Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

О русском театре 1979-1981. Глава 7. Таганка между городом и деревней

Шестая глава

Алла Демидова и Зинаида Славина в спектакле "Деревянные кони". Их трудно узнать - таково уж искусство перевоплощения

Продолжим странствия по подмосткам Театра драмы и комедии - так он официально назывался.
Еще два спектакля театра на Таганке, на сей раз - инсценировки книг двух советских прозаиков, замечательных русских писателей Федора Абрамова и Юрия Трифонова.
К Таганке я был всегда пристрастен, это был отнюдь не мой любимый театр, мне многое там не нравилось, но эти две постановки были на высочайшем уровне. Истинные шедевры.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.

Брехт в советском колхозе

Ф. Абрамов. Деревянные кони.
Режиссер - Ю. Любимов, художник - Д. Боровский

Внимание к быту, психологии. Образы двух женщин -= страшное положение в деревне, боль за простых русских людей.
Абрамов не перегружает философией, признаки деревенской жизни в конкретных и ясных чертах, но вырастают в обобщение.
Вход через сцену (имеется в виду, что зрители шли в зрительный зал через сцену) - детали быта, плуг, лапти, хлебы, изба, скамеечки.
Совмещение брехтовских приемов с деревенской прозой. Обращения в зал до конца не реализованы, политические намеки, шутки - и дешево, и заставляют задуматься.
А. Демидова - однообразная, бледная, глубоко, но мало, без стараний (опять досталось Демидовой! Не нравилась мне она тогда почему-то).
Т. Жукова - бытовая, характернейшая актриса, обе роли с глубочайшим знанием материала. Моет полы, вода настоящая - и оголенная задняя стена.
Хор поселян несколько нелеп.


Второе действие. Психологически тонко - З. Славина - Пелагея, русская женщина, ладная, бойкая, унижается ради дочки, больного мужа, и гордая, понимает, что не всегда шла прямо, и находит силы наплевать в лицо председателю.
Ее нельзя судить, иначе не проживешь. Полнота чувств, задор и пляска, приглашает гостей. Очень любит мужа, вынуждена поднимать его, больного, с постели, и страшная, трагически достоверная сцена: "Это я виновна, отец, не умирай!"
Темпераментные, яркие перепады от высшей точки веселья к глубокому горю, не теряя ни на секунду напряжения.
Смерть Павла - патология. Но режиссер есть: занавески, лейтмотивы, "Джонни" и народная мелодия, яркий свет заливает сцену - наплыв.

Алька - Н. Чуб - прелестна, томящееся юное тело, отдается первому встречному. Нет решительного осуждения. Алька перестрадала. Очень обаятельная актриса.
Актриса Нина Чуб в каком-то фильме


Хлеб не сеют и души не сеют

Смерть Пелагеи - высший психологический момент.
Судьба русской многострадальной деревни. Ее хозяева: пьяная пирушка с местной интеллигенцией - чисто таганская. Маня-большая и Маня-маленькая - два гротескных и бытовых ярких образа.
Славина тончайше, очень живо, легко, привлекательна в своей белой беретке, с застенчивой и смелой улыбкой.
Атмосфера деревни прочувствована актерами. Очень близко нам, работать некому, "хлеб не сеют и души человеческие не сеют".
Эпизод - молится на Ленина. Эпизод колхоза.

Исповедь под иронические реплики

Ю. Трифонов. Обмен
Режиссер - Ю. Любимов, художник - Д. Боровский.

Обытовленная среда - и крайняя условность.
Атмосфера квартиры, дачи, Москвы, подъезды, таблички, маклер, сосна посреди зала. Фигуристы мешают, это лишнее. Хотя в целом точно решенное театральное пространство. Спектакль един, целен, камерный, собранный, действие идет по краю сцены.
Исповедь Дмитриева под ироничные реплики других персонажей. Ностальгическая тема: отец и дед, о революции, забытой, ненужной.
А. Вилькин идеально подходит к главной роли, полноват, с грустными глазами, устал от жизни своей, человек конченный, совершивший подлость, и судит себя все время. Жесток к себе и к людям.

Тут Леонид Филатов в главной роли, но я спектакль с ним не видел

К победе пессимизма

И. Ульянова - жена - интеллигентная мещанка.
Мать - А. Богина - точно и ровно.
По залу ходят: Пороховщиков - отец. Воспоминания, его два брата, штрих эпохи 30-40-х годов.
Слесарь - Р. Джабраилов - натурализм, сам по себе отлично, идет по залу, натыкается на сосну, но его чуть больше, чем надо.
Спектакль умный, грустный. С пессимистическим отношением к жизни.
Два фонаря, желтый и зеленый, на заднем плане.
Сконцентрированность - близко "Деревянным коням".
Финал - дождь и клеенка все накрывает - неорганичен, по-моему.

Сцена из "Обмена"


Мои дневники
Tags: театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments