужчин выбирает по партнерше, и начинаются соблазны.
Более выделена девушка О. Борисова - юное, явно девственное создание, родившее минутное чувство у разочарованного астронома. Фантастический женский город полунамеком подведен под реальное основание - текстильными заводами что ли. Острый кадр - напомаженный мужской манекен в окне магазина.


Потом 6 пар (чистых и нечистых тоже было 6 пар - случайно ли это?) бегут к реке, раздеваются, и предполагается некая ночная оргия. Но мужчины уплывают от своих минутных подруг на некий остров, где сушатся и греются вокруг костра, и где должно наступить просветление по намеченной вроде бы схеме.
Здесь все объединяются неким общим состоянием, конфликты и споры стихают, все свободны и раскрепощены. Идет якобы символический кадр, который подчеркивает ограниченность метафоризма и банальность киноязыка В. Абдрашитова.
1. Костер средним планом, мужчины вокруг и где-то звук самолета. 2. Салон самолета и самолет снаружи. 3. Костер - точка среди леса, как бы с высоты самолета.
Вот такой нехитрый монтаж ради мысли о затерянности человека и его истинном масштабе. Это не лучший кадр, но типичный для фильма, хотя есть прорывы в запредельное, правда, скомпрометированные повторами и чересчур педалируемые.


Турист, похожий на Христа

Далее наши герои идут через лес в поисках выхода и встречают некоего туриста-химика, внешне напоминающего не то Христа, не то что-то в этом роде (актер Борис Романов, фото выше). И он вывозит их на лодке к берегу, где они попадают в дом престарелых, весьма пристойный и поэтичный. Они идут, и старые, но почтенные и внешне крепкие люди здороваются с ними.
Это еще один эмоционально сильный кадр. На всех обитателях богадельни лежит печать потустороннести, возвышенности и анахронизма. Одна из старушек принимает О. Борисова за сына, и следует диалог между ними, где выясняется неудовлетворенность работой и жизнью, безрадостная усталость астронома.

Потом возникает тема парада планет, случающегося раз в тысячу лет, и все старики смотрят в небо и чего-то ждут под стремительную музыку какой-то симфонии Шостаковича.
То ли герои обретают некие корни, то ли это напоминание о будущем, то ли воссоединение с прошлым, но в финале возникает настоящее - современные урбанистические башни. Прямо посреди поля. Героев вновь поглощают будни, безрадостные и серые, но в них остается отзвук былой соединенности. И с ними вместе возвращается христосообразный химик, что не мотивировано и неясно.
Вот такой фильм, непростой и странный.

1 декабря

Мелодрама по мотивам трагедии

А вот совсем другой фильм - "Жестокий романс" Э. Рязанова. Именно жестокая мелодрама по мотивам трагедии Островского. Всё содержание - несчастная любовь очаровательной, прекрасной, нежной Ларисы к роковому красавцу Паратову и злосчастная страсть мерзкого, нелепого, идиотического Карандышева. Причем великолепно играют и юная Л. Гузеева, и маститые Н. Михалков и А. Мягков.

В связи с законами мелодрамы много внимания уделено цыганам, застольям, лихим подвигам Паратова. Финал перенесен на пароход.
Превосходны мудрый и ироничный Кнуров - А. Петренко, оборотистый и неглупый Вожеватов, не без привязанности к Ларисе - В. Проскурин.
Всё продумано и проснято очень профессионально. Но донельзя упрощены характеры и чувства, слишком дежурные и заданно красивые пейзажи.

Рязанов был выдающимся комедиографом, но драма ему не удается. Все красиво, выстроено, но очень однозначно и не трогает по-настоящему. Кадр холодный, мозговой, а терзания несчастной любви не представляют такого уж интереса и не заменяют сложного конфликта настоящей Ларисы с этим миром, видящим в ней чисто сексуальное удовольствие. Духовности не хватает, она (Лариса) не выше, не чище других, даже наоборот мельче. Ну и нечего больше писать.

Кадры из обоих фильмов


Мои дневники
Tags: фильмы-1
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments