Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Дневник 1978-79. Глава 12. Встретились Арбузов, Высоцкий и Гёте

Одиннадцатая глава

Кадр из фильма "Как царь Петр арапа женил"

Первые два фрагмента писались в Плёсе, третий - уже в Москве. В промежутке была эпическая картошка, когда я полтора месяца проторчал в деревне и занимался там абсолютно бессмысленным делом, хотя при этом жил полной жизнью, так сказать, во всех ее проявлениях.
На сей раз я ни в кого не влюблялся из актрис, зато, похоже, впервые понял, что за актер Владимир Высоцкий.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.

19 августа 1978 года

Самый человечный драматург

Очень много я тут, на отдыхе, прочел пьес Арбузова (Алексей Арбузов - популярный советский драматург). И хочу сказать о нем несколько слов, осветить ряд сторон.
Во-первых, он драматург камерный, узколичный, честный и аполитичный. И когда он захватывает какой-нибудь производственный момент - пьеса сразу становится слабее и менее цельной.
Уходя от решений все-таки крупных политико-технических проблем и от прославления верховных властей, Арбузов остается одним из наиболее честных и искренних драматургов.
Сфера, в которой Арбузов чувствует себя превосходно, где изобретает множество сочетаний, положений, ситуаций, конфликтов с всевозможными оттенками, эта сфера - личная жизнь героев м ее психологическая подоплека.
Потому он остается житейским и человечным драматургом. Ни в коем случае Арбузов не бытописатель, он строит порой условно-фантастические положения; и правда характеров в его произведениях выглядит как бы сквозь идеалистическую призму. Обычная условность, преувеличенность (не гротеск, а чуть-чуть повышенный тонус юмора, чуть-чуть более наивное горе или невинная радость, чем это бывает в жизни) героев - ведет к философскому осмыслению их.
Глубина без глубины

Но эта философия не выходит за рамки житейской философии. Большой глубины у Арбузова не бывает. И только некоторые пьесы могут неожиданно отразить какой-то серьезный вопрос жизни или целый пласт.
Я к этим пьесам отношу "Иркутскую историю", "Сказки старого Арбата" и самую последнюю - "Жестокие игры".

Кадр из фильма Сказки, сказки, сказки старого Арбата

Юлия Борисова в Иркутской истории

"Иркутская история" даже не так охватывает пласт, как поражает глубиной женского характера и образа Виктора. "Сказки" - философская драма о закате любви, о закате таланта, отмеченная почти тютчевским лиризмом и трогающая до глубины души. "Жестокие игры" со страстным интересом и с печальной безнадежностью изучают современную молодежь и не показывают ее с лучшей стороны.

Легко возбудимый герой

Попробую сказать, что такое, по моему мнению, арбузовский герой. Это и психологически достоверное, и не обычное лицо. Его оправданность исключает бытовую, подробно-доскональную жизненность. Герои Арбузова несколько вывихнуты, экспрессивны, легко возбудимы, лишены внешней логики - но и жизнь обычно лишена внешней логики! И в этом точное попадание драматурга.
Особой отточенности в изображении необычных своих действующих лиц Арбузов достиг в последних пьесах. Эти герои - как бы квинтэссенция эксцентрического лиризма или лирико-эксцентрические персонажи.
Любопытна пьеса "Ночная исповедь", где герои Арбузова в условиях войны преображают традиционное изображение немцев и людей, работающих на них.

24 августа

Блеск без цельности

Фильм Митты "Как царь Петр Арапа женил" - один из наиболее талантливых фильмов последнего времени. Хотя его блеск лишен цельности. Но фильм сделан кинематографически мастерски, богато, ярко, красиво, цветасто. Массовые сцены виртуозны. Очень удался режиссеру иронический налет, иронизация истории, дегероизация Петра. Это получилось вследствие лубочной трактовки материала.


Ганнибал на фоне буффонов

Актеры, в основном, и играют, как задумал режиссер, комично, технично, кинематографично, кроме Владимира Высоцкого - арапа Ганнибала.
Вывсоцкий показывает пример высочайшей интеллектуальной игры, игры не внешней. Он почти никак не выражает внешне своих мыслей, и тем не менее доводит их до зрителя гораздо яснее и воспринимается ближе, чем буффон Золотухин или Петренко - традиционно-одинаковый Петр I (хотя в рамках традиции актер играет очень выпукло, темпераментно, неоднозначно).
В отличие от бушующей комедийности фильма, краски Высоцкого скорее лирические. А в сцене масленичного карнавала он вырастает в фигуру глубоко драматическую. Его горе так подлинно, он настолько душевно оскорблен, что его жалко до слёз.

Про философского арапа

Высоцкий играет утонченного философа-интеллигента, совершенно неприспособленного к русскому хамству. Он наиболее мягкий и умный из всех героев (даже Петра), и, имея глубоко нравственное убеждение, что ближними своими нельзя помыкать, Ганнибал тверд в нем.
Его арап - философ в духе Толстого, платящий добром за зло и ненавидящий войны, глубоко штатский в душе. Он гуманист по высшей мерке, искренне, не показно любящий всех людей. Высоцкий проявил себя как художник, способный к глубоким обобщениям и умеющий показать внутренний мир человека. Я в корне изменил о нем свое мнение (жаль, в театре его теперь никогда не увижу). (пессимизм был неоправданный, успел увидеть Высоцкого и в театре)
Не следует повторять, насколько подобная трактовка личности Ганнибала внеисторична и произвольна.
Также исполнение Высоцкого совершенно выпадает из комически изощренной режиссуры фильма, своей серьезностью и подлинностью противостоя несерьезному и поверхностному отношению к русской истории Митты.

22 октября 1978 года

Уже прочитан Вертер

Книга Гёте "Страдания юного Вертера" необычайна и почти беспрецедентна по своему эмоциональному воздействию. Легко можно представить, как целое поколение пленялось ей.
Книга, написанная, казалось бы, в примитивной манере сентиментализма, поразительно современна по психологизму, по обрисовке внутренней жизни. Места, где исследуется клубок взаимоотношений трех главных героев, предвосхищают, по-моему, манеру Достоевского, вообще реализма. Ни слова лишнего, каждая мельчайшая деталь звучит и влияет на читателя. Моменты философских раздумий Вертера напоминают бескомпромиссную социальную дотошность Льва Толстого.
Но и чисто сентиментальные моменты в романе не пусты, не сопливы - они исподволь создают общий фон, который и оказывает воздействие на читателя. Кроме того, они полны мысли.

Роман малосоциален и совсем не революционен. Это чисто лирическое произведение. Главная мысль довольно грустна: любовь самозабвенная, поставленная превыше всего, всегда приводит к гибели. Доказательство этому - импульсивный и неврастеничный характер Вертера, близкий патологическим героям Ибсена и декадентов начала ХХ века, а также прообраз героев Уильямса, по-моему. Он тоже гигантски опередил время.
Чувственность никогда не приводит к добру, чистейшая любовь сплошь и рядом оборачивается трагедией, что показывает история батрака, любившего хозяйку, тонко и лаконично поданной в романе.
И тут дело не в социальных перегородках, а в необходимости ratio, разума и превосходстве его над голым чувством (это, видимо, была важная и актуальная тема для меня в то время). Примером чего можно взять всю жизнь Гёте - в 25 лет создавшего эпохальную книгу о любви, современную всем будущим векам.

Вот драматург Алексей Арбузов (1908 - 1986), если кто не знает


Мои дневники
Tags: Высоцкий, литературное, фильмы-1
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments