Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

И снова дневник. 1983 год. Глава 3. Гарольд Пинтер, великий и ужасный

Вторая глава

Пинтер. Homecoming. Сцены из спектакля или спектаклей

Правильнее Хэролд, но по-русски это не столь благозвучно.
Гарольд Пинтер - великий английский драматург, пик его творчества пришелся на 60-е - 80-е годы ХХ века. Потом он перестал писать для театра, переквалифицировался в публицисты, затем вообще ушел из публичного пространства, был напрочь забыт публикой и широкими кругами читателей, и тогда вдруг, незадолго до кончины, получил Нобелевскую премию по литературе. В последние десятилетия ее как будто договорились вручать всякий раз самым дурацким и нелепым образом. Только одно исключение было - Варгас ЛЬоса.
Пинтер безусловно заслужил премию, но вручать ее надо было вовремя. Аккурат в те годы, когда я вел этот дневник.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.

6 марта 1983 года

Постижение через озарение

Х. Пинтер - странный, хотя и талантливый драматург. Постижение времени, эпохи, кажется, на более примитивном, транслогическом уровне, по-метерлинковски, через озарения, через иррациональную символику. Но Метерлимнк еще не знал конкретного зла и носителя зла в ХХ веке, он предчувствовал застенки, пытки, кровь и выражал в своих поэтических микропьесах некий страх перед неведомым, "Смерть Тентажиля" и др.
Пинтер после двух войн всё понимает, знает, где кроется зло - в социализме, капитализме, в омертвлении государственного механизма, отчуждающего личность, в обезличивании, жестокости, равнодушии.
Он знает, от кого, откуда исходит зло, но не хочет называть, конкретизировать, для него весь мир враждебен, чреват злом. Опасность, убийство, холодная жестокость, развратный цинизм коренится во всех и лезет через все щели. Положительных героев - резко нет.
Есть жертвы и палачи, слабые и сильные, и все они одинаково противны и бесчеловечны.

Кругом сексуальные маньяки

Циничная пьеса Homecoming (Возвращение домой). Профессор философии, некто Тедди, приезжает в свой старый дом. В доме - его прежняя семья: Макс, мерзкий болтливый старик 70 лет, отец, с детьми обращается в основном через посредство угроз, палки, ругательств; Сэм, его брат, выживший из ума шофер, хвастливый и жалкий; Ленни, без определенного занятия, явно сумасшедший, жестокий, мелочный, и в то же время изъясняющийся странным псевдоученым и логическим образом, сложные обороты, вводные фразы, ученые словечки, всё умно и лишено смысла. И еще младший сын Джо, боксер. Все они - так же сексуальные маньяки.
Тедди приезжает с женой, Руфь была манекенщицей. Она танцует с братьями мужа, начинает обниматься с ними, потом уходит с Джо и два часа они проводят в постели. Тедди совершенно спокоен, а дома остались у них трое детей.

Ленни в голову приходит логически безумная мысль: оставить Руфь, "эту шлюшку" (tart) здесь, у них. Они снимут ей комнату, где Руфь будет принимать любовников и зарабатывать деньги, остальное время ею будут пользоваться они. Тедди, подумав, соглашается. Начинается серьезное обсуждение финансовой стороны вопроса. Выходит Руфь и не только не отказывается, а начинает выставлять свои требования - сколько ей надо комнат, да еще ванная, и то да сё.
Тедди спокойно уходит (и непонятно, почему он доктор философии, ни слова о философии он не говорит и наиболее слабо обрисован автором). Конец пьесы - старик Макс ползет на коленях к Руфи, чтобы она дала и ему, а Сэм падает мертвым, произнеся фразу, что покойная жена Макса изменяла с его приятелем в его, Сэма, машине, на заднем сиденье. На труп Сэма никто не обращает ни малейшего внимания.
Это грязно, мерзко, цинично, но это мнение Пинтера о людях, о мире.

Убить за комнату

Постоянны в его пьесах: внезапная необоснованная или обоснованная жестокость, убийства. Его герои, многие - наемные убийцы и пр.
Пьеса "Комната" (The Room) о гипертрофированном чувстве "мой дом - моя крепость". За свою комнату готовы убить, избить, сделать что угодно, лишь бы не расстаться с завоеванным углом и не возвращаться в более страшные места, откуда уже выбрались - в склизкий, вечно темный подвал.

Еще относительно пристойнее лучшая из прочитанных мною пьес Birthday Party. Некий Стэнли укрылся от мира в гостинице, которую содержит полусумасшедшая Мэг и какой-то непонятный ее муж Пит (неясно выписан, но один из немногих не до конца мерзких). Он (Стэнли) опустился и не вылазит на воздух.
За ним (за Стэнли) приходят двое. Один - Гольдберг, еврей, красноречив, весел, сыпет комплиментами, другой, менее ярко выписанный, Маккэнн, ирландец.
Непонятно, откуда они пришли, но они обзывают Стэнли предателем и забирают с собой, предварительно опоив или одурманив его. Растерянные хозяева бессильны чем-либо помочь и хоть подозревают что-то неладное, ничего не делают.

Сцена из спектакля по пьесе Birthday Party

С претензией на картину мира

Всё это - иррациональный символ того, что спрятаться от жизни и от некоего безымянного, всеобщего зла невозможно. Но символ, выполненный через посредство ярких и даже психологически интересных персонажей, отнюдь не бледных аллегорий. Роль Гольдберга особенно превосходна, да и Мэг, Стэнли, девчонка Лулу, которую походя соблазняет Гольдберг. Все - живые характеры, но смысл всей пьесы символичен, где-то с претензией на картину мира.
В этот ряд впадает и "Немой официант", одна из более примитивных пьес о двух наемных убийцах, где слишком многое названо своими именами, хотя чем руководствуются Бен и Гас, ради чего или на кого работают - не обозначено.
Эти прочитанные мною пьесы - относительно лучшие у Пинтера. Другие - Slight Ache, A Night Out - мелковаты и слишком под Беккета.

Гарольд Пинтер


Мои дневники
Tags: литературное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments