Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Дневник. 1983-86 год. Глава 8. Иосиф Бродский и тому подобные

Седьмая глава

Иосиф Бродский

Это было первое мое масштабное знакомство с поэзией Иосифа Бродского. Как сейчас помню - пухлая пачка листов с отпечатанными на машинке ранними стихами, все написаны до 1964 года, по крайней мере, так было обозначено на первой странице. Типичный, классический самиздат.
Первое впечатление - уж какое было, я ничего не выдумывал. Потом, конечно, узнал Бродского намного лучше, шире и глубже, но так и не полюбил. Холодный слишком. Но это уже совсем другая тема.
Фазиля Искандера я сильно переоценивал. Он, конечно, хороший писатель. Но не до такой степени, как я писал.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


27 сентября 1983

В амфитеатрах одиночеств

Иосиф Бродский - поэт сильно одаренный, вовсе не антисоветский, просто он где-то вне общепринятого способа мыслить, жить и писать. Есть глубинное ощущение неприятия нашей действительности, но никаких призывов или насмешек, лишь грустное понимание неблагополучия.
Все стихи его, что я читал, написаны им до 24 лет, и потому в них много юношеского, хотя нет почти ничего ученического, часто громкозвучие, подбор необычных, архаичных, непривычных слов, вместе, подряд, в странных сочетаниях.
Иногда невнятен смысл, но Бродский по большей части не излагает и не защищает какие-то взгляды, идеи, а изливает поток ассоциаций, лирических мотивов, образов, иногда поразительных - "в амфитеатрах одиночеств", например, красиво сказано, но точно.
Хотя бывают чистые и пустые красивости, бывают огрехи, но это нормально.
Рифмой он не владеет, к ней равнодушен, и оттого ее неточности не лезут в глаза, как у какого-нибудь Евтушенко.
Вообще, тем не менее, в смысле формы Бродский весьма неряшлив, хотя создает интересную ритмическую структуру стиха, но не гранит его, не отшлифовывает. Впрочем, это тогда, а как он писал дальше и пишет сейчас, я не знаю.

От Джона Донна до Пастернака

Влияния на нем чувствуются, очень много от Пастернака, в духе, в форме, в выборе слов (Пастернак тоже не оттачивал стихов внешне, и сплошь и рядом рифмы его или банальны, или приблизительны, и все равно он гений), ну и кое-что Мандельштама.
Окромя - явное родство с зарубежной стихотворной манерой и некий модернизированный символизм. Библейскость, религиозность - явно есть внутренняя связь с Джоном Донном, которого он переводил и которому посвящено одно из лучших стихотворений (наиболее выписанное, отделанное по форме) - "Большая элегия".
Странно, Бродский бросил школу в 15 лет, не имел никакого образования, но почти насквозь литературен и много аллюзий, и - плохо - использование греческих мифологических обозначений, часто зря, для позы. Очень предметен, любит рисовать вещи, предметы, выпукло, крупным планом, устраивая перечисления, но абсолютно не впадая в прозаизм.

3 октября

Отнюдь не уникальное явление

Похожих на Бродского поэтов у нас сейчас много. Это Кушнер, Беличенко хотя бы. Их таланты помельче, но та же ассоциативность, интеллектуальность, более-менее подчеркнутая, выпяченная, некая мифологичность, обычно в форме, не в глубине, некая претенциозная литературная эрудированность.
Так что Бродский - не уникальное явление вовсе, а наоборот, его стиль во многом характерен не только для названных поэтов, но и для многих молодых, начинающих, в эпигонском, доведенном до ложной многозначительности варианте. Это, конечно, стиль утонченно-элитарный в основе, не для широких слоев, но он отражает стремление уйти от показушного оптимизма и постоянного вранья в сферу чистой мысли, природы и вечных непреходящих культурных ценностей.

Писатель чистого таланта

Фазиль Искандер - писатель особого, негромкого, но чистого и индивидуального таланта. На днях я прочел прочел два его небольших рассказа и погрузился в новый, особенный мир, с которым я до сей поры соприкасался, но в который не входил.
И вновь, как и у Белова, обнаружил близость и влияние Фолкнера. Искандер весь рассказ "Чаепитие и любовь к морю", истинный шедевр, строит на переплетении временных, психологических пластов, на своеобразном потоке сознания, коий создается без всяких литературно-архитектурных излишеств, совсем просто.
В этом рассказике без резких стилевых переходов, на игре нюансов Искандер умудрился передать и трагическое ощущение в рассказе об утопленнике, и сразу философский кусочек, без мудрствований, без позы, и все наполнить юмором разных оттенков - горький, мудрый, бесхитростный, сатирический.
Бесподобные образы - сумасшедший дядя (мягкий, но с оторопью, юмор), капризная тетя, глуповатый рыбак (юмор со злинкой).
Занятно, что главного героя рассказа зовут Чик, как и героя многих романов Фолкнера Чика Мэллисона. Но есть и более глубокое сходство - Искандер всё пишет о небольшой области в Абхазии, знаменитом Чегеме и вокруг, это принцип, распространенный в современной мировой литературе.

6 октября

Глупости о буржуазной сущности

Мартин Вальзер - один из весьма талантливых и тонких писателей ФРГ, у него прелестный стиль, нечто вроде Хемингуэя удешевленного издания и с потоком сознания, кроме того, грациозный юмор, не свойственный в целом немецкой литературе. Пишет он легко, про "буржуазных интеллигентов", рефлексирующих, разуверившихся во всем, и донельзя мерзких и неприятных.
В двух его повестях - "По ту сторону любви" и "На полном скаку" - главные герои - эгоисты, завистливые, мелочные, недобрые, жалкие, сексуально озабоченные, алкоголики, брюзжащие на несправедливость жизни и своего начальства, неудачники и неудовлетворенные подпольные крысы, способные на жестокие поступки, один избивает жену и детей, другой почти убивает старого школьного друга.
Написано блестяще, но уж очень неинтересны души и сознание, мысли этих героев, зачем тратить на них несомненный талант?
Во всяком случае, все глупости о буржуазной сущности этих героев смешны. У нас тоже есть такие, и их полно, но не стоит их так смаковать, облизывать, как Вальзер. Они просто недостойны сложно и прихотливо выстроенных потоков сознания, которые приписывает им Вальзер.
Прочел, и не получил никакой радости, хотя насладился чисто стилистическими эпизодами вполне (прекрасно перевели Стеженский и Карельский - тончайший и непревзойденный мастер перевода и знаток немецкой литературы).

7 октября

Искусство преподнесения детали

Искандер - писатель необычный и необыкновенный. Он очень прост, его язык состоит из обычных, почти усредненных слов, их сочетания привычны и нормальны, но из этого немудреного текста возникает то мысль удивительной глубины, то деталь бесподобно-безжалостно психологическая.
Искандер лаконичен, но мудр. Очень важно в его рассказах соприкосновение, дуновение темы смерти, то в кратком эпизоде с утопленником, то - и это серьезно! - в проходном моменте, где говорится о корове, задранной медведем, которая ревет в овраге, издыхая. а никто не идет к ней на помощь - война, другие у людей заботы.
И еще поразительное искусство преподнесения детали, мельчайшей, но подробно, увлекательно описанной, и не нужно никакое целое. Есть некая незрелость в его ранних рассказах, но сразу есть особенный стиль и прозрачная чистота-простота, и мудрость, и перемешанность времен и пространства. А более поздние Искандеровы новеллы уже совершенны до конца.

Фазиль Искандер


Мои дневники
Tags: литературное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments