Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Дневник. 1983-86 год. Глава 10. Повседневная жизнь советского театра

Девятая глава

В центре Юрий Макаров - автор пьесы, о которой идет речь.

Редчайший случай, когда я упоминаю о том, что в то время работал в театре Советской армии монтировщиком, рабочим сцены, из-за чего крайне редко вырывался в другие театры. Да чуть ли не один раз это было, когда я зачем-то сходил посмотреть совершенно средний, рядовой, проходной, ничем не выдающийся спектакль, который шел в театре имени Станиславского.
Именно такие среднеарифметические постановки дают представление о "повседневной жизни" советского театра 80-х годов прошлого века. Пусть останется, так сказать, для истории.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


1 ноября 1983 года

Странная пьеса про антигероя

"Не был, не состоял, не участвовал" - так странно называется странная пьеса некоего Ю. Макарова. Пьеса эта, с одной стороны, производственная, со всякими речами о металлургии, смешно слушать, как их произносят актеры, явно ничего не понимающие в том, о чем они говорят, но накачивающие пафос и страсть изо всех сил.
С других сторон, есть попытка запечатлеть некий характерный для нашего времени тип личности в образе главного героя Нечаева. Он антигерой, преуспевающий начальник отдела контроля (ОТК) на заводе, где процветает чисто советская туфта и липа, насаждаемая директором, философски, социально, экономически оправдывающего свою политику обмана, и не без убедительности.
Нечаев вдруг попытался взбунтоваться, пойти против директора, своего благодетеля, но быстро погас и стал послушным исполнителем, хотя продолжает мучиться и понимает, что вести себя надо не так, но не может, слишком слаб и отравлен собственным благополучием.
В пьесе есть любовный треугольник, абсолютно пустой и равнобедренный, и псевдофилософские рассуждения старого друга Нечаева Пестика, но все это лишнее, для балласта, для порядка, согласно штампу, как и эпизод, где Нечаев выпивает один бутылку коньяка в лучших традициях современных пьес (на следующий день точно такую же бутылку выпил герой М. Ульянова в фильме "Без свидетелей". Но об этом после).

Шакуров в жанровых тенетах

Нечаев жанрово неясен, как и вся пьеса, продукт нашей эпохи. Он сначала чисто отрицателен и неприятен, потом вызывает сочувствие, а в финале отношение к нему явно ироничное, в целом справедливое. Но не хватает яда в этой иронии, в этом сарказме.
С. Шакуров не распутал жанровых тенет роли, не смог создать цельного и понятного образа. Его Нечаев неприятен, резок, с пронзительным, визгливым, скрипучим голосом, высокомерен, эгоистичен, холоден и зол.
С самого начала это человек внутренне не благополучный. Но развития у образа не хватает. Шакуров, прекрасный актер, повторяет одну интонационно-пластическую схему, кое-где разбавляя ее трюками, где царит его высокая актерская техника, но они уводят в сторону от сути. К финалу он утомляет и становится неинтересен.

Товстоногов-младший и рука режиссера

Не чувствуется в его работе руки режиссера, актер сам бьется с ролью, смиряет противоречия, выискивает нарушаемую автором логику. А. Товстоногов ограничил свое воздействие чисто техническими эффектами, нашел с И.Поповым, художником, тонкое лаконичное декорационное решение. На поворотном круге стоят четыре стенки из железа и стекла, в виде креста, если смотреть сверху. Круг вращается, и та секция, что перед нами, изображает любое необходимое помещение. Это помогает непрерывному ходу действия, но внутреннюю логику Товстоногов-младший продумал плохо, с пьесой не поработал, пустил ее на сцену такую, какова есть - со всем балластом, с двумя-тремя хлесткими фразами, будоражащими зал.

Занудный фарс с партбилетом

...Я ни слова не сказал о сюжетном ходе Ю. Макарова, что Нечаев теряет партбилет и начинает мучительно его искать. В связи с этим в пьесу введены занудные рассуждения деда Нечаева, старого большевика (кстати, отсидевшего в сталинское время) о партии, но мне об этих фальшивых и пошлых словах даже писать противно.
Хотя образ этого дела написан если не с иронией, то с ощущением дистанции, таких осталось мало, это грустно, но это и естественно. И мысль о том, что ныне партия - лишь трамплин для карьеры, звучит подспудно, как ни скрывай ее и ни прячь.
Нечаева-младшего обвиняют, что он плохой коммунист, но все коммунисты кругом такие же, и еще хуже. Оттого в финале никто не развенчан, не наказан, не увит лаврами, а дед-большевик умирает. Конец открыт. Как поступит дальше Нечаев, что скажет на партсобрании - неизвестно.
Актеры все играют в нормальном ритме, благо играть просто. Лучше других Л. Сатановский, Л. Борисов (занятный мягко-характерный актер), М. Янушкевич. Остальные - ровный фон. Спектакль типично средний, но я так редко вырываюсь в другие театры из ЦАТСА, что не утерпел написать.

Юрий Макаров слева


Мои дневники
Tags: театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments