Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Литературная тетрадка. Глава 4. Эротические парадоксы драматургии

Третья глава

Прекрасная Мария Ивановна Бабанова в "Великолепном рогоносце" - спектакле Мейерхольда по пьесе Кроммелинка

Тут я запиысвал свои впечатления от прочтения пьес двух европейских драматургов. Кроммелинк и Эден фон Хорват - оба выдающиеся мастера, авторы гениальных или просто очень хороших пьес. У нас они были мало известны, а сегодня их и вовсе никто не знает. Но это не мои проблемы.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.

Безумный полет больной фантазии

Ф. Кроммелинк - "Великолепный (или великодушный) рогоносец" (по-французски Le cocu magnifique - так что правильно "великолепный") - та самая пьеса, что ставил Мейерхольд. Безумное, больное и дикое произведение, какая-то извращенная пародия на романтическую иронию, тем не менее, крепко сделанная и прекрасно написанная.
Бруно, полупоэт, мнящий себя поэтом, сочиняющий объявления и любовные письма всем желающим, страстно любит Стеллу, свою жену. Она обожает его до безумия. Бруно демонстрирует из страстной любви прелести своей жены - грудь, ноги - своему другу Петрюсу. И вдруг почему-то решает, что его жена ему изменяет.
Тогда он заставляет ее совершить половой акт с Петрюсом, она из любви соглашается (готова на всё ради мужа). Но Бруно не верит, что они вправду "согрешили".
Тогда он заставляет Стеллу совокупляться со всеми мужиками подряд - и не верит, что она это делает. Он ждет того, с кем она не пожелает переспать, тот и будет, по мнению Бруно, истинным любовником, а остальные - лишь прикрытие.
Больная фантазия Бруно выражается в его мастерски написанных пульсирующих монологах, разжигающих его ревность.


Клаудиа Кардинале в итальянском фильме по мотивам пьесы Кроммелинка

Грубый фарс с совокуплением

В глазах деревни Бруно становится посмешищем-рогоносцем, жены мужчин, переспавших со Стеллой, грозятся его и ее убить.
В конце некий погонщик волов, давно влюбленный в Стеллу, спасает ее от разъяренных женщин, просит ее уйти к нему. Она не идет, тогда Бруно принимает этого погонщика за любовника, которого он давно ищет, готов убить. Но Стелла бросается погонщику на шею и уходит с ним. Бруно снова ей не верит.
Поистине всё это извращено и странно. Я могу понять Луначарского, который возмутился, когда Мейерхольд поставил эту пьесу.
Безумие Бруно, может быть, и является насмешкой над романтизмом, оторванным от действительности, а действительность - страстная, все выдерживающая любовь Стеллы.
Но мне эта пьеса скорее напомнила крайне грубый фарс, полный непристойности и грубого юмора. И дело не в моем пуританстве, а в чрезвычайной извращенности этой пьесы, слишком вывертывающей всё наизнанку.

Хорват про полуинтеллигенцию

Э. фон Хорват - австрийский драматург. Мастер обыденного. Все пьесы - о мещанстве. Язык - клише, цитаты, банальность, а мысли не банальны, индивидуальны. Но герои не умеют выражать мысли не тривиально. Оттого создается тончайшая психологичность, второй план, подтекст. Всё почти как у Чехова, где тоже порой говорят не то, что думают.
Однако, по сравнению с Хорватом, и у Чехова масса красивых слов, театральщины. Его "пошлость" эстетизирована, стилизована.
Хорват тоже стилизует, но под жаргон мещанства и полуинтеллигенции, что так современно теперь, а Хорват погиб нелепо в 1938 году.

Культ животной чувственности

Ранние пьесы - "Сказки Венского леса", "Казимир и Каролина". Венские вальсы, карнавальность, натужное веселье и дико засасывающее мещанство, ради денег хоть убить, социальные вопросы встают крайне остро и многое определяют в драмах. Полотно, живописная картина жизни средних слоев, с характерной немецкой тупостью наживающихся и разоряющихся.
Среди них несчастные женщины, более чистые, более возвышенные, но не умеющие ни выразить, ни добиться осуществления своих мечтаний.
Марианна в "Сказках" чудесна, мягка, нежна, слаба, не может уйти от своей пошлости, не умеет иначе, отличная роль.
Всё весьма реалистично и театрально, легко, естественно идет действие. Трагичное без надрыва, а смех грустноват.
Много насмешек над скабрезностью по отношению к женщинам. Диалог двух стариков:
I - Хорошая попка у той девочки
II - Совершенно с вами согласен
I - Девочка без попки - не девочка
II - Совершенно с вами согласен
Это всеобщее отношение к женщинам, как к проституткам, становится знаком морального упадка и разложения. Культ животной чувственности.
Но и женщины сами способствуют такому отношению к ним - их жизнь заставляет, губит любые намеки на высокие порывы.

Очень грустный Дон Жуан

Люди несчастны, а не злы - вот взгляд Хорвата. Он не издевается над людьми, а жалеет их. Но видит их такими, каковы они есть. Ни одного в полном смысле слова положительного героя!
"Туда - сюда" - политический водевиль о безумии законов, когда человек не может жить ни в одном из двух пограничных государств, а вынужден сидеть на мосту между ними. Бесхитростно.
"Дон Жуан приходит с войны". Потрясающая версия старого сюжета, не уступающая Фришевской (имеется в виду пьеса Макса Фриша "Дон Жуан или любовь к геометрии").
Жуан грустен, горек, ищет идеал - свою невесту, а она мертва.
В этой пьесе женщины - косная, отрицательная сила, а Жуан - их жертва. Он вздыхает по небытию, по смерти, у него болит сердце. На Земле ему нужно тепло, а тепла нет, все женщины не в силах согреть его. И Жуан замерзает, как снеговик. Его смерть над могилой невесты пронзительно грустна, как и вся его нота, пронесенная сквозь всю пьесу. Так и веет от него грустью невыполнимости желаний.
Эта пьеса чужда социальному, есть только острые насмешки над "социалистами", убогими и жалкими. Одна из 35 женщин пьесы, судя по всему, член такой партии.

Но пьеса о поисках любви, тепла, гармонии в страшную эпоху инфляции, не только денег, но и чувств.
Жуан противостоит этой инфляции, но умерщвлен ею, заморожен.
Он сохраняет остаток своей функции погубителя женщин, но акценты перевернуты. Он вызывает сочувствие и грусть, а его партнерши - жалость и отвращение. Ни одна не стоит высоких чувств.
В пьесе - ни одной любовной сцены, но она наполнена любовью Дон Жуана, побитого, покореженного войной и холодной, бездушной жизнью.

Фигаро и революция

"Фигаро разводится" - любопытная пьеса, продолжение Бомарше. Фигаро, Альмавива, Сюзанна, Графиня бегут от французской революции в Швейцарию ХХ века, смесь эпох и стилей.
Образ Фигаро - французский блеск, отражение Бомаршевского, но только современное. Эмиграция в Швейцарию почему-то напоминает эмиграцию от немецкого фашизма. Хотя революция во Франции - с сочувствием, не тождественна фашизму.
Альмавива проматывает деньги в богатых отелях и горных курортах, беднеет и в конце попадает в тюрьму. Его жалко, симпатичный отмирающий класс (как Гаев?).
Фигаро уходит от графа, открывает парикмахерскую в мещанском городке, сам вроде бы становится завзятым бюргером. Сюзанна не может так жить, привыкла к неге и аристократизму. Изменяет мужу.

Педрильо вместо графа

Фигаро возвращается в революционную Францию. Здесь в силу вступают законы фантазии и утопии. Тогда как эмиграция: густой быт, подлинный реализм вплоть до мелочей.
Педрильо - управляющий усадьбой графа, ныне детским домом, фанатичный революционер (напоминает наших, российских, больше, чем французских). Вернулся Фигаро - Педрильо к нему, как М. Кошевой к Гр. Мелехову в "Тихом Доне", с ненавистью. Но Фигаро назначен управляющим вместо Педрильо.
Тем временем Сюзанна в услужении у хозяина ресторана Керубино, там и пьяный Альмавива, только что из тюрьмы. Их чуть не арестовывают, у Сюзанны нет паспорта.
Фигаро вызывает их обоих назад, во Францию. Граф безобиден и симпатичен, хотя кое-кто шипит и призывает его расстрелять. Но все благополучно.
Хорват грезит о бескровной, мягкой революции "с человеческим лицом", когда не надо вешать и расстреливать.
Весьма трогательная пьеса, но порой в обрисовке (Фигаро - особенно) мне не хватает логики.

Квинтэссенция цинизма

У. Уичерли - "Жена из деревни".
"Вся разница между мужчинами и женщинами в том, что мы, мужчины, обманываем вас с самого начала, а вы, женщины, обманываете нас до конца".
В этих словах квинтэссенция пьесы, очень едкой, циничной и злой, как и вся комедия Реставрации. Критика придворных нравов - второстепенный аспект. Уичерли скорее забавляется и сочувствует распутным дворянам, чем критикует их.

Эден фон Хорват


Мои дневники
Tags: литературное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments