Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Пост сквозь годы. Кого там разбудили декабристы?

Предыдущий пост сквозь годы
Не со всеми тезисами той своей записи я сегодня соглашусь - например,, я пересмотрел мнение о так называемой "путинской эпохе". Но это несущественные детали. Всё, что там написано о главном герое-юбиляре и об эпохе Николая нумер один, остается в силе.
Ну и читайте, если вдруг хотите

Памяти Герцена

6 апреля 2012 года


Портрет работы великого русского художника Николая Ге.

Сегодня 200 лет со дня рождения Александра Ивановича Герцена.
Трудно найти более неоднозначную и противоречивую фигуру в русской общественной и политической истории XIX века. В советские годы его принято было превозносить и воспевать вслед за автором известной статьи. В последнее время принято обличать как предателя и эмигранта.

И то, и другое, на мой взгляд, не вполне справедливо. Я как раз совсем недавно прочитал, наконец, "Былое и думы". Так уж вышло. Как-то я исхитрился проигнорировать в свое время эту книгу, единственно ценное из того, что успел сделать Герцен на ниве литературы (художественную прозу его читать невозможно, я пробовал).
"Былое и думы" - это сплав мемуаров, размышлений и того, что впоследствии стали называть исповедальной прозой. Правда, по-настоящему интересна и захватывающе увлекательна та часть, которая касается России, когда автор переходит к описанию своей жизни во Франции или Италии, книга сильно скучнеет. Ну а путаные рассуждизмы Герцена на темы социализма не представляют никакого интереса - так я думаю.

Зато из этой книги становится понятно, почему Герцен эмигрировал. Это было вполне естественным после всех испытанных им мытарств.
Николаевская Россия, описанная в "Былом и думах", сильно напоминает Россию путинскую. Тот же застой, зажим всего и патологический страх главы государства даже перед видимостью общественной самоорганизации, не говоря уж о свободомыслии, которое приравнивалось к преступлению.
Впрочем, Николая Первого можно понять: он был на всю жизнь ушиблен попыткой вооруженного мятежа 14 декабря 1825 года, который почему-то и вовсе без всяких оснований в СССР называли "восстанием декабристов". Не было никакого восстания, а была группа офицеров, попытавшихся устроить путч.
Но и этого хватило, чтобы Николаю потом всюду чудились "тайные общества". Любая компания образованной молодежи, регулярно собиравшаяся на свои попойки, казалась чуть ли не сборищем революционеров.

От этой царской мнительности пострадали многие, в том числе Герцен и Огарев. И получился обратный эффект: после заключения и ссылок они действительно стали помышлять о том, что неплохо бы изменить государственный строй, хотя ранее ни о чем таком не задумывались, да и потом дальше размышлений не шли.
Кроме того, жизнь в Николаевской России становилась все более невыносимой для мыслящих людей. Выхода было два - или превращаться в конформистов-охранителей, или эмигрировать. Не у всех была такая возможность. У Герцена после смерти отца, богатого и знатного вельможи, такая возможность появилась, и он ею воспользовался.

Я не считаю эмиграцию синонимом предательства. Это просто смена места жительства, а вовсе не переход на сторону врагов. Другое дело, что, оторвавшись от родной действительности, Герцен наделал немало глупостей. В известной ленинской статье это называется "развернул революционную агитацию", и тоже не вполне справедливо.
Террористы-народовольцы, развернувшие настоящую охоту на чуть ли не единственного приличного русского монарха, появились отнюдь не из-за того, что Герцен издавал свой "Колокол". Для этих "революционных демократов" Герцен был чужд и недостаточно радикален. А его поддержка польского восстания - уже настоящего восстания, а не просто мятежа - вызвала отторжение среди многих представителей мыслящей части русского общества. Непатриотично получилось.

Описания Николаевской России в "Былом и думах", при всей их субъективности, имеют большую ценность. А вот реформ Александра Второго, как и самой фигуры этого выдающегося государственного деятеля, Герцен в принципе не понял.

Получилось так, что "Колокол" с его обличениями российской действительности из-за рубежа наряду с безобразиями народовольцев на родине, хотя и не были связаны между собой, но совокупно сорвали превращение России в нормальную европейскую страну. Дремучее самодержавие средневекового типа чересчур задержалось на нашей земле, и ни к чему хорошему это впоследствии не привело.
Можно ли обвинять в этом Герцена? Ну только если уж очень хочется. Он был большим путаником. Если же вспомнить обстоятельства его личной жизни, то и просто трагической фигурой.
Однако за первые две книги его главного труда - "Былого и дум" - ему можно многое простить.

Честно говоря, мы до сих пор не понимаем многого в отечественной истории позапрошлого века. Странно было бы ожидать, чтобы современники тех событий могли сразу понять и текущий момент, и тенденцию. Это было дано очень немногим, например, Достоевскому, да и тот не столько понял умом, сколько интуитивно почувствовал.
Герцен был сыном своего времени и так навсегда в нем остался
Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments