Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Дневник 1978-79. Глава 1. Когда Никита еще был режиссером

Предыдущая глава
Продолжу публикацию своих дневников советской эпохи. Хронологический порядок нарушен, но я считаю, что эмоционально правильно было начать с тонкой тетрадки, которая относится к зиме 1982 года. А от нее уже можно перейти к более ранним записям. Были и еще более ранние, но не сохранились.

Вот начало дневника за 1978-79 годы. Это еще совсем по-детски написано, все-таки мне было всего 18 лет. Имейте совесть, не придирайтесь! И уж совсем нелепо полемизировать со мной 40-летней давности. Я сам прекрасно понимаю, что писал много глупостей. Но что было, то было.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.

14 июня 1978

Техника атмосферы

Решил снова писать дневник. В жизни у меня мало интересного, разве только - сдаю вторую сессию, всё шло хорошо, но по Истории КПСС (Закону Божиему) получил опять 4. Ну ничего, жить можно.

Вчера смотрел "Рабу любви", фильм Никиты Михалкова. Чувствуется мастерское владение камерой и экраном, техницизм неповторимый (бессмысленное словосочетание, но слов не выкинешь). Но я этого бы не принял, если бы техническая сложность, изощренность не была направлена на раскрытие человеческой души.
Михалков в человеческих отношениях больше мастер, чем в остросюжетных, авантюрных поворотах, и он как-то умеет создать техникой атмосферу, проникающую в сердце и раскрывающую душу героя. Это не умеет больше ни один советский кинорежиссер, даже Тарковский (я не видел его "Зеркала", но думаю, там сила в ином). Именно эта человеческая правда, наиболее близкая к театральной, привлекает меня в Никите Михалкове.

На подступах к "Пианино"

Но особенно-то это проявилось в его последней картине "Механическое пианино", лучшем фильме года (из которых я видел). А в "Рабе любви" есть подступы, и фильм не весь столь совершенен, ибо вообще не целен. В этом фильме еще очень чувствуется автор "Своего среди чужих" - то есть, авантюры, приключенческая жилка, белогвардейско-революционерская линия и т.д.
Это все не срослось с лучшими кадрами фильма - сценами из жизни маленькой, еще дореволюционной киносъемочной группы (немого еще кино!) - где именно и создана эта михалковская неповторимая атмосфера. При всем желании показать нелепость и бесполезность этих кинематографистов, уезжающих в Париж, к ним чувствуешь больше симпатии, чем к бледным и невыразительным фигурам красных подпольщиков.
А идея о том, что художник не должен отъединяться от жизни, может восприняться и как идея, что эта самая жизнь губит душу художника, прикоснувшегося к ней. Ничего не поделаешь, можно решать и так, и так.
Очень странны последние кадры фильма, они и авантюрно-приключенческие, и их можно понять как поиск, нежелание поставить решительную точку, то есть, говоря простым языком, многоточие...

Не актриса в полном смысле слова

Если говорить об актерах, то Никита Михалков, видимо, внимательно и заботливо выращивает определенный ансамбль. В "Рабе" он еще не проявил себя с полной силой (хотя в сценах на киностудии есть меж актерами эти невидимые и волшебные связи, создающие ансамбль), но уже в "Пианино" мы увидели всё преимущество такого коллективного метода, а не звездного.
Другое дело с главной актрисой, любимицей Михалкова, им найденной - Еленой Соловей. Она не актриса в полном смысле слова, точнее - не типичная современная актриса. Соловей скорее относится к тем временам, что изображены в фильме и была бы действительно сильна в немом кино. Эти качества подходят к "Рабе любви" и просто необходимы там.
Кроме того, она женщина очень неординарная, и ее женская личность (если можно так сказать), ее женственность в этом фильме на месте. Она актриса необычная. непривычная, очень очаровательная (неуклюже, но так уж я коряво выражал свои мысли в 18 лет!) и изнеженно-манерная, и всё вместе приводит к тому, что она действительно звезда в этом фильме.


Неземная и земные

Но в "Пианино" ее качеств оказалось недостаточно, и она уступает другим актерам, этакое неземное видение на фоне глубоких чеховских характеров, вполне земных - Калягина, Пастухова, Шурановой и почти всех остальных.

Калягин в "Рабе любви" отлично соединил здоровый, не злой юмор с серьезным драматизмом. Он самый хороший человек в фильме, его и жаль, его можно и понять. Басилашвили очень необычен - это комок нервов с вечно испуганными, лихорадочными глазами. Превосходен Пастухов в эпизоде (поистине один из своеобразнейших и добрейших актеров) и другие, которых я не знаю.
Кто мне не понравился, так это Нахапетов, как и его герой, чрезвычайно банальный и позорный для Михалкова, совершенно пустой герой. Полковник Федотов - опереточная фигура, которой пытаются придать черты страшного белого злодея - актер добросовестно всё пытается сделать, но толку не вышло.
Еще раз говорю, что атмосфера киностудии, взаимоотношения в ней - найдены режиссером великолепно.
Всё дело портит пошлая песня.
Кстати, в фильме играет и сам Михалков, но это каприз режиссера, ибо он совсем невыразителен и ничего не дает.
Фильм интересно, стоило посмотреть. Посмотрим, что создаст Михалков дальше.

Добрый Калягин

Размышлял о Калягине. Как он сейчас стал играть! Что-то в нем появилось в последнее время, что выдвигает его в первые ряды актеров.
Я уже писал о нем (где? видимо, те записи пропали), и нашел его главную тему - доброту. Но к настоящему времени Калягин совершил качественный скачок от ангельско-бестелесной доброты его игра стала приобретать уже характер доброй горечи, стал важен мотив разочарования. У актера заработала мысль, он объял Чехова в "Пианино". Его доброта осталась основой, но кроме того у него появилась горечь, ирония и насмешка. И главную тему, мотив его можно сформулировать именно как тихую добрую горечь по отношению к герою.

Раба любви. Кадры


15 июня

Глагол времен, металла звон!

Занимаюсь по русской литературе. Думал о писателях, которых мы проходили. Я в сущности впервые прочел многих в этом году.
Например, Державин. Что за гений - глубина, размах мысли нам близки, хотя и прикрыты, зашифрованы архаичной формой. Но, кстати, и в области рифм, размеров, техники стиха Державин был мастер. Очень изобретателен, легок, не заключен в какие-нибудь рамки.
Я его читал искренно, с удовольствием, не напрягаясь. А недавно в телепередаче "Памятник" М. Козаков, умнейший и проникновеннейший актер нашего времени, прочел его стихотворение "На смерть Мещерского" так, что я особой ясностью понял современность, точнее всевременность Державина.

Не понял Батюшкова

Во-вторых, Жуковский. Я понял, что он был за талантливый, оригинальный поэт, и тем более замечательно, что он ставил Пушкина выше всех и защищал его.
Но Жуковского с Пушкиным сравнивать не стоит, он самобытен, и в лирике, где есть что-то предчувствующее Фета, Тютчева и Блока, но особо - в балладе, высочайше поднятой Жуковским.
Читал Батюшкова, но особой его величины не понял, поэт заурядный, хотя какие-то стишки терпимы.
Ознакомился с Вяземским, особо потрясли последние стихи, написанные в возрасте 80 с лишним лет - какая ясность мысли, простота и грусть!
Очень мне понравился Языков - изобретатель и беспокойный первооткрыватель. Совершенно оригинален Денис Давыдов - злой, сатиричный. легкий и ни на кого не похожий.
Вот этих поэтов я узнал впервые в этом году.

Мои дневники
Tags: Микита, литературное, фильмы-1
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments