Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

И снова дневник. 1983 год. Глава 15. Осуждение Товстоногова и др.

Четырнадцатая глава

Одри Хэпберн в фильме "Завтрак у Тиффани". В фильме сильно смягчили образ главной героини, но Одри так прекрасна!

Всё как обычно. Тут и книги, и под конец - спектакль, причем явно не совсем удачный спектакль великого режиссера Георгия Товстоногова.
И не спрашивайте меня, зачем я всё это писал. Просто хотелось, и считал нужным. Вырабатывал стиль, учился отбирать правильные слова ну и так далее. Банальное "ни дня без строчки".
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.


19 мая 1983 года

Больше поэт, чем Фолкнер

Трумен Капоте - отличный американский писатель. Вот поистине позднее открытие! Он что-то вроде Фолкнера, тот же Юг, сходные герои, Юг США вообще неподражаемо прелестен и ужасен. Я не о неграх, хрен с ними, а о жуткой власти тьмы в сердцах жителей южных штатов, что черных, что белых, об их тупости нравственной, зверстве и отсутствии уважения к человеческой жизни, а также о дикой ненависти к чужакам, непохожим людям, вспомнить хоть "Орфея" Уильямса, тоже южного писателя, да и Пенн Уоррен, и Томас Вулф, хотя он весьма особняком, Юг дал большинство лучших писателей США, кроме космополита Хемингуэя, отстраненного Уайлдера и певца Новой Англии Гарднера. Остальные значительные художники слова - с Юга.

Капоте - более поэт, чем Фолкнер, его Grass Harp - поэма, нежная и мелодичная, с уникальной ритмикой и образностью. Но и туда врываются злые порывы прозы и убивают, душат изгоев, мечтателей , нищих духом, не совсем нормальных, отверженных, убогих, внежитейских, но любимых героев Капоте.
Итог весьма пессимистический, но нет оснований для иного. Чудак-одиночка редко вообще выживает, а уж крах терпит всегда и везде.
Фантазия Капоте удивительна, группа мечтателей уходит жить на дерево, ненадолго, конечно, но всё это странно и в то же время естественно.

Что-то от Бланш Дюбуа

Breakfast at Tiffany - побледнее, язык более обычен, тоже о мечтательной натуре, но тут уже что-то вроде Дэзи Миллер. Однако Дэзи ХХ века - Холли - не просто ходит с мужиками, а спит с ними. И в то же время она мечтательница, эксцентричка, не признающая норм и регламентаций, и в мечтах своих - чистая и не испорченная, хотя снаружи вся в грязи. В ней есть что-то от Бланш Дюбуа, но в начале первой молодости, хотя будущее Холли безотрадно и не лучше, чем у Бланш.
В последнее время Капоте пишет какие-то документальные повести, не уверен, что он это правильно делает. Он слишком большой поэт, но зачем-то хочет переломить себя, что ж, его дело.

24 мая

Софокл с английским акцентом

Вернулся к интересному английскому писателю Э.М. Форстеру, особняком стоит, хотя сосед Голсуорси, Шоу, Моэма и пр. Тоже прожил крайне долго, но это его дело.
Чеканный слог новелл, они напоминают эллинистическую прозу, насколько я ее знаю. Греческие образы, параллели, подтекст - постоянны.
Лучшие две новеллы: "Дорога в Колон" - вариация на темы Софокла, но с английским юмором, написано красиво и мощно, с ощущением материала, некая лепка, с ощущением материала (хоть читал я в переводе),
"Вечное мгновение" - более чисто английское, плюс на темы морали и с английским чудаком, в данном случае чудачкой, писательницей, слишком чувствительной, щепетильной внутри - и нетактичной, а по правде просто искренней и открытой в манерах, до шокирования. Падение нравов под влиянием цивилизации, без сентиментальных выводов, здоровый юмор (люблю английский юмор, в истинно отточенном виде он неповторим и недостижим) и психологический рисунок, не щадящий, но точный.
Другие новеллы неплохи, но иногда много философии, иногда слишком символичны до непонятности. Но он ценный автор, и в его месте в истории английской литературы еще надо разбираться.

Отточенный Крупин

В. Крупин очень мне понравился отточенно (уже второй раз употребил!) и душевно написанной повестью "Живая вода". Вроде интересный писатель пришел, пускай деревенщик, но со своим стилем, честный и тонкий.
Но вот прочел его другую повесть "На днях или раньше" и честно скажу: плохо! Бледно, небрежно, не то. И вот это уже нехорошо для талантливого автора, каков Крупин.

27 мая

Читал охотно Фитцджералда

"Великого Гэтсби" Фитцджералда прочел на одном дыхании. Очень хороший стиль, музыкально, ритмично, волнообразно написано. Есть тенденция к увековечиванию мига, и импровизация, родственная джазовым.
Очень грустная книга, но меня до глубины не затронула. Может, я сейчас в плохой форме для восприятия, страдаю перед кандидатским минимумом, к коему плохо готов и через 4 дня изолью здесь свою печаль (сдал минимум, как всегда, на отлично и без проблем. Любил же я прибедняться).

Кадр из фильма "Великий Гэсби"

Но все же грустная джазовая музыка Гэтсби с налетом, даже с солидной долей мелодрамы - развязка, трупы, страсти - проносится мимо сердца неким легким потоком, лишенным трагических красок.
Трагедия Гэтсби - не трагедия, а трагикомедия лопнувшей иллюзии. И потом его образ не решен до конца - то ли мошенник, финансовый воротила (а он жульничает вовсю), то ли страдающий герой, сделавший всё из одной лишь любви - тогда странным светом освещается мошенническая деятельность Гэтсби, как-то несерьезно про нее. Да и эта любовь фантастична, сказочна и в сущности мелодраматична (американская литература часто склоняется к мелодраме).
Короче говоря, Фитцджералд не из первостатейных авторов, неглубок и второстепенен.

9 июня

Не чуют пошлятину!

Товстоногов составил себе репутацию современного классика режиссуры. Но сплошь и рядом роняет свое режиссерское достоинство или попросту халтурит.
"Мачеха Саманишвили" - трогательная, в традициях даже русской литературы, грузинская повесть. В ней есть юмор, есть и серьезное содержание. В обработке Товстоногова получился безвкусный водевиль-мюзикл с пошлейшими "зонгами" Рацера и Константинова, которыми явно слишком увлекаются ленинградские режиссеры, как будто не чуя махровой пошлятины этих двух авторов.

Вторичность и прямолинейность

Безвкусность многих постановочных решений (тетушка Кэто, столетняя старуха, пляшущая лезгинку - дешевый трюк, но и публика-дура смеется и аплодирует) усугубляется вторичностью по отношению к другому грузинскому товстоноговскому детищу - "Хануме". Но "Ханума" в основе и была легковесным водевилем, а "мачеха" Клдиашвили намного выше классом, и поступок Товстоногова аналогичен примерно тому, как бы он сделал водевиль из "Шинели" Гоголя. Да, впрочем, он и собирается ставить водевильную "Смерть Тарелкина".

Вторичность, примитивность, прямолинейность большей части режиссуры разбавлена иногда забавными, острыми находками и мизансценами. Но и они сплошь и рядом имеют предшественников в целом ряде спектаклей прежних лет.
Самая лучшая и пожалуй оригинальная сцена - сон Платона в финале, но он сменяется плаксивым и сентиментальным концом спектакля.

Есть нечто имеющее самостоятельную ценность - актерские работы. Платон - темпераментный, обаятельный А. Толубеев, очень подвижный и динамичный внутренне. Но ему почти нечего сыграть, в тексте не осталось серьезного содержания, всё переведено в комедийно-водевильные тона.
В. Кузнецов - Бекина - крупнее и интереснее, он вообще отличный актер, неплохи актрисы З. Шарко, О. Волкова, да и прочие ничего.
Но все они вместе не в состоянии прибавить значительности этому, в общем, безвкусному и неглубокому зрелищу.

Ольга Волкова в спектакле БДТ "Мачеха Саманишвили"


Мои дневники
Tags: литературное, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments