Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Литературная тетрадка. Глава 1. Переведи меня через язык

Предыдущая глава

Штефан Цвайг, которого у нас обычно называют Стефаном Цвейгом. Один из главных героев этой главы.

Это уже не совсем дневник, это другая тетрадка. Она не датирована, но, как я понимаю, это годы 1980-1981, вряд ли позже. То есть, мне максимум 21 год.
Речь тут идет не о театре, а о прочитанных книгах. Я регулярно записывал свои впечатления. И при этом не был столь многословен, как в своих "записках о театре", хотя корявых фраз и нечетко выраженных мыслей тоже хватало.
В тот период я как раз самоучкой осваивал немецкий язык, даже кое-что пытался читать в оригинале, без особого успеха, а все немецкие фамилии и имена писал так, как они произносятся немцами.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.

Цвайг, Кляйст и очень нервно

Stephan Zweig - странный ум. И трезво-ясный, до едко-ироничной четкости, и смятенный, нервный, несовместимый с миром, как у его "героев"-писателей: Хёльдерлина, Кляйста. По-моему, он порой передает им личные свои черты или считает их близкими себе.
"Хёльдерлин" - самый сильный, наполненный чувством, страстью "очерк" или "портрет". Фактура стихов Хёльдерлина переданы бесподобно (хочется их прочесть).
"Кляйст" - слишком нагнетает ужас, слишком много о хаосе души. Кляйст не столь патологичен и страшен. Он вполне укладывается в рамки романтизма в Германии, хотя как драматург - уникален, единичен.
Но он был нормальнее, чем у Цвайга. Об эротике - хорошо, не лишнее, очень нужно. Но про "Разбитый кувшин" незаслуженно мало и как-то странно сказано - "нервной рукой". В чем нервность? Читая комедию, я не заметил, просто смешно, весело, да и с охранительным душком.
Про Herrmannschlacht - неясно отношение, пьеса не столь проста. "Пентесилея" - эрос, согласен. Prinz von Homburg - гениальная трагедия, спору нет, но преувеличенность - у Цвайга. Он называет Кляйста гиперболистом, а сам - не меньше.
О новеллах - Кляйст холоден, но бушует ли огонь? А впрочем, бушует, вспомним Erdbeben, "Маркизу"...

Кругом одни мономаны

"Месмер" - очень умно, разумно и трезво, даже холодно написано. Совсем иной Цвайг, но он пишет не о художнике, а об ученом - со знанием дела. Но с путаницей психоанализа, гипноза и экстрасенсуальности, что не есть одно и то же.
У Цвайга поразительное разнообразие интересов: путешественники, писатели, от Диккенса до Ницше, психологи. И всё - страстно, но не дилетантски. Хотя самое лучшее, им написанное - новеллы.
"Стендаль" - странновато, никогда не задумывался об этом писателе в таком аспекте: непонятый современниками одиночка. Я знал, что он как автор интеллектуально-психологических романов опередил свой век, но творчество его так особо не принимал...
"Бальзак" - у Цвайга все мономаны, так он и Бальзака подсунул под страсть, хотя тот был вроде нормальным и здоровым человеком.
"Марселина Деборд-Вальмор" - чтобы понять, надо прочесть ее в подлиннике, по переводу судя, не столь интересная поэтесса. Но перевод А. Эфрон - малость косноязычен.
Вообще о любой поэзии можно судить только при чтении ее в оригинале, это для меня аксиома. Для этого необходимо постараться знать как можно больше хотя бы европейских языков, что вполне возможно. Имеются в виду языки романской, германской и славянской группы, а также латынь и греческий. Венгерский или финский - это недоступно для моего в лингвистическом отношении среднего ума.

Tradittore - traduttore

Перевод - вещь порочная в двух отношениях (я говорю о поэзии, с прозой возможны смягчения и оговорки, хотя не с любой прозой, конечно), ибо переводы бывают двух типов:
1. Перевод, сделанный большим поэтом или очень тонким и умным переводчиком, когда переведенное стихотворение становится памятником культуры и языка переводчика (Пастернак - Шекспир, Бальмонт - Кальдерон, Блок - Байрон и т.д.). Но сам оригинал, начав новую жизнь в сфере другого языка, пропадает. Мы видим гениальный стих Пастернака, но не слышим не менее гениального, хотя совсем иного стиха Шекспира и пр.
Соприкосновения с поэзией оригинала не происходит, мы видим очень хорошие стихи, но совсем другие. Исключения, совпадения перевода и оригинала - одно на миллион, и тоже не безусловное.
2. Перевод, сделанный с пониманием оригинала, точно передающий и образность, и ритмику его, но бесконечно слабейший в поэтическом отношении (переводы В. Левика, С. Маршака и пр.) - просто дискредитирует автора оригинала, и здесь не о чем спорить. Кстати, часто переводы вышеназванных двух переводчиков относятся к первому типу, да и у прочих бывают переводы и первого, и второго типа. Но и те, и другие не дают представления об истинном уровне поэзии.

Странная и непонятная новелла

Heinrich von Kleist - Marquise d`O. Непонятное произведение, со странно-счастливым концом. Написано напряженным, но вместе с тем лаконичным пером.
Одна сцена ударяет по нервам - когда отец и дочь обнимаются и целуются, как любовники (слова Кляйста), это странно.
Все время ждешь, что маркиза сойдет с ума, но она кончает новеллу благополучно. Какое-то несоответствие есть.
Может быть, я просто не понял, так как читал по-немецки? Не знаю.

Немец без Гитлера - деньги на ветер

Зигфрид Ленц - "Урок немецкого" - книга очень индивидуально и сильно написанная. Отличается совершенной оригинальностью стиля (хотя есть приемы потока сознания общемировых стандартов).
Человеческая психология, подавленная фашизмом - это и художник Нансен, и мальчик, от лица которого идет рассказ. Роман в общем страшный. Образ полицейского, чье служение долгу становится манией, да и есть само по себе мания.
Содержание гуманистично и ценно, хотя стандартно для современных немецких писателей, начиная с Томаса Манна (Г. Бёлль, М. Вальзер, Борхерт и десятки других, еще П. Вайсс - это из тех, кого я знаю). Все они все время пишут о фашизме, и долго еще будут писать.
Но образ главного героя, краски - непривычные в немецких романах (я имею в виду краску как средство художественной выразительности) - выделяют роман Ленца.

Вот она, загадочная Марселина Деборд-Вальмор, о которой пишет Цвейг-Цвайг. Увы, за минувшие почти 40 лет я так и не ознакомился с ее поэзией. Надо будет заполнить этот пробел


Мои дневники
Tags: литературное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Когда зима еще была зимой

    А то опять осклизла и деградировала. Хочется верить, что снега и морозы вернутся. Это снято за городом. Опушка. Еще

  • Энрике Гранадос. Tonadillas en estilo antiguo

    Предыдущий повтор Тонадилья (испан. tonadilla, букв. - песенка, уменьшит. от tonada - песня) - испан. муз. комедия сер. 18 - нач. 19 вв. Как…

  • Нет, не пора по пиву!

    Надо мне закончить с этими пивными этюдами! Тем более, что пиво пить мне теперь нельзя. По крайней мере, нежелательно

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments