Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

О русском театре 1979-1981. Глава 6. Высоцкий в Вишневом саду

Пятая глава


Еще один спектакль с участием Владимира Семеновича посчастливилось мне посмотреть. Тоже в театре на Таганке, но для постановки был приглашен Анатолий Эфрос. При Любимове - в первый и последний раз.
К спектаклю я отнесся сурово, оценивал его по высшему, так называемому "гамбургскому" счету. Был привередлив и не совсем справедлив.
Да чего трепаться попусту, читайте.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.

Где ты, мудрость доброты?

Чехов. Вишневый сад
Режиссер - А. Эфрос. Художник - В. Левенталь

Злой спектакль. Чехов как предлог, ушли поэзия, мудрость доброты, тонкость, порой психология. Герои стали упрощенными, неприятными, злыми куколками. Симеонов-Пищик, Гаев напоминают раз заведенных марионеток (вместе произносят речь перед шкафом).

Петя Трофимов - В. Золотухин - жалкий опошлившийся крикун, смешной и неумный. Его отношения с Аней никак не решены, образ Ани пуст режиссерски, Н. Чуб играет нечто, но ей нечего играть.
Речи о саде и вся сцена с Аней - под пошлую песню Яши "Люби, не забывай". Яша - самый хам из тех, что я видел, очень ярок (В. Шуляковский).
Раневская вульгарна, пошла и мелка. А. Демидова фальшиво кричит, мечется (Простите, Алла Сергеевна, таковы были мои впечатления, видимо, не ваш день был, не на самый удачный спектакль я попал)
Варя обыкновенна.

Эфрос никому из них не предлагает тонких психологических связей, реакций, внутренне осмысленных находок. А только внешние, грубые, в стиле Любимова находки - бутылка, например.
Все ничтожны, начинается и кончается спектакль песней "Что мне до шумного света".
Декорация: посреди садик с могилами, кругом него дом, а далее, с нескольких сторон, белые вишневые цветы - как ушедший чеховский лиризм. Левенталь наряжает сцену и всех героев в белое - на фоне белизны виднее их фальшь и пошлость.
Мечущийся Фирс под стук топора - сильно, но не подготовлено.
Торопливый, шумный, базарный финальный уход, как еще ряд сцен, не выдержан актерами. Но хорошо: они все лихорадочно выходят, а Лопахин их пересчитывает.
Мало искренних чеховских нот. Гаев смешон, и только. Раневская порочна. Некоторые сцены: Варя и Аня, ожидание конца торгов - по сути, не решены или решены слабо.


Тоска по лучшей жизни

Единственный умный, серьезный человек - Лопахин, его тема - тоска по лучшей жизни. Ненавидит своё существование, во многом функции образа Трофимова.
Высоцкий - своеобразный камертон Чехова. Чехов им ожесточен, но не лишен сложности и внимания к человеческой личности.

Его сцена после торгов: пьяный, усталый, он прыгает, кричит, надрывается, чтобы только забыться, это трагедия, крик души. Лопахин не в силах выдержать сложности жизни, вишневый сад ему не нужен, покупка - инерция бессмысленного жизненного механизма оторгашивания, обесцвечивания жизни. Лопахин не хочет ему поддаться, и бьется, как ребенок, и побежден, жалок, смешон, на руках у Пищика.
Высоцкий с первого взгляда устанавливает тревожное состояние, что всё идет не так, как он хочет. Речь о дачах - безнадежным тоном.

А 4 акт - настроение тяжкого похмелья, возврат к привычному, постоянному труду. Жизнь торжествует. Яша, пошлая песня - заполонили нашу жизнь.
Вишневые сады наших душ растоптаны и заплеваны. Горечь должна присутствовать, но она или ушла или не вышла в полную силу.
Чехов писал более обобщенно, разносторонне и тоньше. Нельзя его привязывать к пятачку времени и издеваться над его непростыми героями. Высмеять всегда проще.

Сцены из спектакля


Мои дневники
Tags: театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment