Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Category:

Дневник 1978-79. Глава 7. Марина Неёлова как абрикос

Шестая глава

Когда я первый раз выкладывал свои дневники, я почему-то решил исключить эти записи. И совершенно напрасно. Конечно, они путаные, многословные, порой невнятные, часто просто глупые. Но уж что было, то было. Или надо выкладывать всё целиком, или вообще этим не заниматься.
Понятно. что я в те дни ненадолго влюбился в Марину Неелову в роли Виолы. Ничего удивительного. Замечательная актриса, очень привлекательная женщина, стоило мне увидеть ее живьем на сцене (а не на телеэкране - я видел тот же спектакль в телевизионном варианте, но там дорогая Марина Мстиславовна оставила меня равнодушным), как я зажегся и творчески возбудился. И сочинил такую лирическую мини-поэму в прозе, посвященную ей.
Знаю, что это скучно. Но пусть уж будет.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.

18 июля 1978 года

В области современного балета

Недавно я впервые в жизни видел настоящий современный балет. К сожалению, не оригинал, а копию - "Сотворение мира" Минского театра (оперы и балета).
Балетмейстер Елизарьев - очень талантливый и своеобразный. Он хорошо строит танцы, изобретает красивые прыжки, очень зрелищен, ярок, красочен.
Но всегда стремится к общечеловеческим символам, глобальным вопросам, перегружая балет и делая его трудно воспринимаемым. Это несомненно в "Сотворении мира", философские проблемы не обязательны в балете.
У Елизарьева есть один художник, близкий ему во всем - Е. Лысик. Он или великий художник-примитивист современной школы, или ворует темы для своих панно с Запада. Так или иначе, сценография грандиозна, философски глубока и неповторима.

Нежная прима

Совсем неплохие солисты в Минском балете. Л, Бржозовская - прима, очень гибка, тонка, ломка, нежна, одухотворенна. В "Сотворении мира" она в телесного цвета костюме, покрывающем всё тело, как будто обнаженная. Это не дает возможности делать неловкие, фальшивые движения. Фигура Бржозовской тоже очень выразительная. Ее напоенные чувством движения в дуэте с Адамом надолго останутся в памяти.

Ю. Троян - очень обычный балерун по технике, но отличный актер, хорошо вписывается в современный балет.
В. Иванов и С. Пестехин танцевали очень легко и элегантно. Они совсем не плохие танцовщики.
В целом, зрелище необычное и талантливое.

Людмила Бржозовская - Лебедь


Образ, кажущийся легким

Виола в комедии Шекспира "12 ночь" - образ, кажущийся легким, но в действительности очень трудный и серьезный. И актриса М. Неелова вместе с режиссером П. Джеймсом превосходно справилась с задачей.
В чем трудность? Не только в том, что нужны определенные внешние данные. Неелова прелестно и очаровательно смотрится в костюме мальчика, он пикантно облегает ее маленькую фигурку и позволяет легко двигаться, извиваться и вывертываться в руках Фабиана - О. Шкловского.
Главная трудность в чувстве меры. Надо изображать юношу, но так, чтобы сохранилась женственность, но чтоб мы верили, хоть частично, маскараду.
И актриса с каким-то внутренним чувством равновесия находит среднее.

Очень трудно (особенно в спектакле) найти меру смешного и серьезного. Неелова любит настоящей, нешуточной любовью, но ее Виола обладает незаурядным чувством юмора и не может не чувствовать нелепости получившейся ситуации. И вот именно это: как Виола в потоке любви находит место оценке своего положения - поразительная удача актрисы.

Девичье сердце под мужской курткой

В пьесах Шекспира влюбленность обычно не мотивирована, его героини влюбляются мгновенно (это ренессансное мировоззрение). Неелова от этого не может никуда уйти, мы во второй сцене уже застаем Виолу влюбленной в герцога. Но любовь ее совсем не платоническая, в отличие от чувств герцога Орсино к Оливии. Олев и Неелова тонко и блестяще передают этот контраст.
Герцог широким жестом обнимает Виолу, принимаемую им за мальчика Цезарио, за плечи и повествует о своей высокой любви. Но в этот момент надо смотреть на Неелову: с какой стыдливостью она сначала отстраняется от Орсино, потом с трогательным выражением лица скользит обратно, уютно устраивается под герцогской рукой и нежно прижимается, держит его руку, как драгоценность.
Потом у Виолы вспыхивает страх: а вдруг герцог догадается? Снова она чуть высвобождается и затрудненно, порывисто дышит, видимо, всё еще ощущая руку Орсино на плече.
Мы видим, как бьется ее сердце, мы слышим это девичье сердце сквозь мальчишескую куртку.
И Виола не может больше выдержать близости любимого человека, и, чуть не забывшись, прижимается к его руке.

Из жизни фруктов

В статье о спектакле я назвал его сексуально-лирической комедией и рассуждал о разумной доле сексуальности в нем. Неелова хорошо чувствует грань меж чувством и влечением, она и держится постоянно на этой грани.
Актриса ни в коем случае не отсекает своего чувственного влечения к герцогу. К чести Олева надо сказать, что он сумел придать своему герою неподдельную мужскую привлекательность. И нити чувства, связывающие Виолу с ним, естественны и понятны.
Они вообще отличная пара с внешней стороны - могучий, стройный, крупный Орсино и миниатюрная, чуть полноватая (и оттого еще более приятная и привлекательная) Виола.
Она похожа на абрикос, еще розовый, покрытый нежнейшим пушком. Абрикос, рождающий ощущение особой теплоты. И этот абрикосик очень хорош рядом с золотистой, крепкой, но тоже наполненной сладким соком дыней.

Вот как захочешь теплоты!

Ощущение почти осязаемой теплоты, о которой я говорил - и есть в большой мере причина прелести Виолы, созданного Нееловой.
Эта теплота, теплота живого дыхания, теплота ее живого маленького тельца - теплота эта появилась благодаря внесению в разумной доле мотивов внешнего и, можно сказать, полового влечения к Орсино.
Но у Виолы это конечно не определяет всю направленность ее отношений (как у Оливии - А. Вертинской).
Любовь Виолы - Нееловой серьезна и по-своему нелегка. Она постоянно старается разобраться в чувстве. Она даже страдает немного от этого. Но, хорошо зная условия игры в комедии, актриса не драматизирует героиню. Она делает ее чувство немного легким и пронизанным светом.


Не азарт, а любовь

Но тем не менее в этой роли Неелова не злоупотребляет острой формой. У нее много задорных, смешных сцен. И когда она беседует с шутом, и блистательные ее дуэты с Вертинской, когда две актрисы с графичной изобретательностью распутывают сложные сочетания чувств. Очень остро, пластично проводит Неелова сцены шуточного боя с Эгьючиком, где проявляется ее гимнастическое владение телом.
Но в целом ее Виола - не веселая авантюристка, разработавшая детальный план и выполняющая его. У нее нет звенящего задора, азарта, который часто бывает у исполнительниц этой роли и который можно было ожидать от Нееловой, вспоминая ее обычную манеру игры.
Нет, эта Виола - девушка мягкая, не совсем уверенная в себе. Даже неважно, почему она оделась мальчиком. В комедиях Шекспира часто отсутствуют рациональные, логически связи. Но всё, что Виола делает, она делает из любви, попадая в нелепейшие ситуации и порой даже не зная, как выпутаться из них.
Ее действиями руководит не азарт, а любовь. И когда она в финале стоит, обняв Орсино и не может наобниматься с ним, ясно, что это для нее - высшее вознаграждение.
Любовь - ценнейшее благо в жизни и всю нашу судьбу, радости и печали определяют отношения между мужчиной и женщиной.
Вот мысль спектакля, гуманистическая и великая, вот подтекст того, что я не совсем благозвучно и фешенебельно назвал сексуальностью.

Марина Неелова и Анастасия Вертинская в "12 ночи"




Мои дневники
Tags: о любви, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments