Николай Троицкий (nicolaitroitsky) wrote,
Николай Троицкий
nicolaitroitsky

Categories:

Дневник. Глава 8. Андроповские штучки. Эссе про Мюссе

Седьмая глава

Чудом сохранившийся листок, вложенный в тетрадку. О нем речь пойдет ниже.

Вот и закончилась эта тонкая тетрадка. Дальше было несколько толстых, в них почти ничего не говорится "о времени и о себе", а рассказывается о прочитанных книгах, увиденных спектаклях - больше всего, и о фильмах.
Сперва я думал, что нет смысла выкладывать эти тексты сплошняком - скука смертная. Вычленял, выбирал что-то по сугубо субъективному принципу - что считал хотя бы более-менее интересным. Однако теперь я решил выложить всё целиком. Пусть будет.
В 1986-88 годах, в дневниках периода перестройки, снова встречаются отклики на злобу дня. Смешно их сегодня читать, но из судьбы и биографии страниц не выкинешь. Эти фрагменты тоже воспоследуют. А пока вернемся в 1982 год.
Краткие пояснения даю курсивом. И для удобства решил снабдить свои старые записи заголовками и подзаголовками.

Проза пополам с драмой

27 декабря 1982 года

Читал: Габриэла Воман - современная из ФРГ. Так себе. Сильна иронией - в рассказах, а роман - скучно и нудно, не дочитал, все это второстепенно в литературе.
Эрскин Колдуэлл - средний американский писатель, послабже Стейнбека. Но психологически неплох, единственно - слишком занят негритянскими вопросами, а я про негров могу читать только Фолкнера. "Мальчик из Джорджии" - очень мило, грустный юмор, под конец страшно и жутко. А рассказы толком не прочел, может быть, и вернусь к ним.

Ноэл Кауард - 4 пьесы 20-х годов - Gay Twenties, вихрь развлечений, фокстрот, легкие, светские штучки. Мастерски сделаны - отличные роли, есть юмор, есть хорошая закваска мелодрамы, чуть аморально - против ханжества и снобизма, это-то точно. Но - чтиво! Неглубоко, и всё - слегка, мораль и аморальность.
Наиболее безнравственно - "Падшие ангелы". 2 бабы ждут француза, бывшего любовника, у обеих мужья. В ожидании ссорятся, напиваются даже и когда он появляется - обе устремляются на него. Но доля истины в этой ситуации (и какая!) есть.
Лучшая пьеса, хотя чистая мелодрама - Easy Virtue (не знаю, как перевести). Великолепная роль Лариты, дамы demi-monde, попавшей в добропорядочное английское семейство, которое само более безнравственно, чем она.
И еще одна тема очень привлекает Кауарда - стареющая женщина и юный ее любовник, который изменяет ей с более молодой. Но все это хорошо сделано, однако не высшего сорта.

Т. Реттиген - "Росс", об английском разведчике Лоуренсе, так называемом Аравийском. Лоуренс долго служил в арабских странах, поднимал арабов на борьбу против турков, но был каким-то образом унижен турками на допросе (изнасиловали его, как я мог не понять?!), разочаровался в своих целях. Он чтил волю, ложного Бога - и после всего, имея славу, скрывается под чужой фамилией в обличье простого летчика. Интеллектуально сложная личность, нервная, тонкая - его муки, его трагедия близка трагедии Роберта Джордана из "Колокола" Хемингуэя (я его, кстати, тоже уже прочел).
Разочарование и осознание того, что участвуешь в убийстве и обмане арабов + духовная драма + некая патологическая драма. Очень трудная, но интересная роль. Пьеса по проблемам типична для ХХ века - Лоуренс так и не укрылся в коконе, его обнаружили, но он хочет и дальше скрываться в безвестности.

Питер Шеффер - "Королевская охота за солнцем". Мощная ритуалистическая драма, сильные характеры - Писарро, Атауальпа - куски гранита, нужны огромные темпераменты. Писарро, конечно, идеализирован, не верит ни во что, боится, однако, смерти. С Атауальпой - любовь-вражда, некая тайная тяга...
Очень красивый язык - богатый образами, весьма сильное полотно...

Не ссать в подъездах!

Протоколирую. Андропов повел на дико жесткий курс - проверки документов, идиотская борьба за то, чтобы все сидели на работе с 9 до 18 - пускай даже без дела, дошедшая до абсурда. Наверное, через какое-то время начнется новая кампания за что-нибудь еще (не ссать в подъездах, например) - и весь режим работы войдет в прежнюю колею.
Конечно, скверно, что мы, советские люди, в принципе подвластны своей сфере обслуживания, и она делает с нами, что хочет. Но надо перевернуть всю социальную систему - чего никто не сделает. И все паллиативные средства типа борьбы за рабочий день - смех и грех.
А уж патрули и проверки - и вовсе навевают мысль об осадном положении, а то и военном. Андроповские штучки, как я это называю, напоминают сталинские.

Маска прирастает

День был без числа.
Как у Гоголя в "Записках сумасшедшего". Да и год не указан. Такой уж листок чудом дожил до настоящего времени, и вложен в ту самую тетрадку. Фото этого листка, в котором анализируется драма Альфреда де Мюссе "Лорензаччо", выложено наверху.
Публикуется впервые


Лорензаччо

Герцог - сытый, приятный, обаятельный детина. Олицетворение власти, власть для развлечений, но о податях не забывает.
Лоренцо. - философ, очень сложный рисунок. Представляю так: вдумчивые, грустные глаза - и вихляющие манеры развратника. Мал. рост, телесная неказистость - не обязательно или не утрировать.
Его идея, мысль - что бороться за счастье людей не нужно, люди равнодушны и трусливы, неблагодарны. Трезвое знание человеческой природы из собственного опыта - ярко подчеркивается в сцене перед убийством.
Он не презирает людей, ему грустно и гадко. Он поставил целью - самому совершить благородный поступок, но шел к нему так, что перечеркнул всё благородство.
Мысль: всякие высокие цели требуют известной подлости, но эта подлость уничтожает весь смысл существования, "маска прирастает" (Марсо) - во-первых. И Лоренцо как незаурядный и глубокий человек понимает, что после столького зла он мало пользы принесет людям единственным убийством злодея. Потому-то он считает, что каждый должен ставить благородную цель для себя.
Лоренцо велик, ибо не остался в стороне, а стал бороться. Лоренцо ничтожен, ибо уничтожил свою личность, а убийство герцога оказалось бесплодным даже в политическом смысле.

Значит, не надо было ставить благородных целей, быть в стороне, сложа руки. К такому выводу пришел Лоренцо, но не последовал ему. Ибо он не мог быть в стороне. Для него оба пути губительны, т.к. он индивидуалист? Крах индивидуализма?
Но по Мюссе борец не может не быть индивидуалистом, т.к. люди в большинстве не хотят ему помогать. По Мюссе, безрезультатно всякое сопротивление злу.
Объективно же, кроме банальной истины о людях, что есть: бороться необходимо, Лоренцо заслуживает уважения. Но бороться не так, не превращаясь в подлеца, мерзавца и соприкасаться с общей мерзостью, и потому убеждаться в человеческой безнравственности.

Лоренцо действовал вопреки естественным человеческим потребностям, свойствам. Он сеял зло и главное зло: он погубил свою великую душу. К концу жизни он старался искупить, но всей жизни не искупишь. Его конец логичен, даже не могила. Люди не могли его уже любить.
И есть в его жизненном пути оттенок эдиповского "патэи матос", страдая, учишься. Он захотел испытать - не выдержал. Но и не убоялся самого страшного испытания - отказа от личности.

Филиппо Строцци - мудрый старец. Иллюстрация к словам Лоренцо - под влиянием смерти дочери отказавшийся от борьбы. Недоочерченный образ. Он верит в благородные намерения, но личное горе, смерть дочери (как у Лира) обнажает перед ним тщету его его желаний. Он понимает, что его "душа жива, но рука мертва", уходит от честолюбивой борьбы, но верить в людей не перестает.
В вопросе о вере в человека - философский узел, философский диалог меж Лоренцо и Филиппо.
Правы оба - но потенциально более ценный человек Филиппо. Он принесет больше добра, больше пользы. Лир, не сошедший с ума от познания, а начавший жить так, как познание ему подсказало.
Из безрезультатной жизни Лоренцо он не сделал вывод о всеобщности этого закона, он единственный понял Лоренцо и осудил его.
А прав ли Лоренцо?
Оставаться чистеньким? Совершает убийство, не веря, что оно принесет плоды, ради личной честности, но он уже не честен, подл...
На этом рукопись обрывается

Такой страстный, даже занудный анализ-разбор великой драмы Альфреда де Мюссе. Вот ведь чем я когда-то занимался! И куда всё девалось?

Тот же листок с другой стороны. Реверс, другая сторона Луны или медали

Лорензаччо - Константин Райкин. Потрясающий был спектакль Валерия Фокина в "Современнике". Но его я видел уже позже, чем прочитал пьесу и попробовал в ней разобраться


Мои дневники
Tags: back to ussr, литературное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments