Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Дневник 1978-79. Глава 18. Дурной лубок на фоне МХАТа

Семнадцатая глава

Алла Константиновна Тарасова

Сначала я вовсе не включил эту запись в опубликованную часть дневника. Потом все-таки включил, так как у этого поста, посвященного театру имени Вахтангова, не хватало внятной, четкой иллюстрации - описания типичного среднего спектакля той поры, которой я посвятил свою рубрику.
Ну а краткая запись про МХАТовский спектакль сама говорит за себя.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.

17 декабря 1978 года

Сделали нам красиво

И третье, о чем я хочу рассказать - "Ожидание" в театре Вахтангова. Внешне красивый, изысканный, грамотный спектакль, построенный с большим знанием театра. Мизансцены изящны, декорации стилизованы, рафинированы, легки, ажурны.
Общий стиль спектакля - лубок, изощренно-застывший и неживой. Сцены в русском селе отделаны под эдакую пряничную Русь, очень изысканны и в корне фальшивы.
Арбузов (автор пьесы) не знает деревню, и Симонов (Евгений Симонов, постановщик) полный профан в этом вопросе.
Вообще пьеса - тяжелая и примитивно-эффектная мелодрама (по композиции напоминает пьесы Коцебу). Если русские сцены лубочны, то в "итальянских" эпизодах чувствуется некое любование и внешняя красивость: пошлая поза героя В. Ланового меж трех свечей и тому подобное. Это граничит с мещанской мечтой о красивой жизни.


Лановой в золоченой клетке

Весь спектакль похож на умело отделанную золоченую клетку, внутри которой на проволочках насажены такие же застывшие изящные фигурки.
В. Лановой, который с самого начала играет с почти патологической точностью смертельно больного человека, чересчур более манерен, чем нужно. Хотя у него есть моменты психологически тонкие и верные.
Юлия Борисова совершенно мертва, неестественна. Когда-то хорошая актриса, она теперь не в состоянии преодолеть инерции своей манеры и теряет правдивость. Что хорошо в ее исполнении, это ясно проведенная мысль, что русская баба всегда останется ею, и ни под какой маской этого не скроешь.
В. Шалевич - Ермаков - играет, детально исследуя банальную драму своего героя, отошедшего от колхоза. У актера неживая, тяжелая, неуклюжая роль, и несмотря на всё свое обаяние, наблюдательность, яркие бытовые моменты, Шалевич не в состоянии ее оживить.
Такая же банальная роль у Л. Пашковой, которая старательно изображает простую русскую крестьянку.


Единственное живое лицо

Есть один герой и актер, не прикрепленный к мертвому кружеву режиссуры - дед Шурик А. Граве.
Актер блистательно развертывает разнообразно-непростую эскападу своего героя. Он полностью уловил очень арбузовский дух этого арбузовского деда, его легкий комизм, ирония и основа всего - выстраданная правда.
Его взаимоотношения с сыном отдаленно напоминают Акима и Никиту из "Власти тьмы", так как Граве, тончайший и умнейший вахтанговский артист, мастер легкого гротеска, создатель серии комедийных положений, в этой роли в основе своей серьезен: он обвиняет молодое поколение в извращении, забвении старых и подлинных форм.
Это единственное живое лицо воспринимается с удовольствием, но не спасает этого ничего не дождавшегося "Ожидания".
Василий Лановой и Юлия Борисова. Сцена из спектакля "Ожидание"


19 декабря

Непреходящие ценности

А старый МХАТ остался недостижимым венцом нашего театра!
Слушал я по радио "Таланты и поклонники" - что за тончайший, психологичнейший спектакль. А. Тарасова, видимо, была великой актрисой, так потрясают ее монологи, произнесенные на удивление просто внешне, но даже по радио чувствуется, что за чувства клокочут у не внутри. Ее всхлипы и рыдания гениальны, ни одна современная актриса вполовину не сможет так зарыдать, и обостренно-театрально, так как это не копия, нет! и так глубоко схватив внутреннюю правду.
Также не может оставить нас равнодушным исполнение В. Качаловым Нарокова. Это верх артистизма и трагичности. Качалов потрясающе сплавляет и внешнюю нелепость, напыщенно-смешную манеру выражаться, и подлинное, редчайшее внутреннее благородство.
Хорош В. Ершов - эдакий широкий, вальяжный барин, но сквозь все интонации актера проглядывает тонкий и жесткий расчет. Еще не факт - любит ли он Негину?

Однако мне больше всего понравилась А. Зуева - Домна Пантелеевна. У актрисы незаурядные находки в бытовом плане, она не скрывает никаких смешных черт героини, она показывает также немалую практичность, трезвый расчет. Но Домна способна сострадать дочери, и глубокой драмой звучат ее слова дочери, когда та решается уехать с Великатовым. Зуева создала крупный, непростой образ, может быть, даже сложнее, чем он дан у Островского.

Великая Анастасия Платоновна Зуева. Именно ей посвятил Пастернак свое знаменитое стихотворение "Актриса", где есть знаменитые строки "Талант - единственная новость, которая всегда нова".


Мои дневники
Tags: театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments